Заметки по фортификации Вестероса

Наконец, руки дошли до обещанного обзора по фортификации. Вначале выложу некоторые вырезки из текста. Само собой разумеется, что здесь далеко не всё, приведены лишь более-менее скомпонованные отрывки.

Винтерфелл

Игра Престолов, гл. Бран

Волчий вой сопровождал его, пока он лез выше, — до тех пор, пока Бран наконец не перескочил на крышу арсенала и волк не смог более видеть его. Покои в старой части замка успели накрениться в разные стороны, так что нельзя было даже сказать, на каком этаже ты находишься. Замок вырос за века, подобно какому-то чудовищному дереву, и ветви его сделались корявыми и толстыми, а корни углубились в землю, как верно заметил однажды мейстер Лювин. Поднявшись к небу, Бран мог охватить глазом сразу весь Винтерфелл. Ему нравился замок, распростертый под ним. Пока птицы кружили над его головой, а внизу жила своей жизнью крепость, Бран мог целые часы проводить между источенных дождями горгулий, в задумчивости приглядывавших за Первой Твердыней правильно ли люди обрабатывают дерево и сталь во дворах, следят ли садовники за овощами в стеклянном саду, снуют ли без отдыха псы взад и вперед, молчалива ли по-прежнему богороща и не изменились ли сплетни девиц, обменивающихся ими во время стирки возле колодца? Отсюда он казался себе лордом всего замка. Роббу никогда не понять этого. Здесь Бран узнал и некоторые секреты Винтерфелла. Оказа¬лось, что строители даже не выровняли землю. За стенами Винтерфелла были свои холмы и равнины. И мостик шел с четвертого этажа колокольной башни на второй этаж грачевни. Бран знал об этом. Еще он знал, что сумеет попасть на внутреннюю стену через Южные ворота, подняться на три этажа и обежать весь Винтерфелл по узкому каменному туннелю, а потом выйти на уровне земли через Северные ворота под сотнею футов стены, высящейся над головой. Любимым местом своим он считал разбитую башню. Некогда она была сторожевой, самой высокой в Винтерфелле. Давным-давно, за сотню лет до рождения отца, удар молнии воспламенил ее. Вершина третьего этажа рухнула вниз, башню забросили и никогда не перестраивали. Иногда отец посылал крысоловов к основанию башни, чтобы убрать гнезда, которые всегда обнару¬живались среди обуглившихся и сгнивших брусьев и битых камней. Но кроме Брана и ворон, никто не поднимался к зубчатой вершине сооружения. Он знал два способа забраться туда. Можно было лезть по стене башни, но камни в ней вихлялись, потому что связка, некогда удерживавшая их, давно рассыпалась песком. Бран не любил наступать на них. Более удобный путь вел от богорощи: надо было подняться по высокому страж-дереву и перебраться через арсенал и зал караульной башни, перепрыгивая с крыши на крышу босыми ногами, так, чтобы стражники не услышали. Тогда он оказывался со слепой стороны Первой Твер¬дыни, стариннейшей части замка, круглой крепости, более высокой, чем она казалась.

Буря Мечей, гл. Санса

Снег падал, а замок рос. В нем было уже две стены высотой по щиколотку — внутренняя выше наружной. Были башни и башенки, дома и лестницы, круглая кухня и квадратная оружейная, конюшни вдоль западной стены… Кое-что ей было трудно вспомнить, но остальное вспоминалось легко, как будто она только вчера это видела: Библиотечная башня с крутой наружной лестницей, караульная, два огромных бастиона с аркой между ними, с зубцами поверху… Плохо, что мосты у нее все время рушились. Один крытый мостик соединял оружейную с главным чертогом, а другой вел с четвертого этажа колокольной башни на второй этаж вороньей вышки, но они не желали держаться, как она ни старалась… Первая Твердыня представляла собой простую круглую башню… С Горелой башней оказалось еще проще. Они вместе возвели высокую башню, стоя рядом на коленях, а потом Санса проломила ее верхушку.

Орлиное Гнездо

Игра Престолов, гл. Кейтилин

— Нам туда — к Слезам Алисы. Отсюда видно только белое пятнышко, но если приглядеться, можно заметить стены, когда их освещает солнце.
Семь башен, говорил Нед, семь белых кинжалов, вонзающиеся в чрево небес, они такие высокие, что с парапетов можно увидеть облака, проплывающие под ногами.
— А долго ли туда ехать?
— Возле горы мы окажемся к вечеру, — объяснил дядя Бринен, — на подъем уйдет еще один день…
Солнце повернуло к западу, когда склон под копытами их коней начал переходить в равнину. Дорога сделалась шире и выпрямилась, Кейтилин впервые заметила по бокам ее дикие цветы и травы. Как только они спустились в Долину, кони пошли быстрее, и теперь они ехали через пышные зеленые рощи, сонные деревеньки, мимо садов и полей золотой пшеницы, вброд перешли дюжину озаренных солнцем ручьев. Тем не менее, когда они добрались до укрепленного замка у подножия Копья Гиганта, наступила полная тьма. На стенах горели факелы, рогатый полумесяц выплясывал в темных водах, наполнявших ров. Подъемный мост уже подняли и опустили решетку, но Кейтилин видела огоньки в окнах квадратной башни.
— Ворота Луны, — проговорил дядя, когда отряд остановился. Латник со штандартом отправился ко рву, чтобы позвать караульных. — Владения лорда Нестора. Он должен ожидать нас. Погляди!
Кейтилин подняла взор к небу — вверх, вверх и вверх. Сначала перед ее глазами проплывали лишь деревья и скалы, колоссальная туша огромной горы, прячущейся в черной, как беззвездное небо, ночи. А потом она заметила и те далекие огоньки наверху — башню, вырастающую из крутого склона; окна ее оранжевыми глазами глядели сверху. Над ней виднелась вторая, более высокая и далекая, еще выше маячила третья — мерцающей искоркой в небе, а вверху, где кружили орлы, лунный свет озарял белые стены. У нее невольно закружилась голова, так высоко были эти бледные башни.
— Сейчас слишком темно, чтобы заметить их, но ступени никуда не денутся… Лестница чересчур крута и узка для лошадей, но мулы осилят подъем. Тропу охраняют три замка — Каменный, Снежный и Небесный. Мулы доставят нас до Небесного.
Тирион Ланнистер с сомнением посмотрел вверх:
— Ну а дальше? Бринден улыбнулся:
– А дальше дорога становится слишком крутой даже для мулов. Оставшийся путь мы проделаем пешком, но желающий может подняться туда в корзине. Орлиное Гнездо находится на горе под открытым небом, но в погребах его устроены шесть воротов с длинными железными цепями, которые поднимают припасы наверх. Если милорд Ланнистер не возражает, я могу распорядиться, чтобы его подняли вместе с хлебом, пивом и яблоками. Карлик коротко хохотнул.
Мия скривилась:
— Каменный замок, — радостно объявила Мия, спускаясь с коня.
Поверху каменные стены были усажены железными остриями, над ними возвышались две округлые приземистые башни…
Снежный замок оказался меньше Каменного: одна укрепленная башня, деревянный дом и конюшня, укрывшаяся под низкой стеной из грубого камня. Но замок прижался к поверхности Копья Гиганта так, чтобы господствовать над всем подъемом. Врагу, вознамерившемуся захватить Орлиное Гнездо, пришлось бы преодолевать этот подъем под градом камней и стрел, сыплющихся на него из Снежного замка…
Путевой замок, именуемый Небесным, представлял собой всего лишь высокую, полумесяцем сложенную из диких камней без раствора стену, прилипшую к боку горы, но, наверное, только лишенные крыши башни Валирии могли бы показаться Кейтилин Старк более прекрасными. Отсюда наконец начиналась снеговая корона. Поседевшие от непогоды камни Небесного замка были покрыты изморозью, длинные ледяные копья свисали со склонов… Внутри стены оказалось лишь несколько рамп и беспорядочное нагромождение валунов и камней. Вне сомнения, брошенный отсюда камень породил бы настоящую лавину. В скале перед ними разверзлось отверстие.
— Тут находятся конюшня и казарма, — сказала Мия. — Остаток пути придется проделать внутри горы. Быть может, вам будет слишком темно, но там по крайней мере не дует. Мулы дальше не пойдут. Там устроено нечто вроде трубы со ступеньками, не лестница, но идти можно. Еще один час, и мы окажемся на месте.
Кейтилин поглядела вверх. Прямо над ее головой в лучах рассвета уже белели основания стен Орлиного Гнезда. Замок располагался не более чем в шести сотнях футов над ней. Снизу белые стены казались маленькими.

Близнецы

Игра Престолов, гл. Кейтилин

Течение Зеленого Зубца было здесь и быстрым и глубоким, но Фреи много веков назад перекинули мост через реку, разбогатев на монете, которую им платили за переправу. Массивный пролёт из гладкого серого камня был достаточно широк, чтобы по нему могли проехать в ряд два фургона. В середине моста поднималась Водяная башня, преграждая реку и дорогу своими бойницами и решетками. Мост строили три поколения Фреев. И закончив, воздвигли прочные деревянные укрепления на каждом берегу так, чтобы никто не мог пересечь реку без их разрешения.
Дерево давно уступило место камню. Близнецы — два приземистых, уродливых, но крепких замка, схожих буквально во всем не один век охраняли въезд на изгибающийся между ними мост. Высокие стены, глубокие рвы, решетки; прочные створки из железа и дуба защищали ворота под висячими башнями. Водяная башня перекрывала саму переправу.

Пайк

Битва Королец, гл. Теон

В Пайке не было якорной стоянки…
На берегу не было ничего, кроме голых утесов, и замок казался одним из них — его стены, башни и мосты, сложен¬ные из такого же черно-серого камня, омывались теми же солеными водами, поросли той же темно-зеленой плесенью, и те же морские птицы гадили на них. Полоса суши, на которой Грейджой воздвигли свою крепость, некогда вонзалась в оке¬ан, как меч, но волны, бившие в нее денно и нощно, раздробили ее еще пару тысяч лет назад. Остались три голых островка да дюжина скал, торчащих из воды, как колонны храма какого-то морского бога, а гневные валы по-прежнему пенились вокруг них. Темный, мрачный и грозный, Пайк словно врос в эти острова и утесы. Стена, отгораживающая его от материка, смыкалась вокруг большого каменного моста, перекинутого к самому большому острову. Там стоял массивный Большой замок, а дальше — Кухонный и Кровавый замки, каждый на своем островке. Башни и службы, расположенные на скалах, соединялись с ближними утесами крытыми переходами, а с дальними — подвесными мостами.
Морская башня торчала на самом конце сломанного меча, круглая и высокая, самая старая в замке. Волны изглодали скалу, служившую ей основанием. Низ башни побелел от вековой соли, верх оброс толстым одеялом зеленого лишайника, зубчатый венец почернел от копоти сторожевых костров.

Замок лорда Ботли

Битва Королец, гл. Теон

«Мариам» огибала лесистый мыс. Под его поросшими со¬сной скалами выбирали сети около дюжины рыбачьих лодок. Поодаль от них меняла галс большая барка. Теон прошел на нос, чтобы лучше видеть. Первым делом он заметил замок — твердыню рода Ботли. В детские годы Теона замок был слеплен из дерева и глины, но Роберт Баратеон сровнял его с землей, а лорд Савейн после отстроил из камня, и приземистое строение венчало вершину холма, на невысоких угловых башнях висели бледно-зеленые флаги с косяками серебристых рыб.
Под сомнительной защитой рыбьего замка лежала деревня Лордпорт с кишащей кораблями гаванью. Когда Теон покидал Лордпорт, здесь было дымящееся пепелище, и сожженные ладьи усеивали каменный берег, как скелеты мертвых китов, а от домов не осталось камня на камне. Десять лет спустя следы войны почти исчезли. Жители построили себе новые хижины, взяв камни от старых, и накопали свежего дерна для крыш. Рядом с пристанью выросла новая гостиница, вдвое больше старой, с каменным нижним этажом и двумя деревянными верхними. Но септу наверху так и не отстроили, и от нее ос¬тался только семиугольный фундамент. Видимо, свирепость Роберта Баратеона отбила у островитян охоту поклоняться новым богам.

Харренхолл

Битва Королей, гл. Арья

Харренхолл обманывал глаз, ибо был огромен. Его колоссальные крепостные стены поднимались у озера, как уте¬сы, и скорпионы на них казались маленькими, как насекомые, от которых получили свое название.
Воротная башня Харренхолла, величиной с винтерфеллский Великий Чертог, зияла трещинами. Снаружи поверх стен виднелись только верхушки пяти громадных башен. Самая маленькая из них в полтора раза превышала самую высокую башню Винтерфелла, но не было в них подобающей башням стройности. Они скорее напоминали скрюченные, узловатые стариковские пальцы, ловящие пролетающие облака. Нэн рассказывала, как во время пожара камень плавился и стекал, словно свечной воск, из окон и по ступеням, раскаленный докрасна, отыскивая Харрена в его убежище. Арья охотно этому верила: каждая башня была уродливее и чуднее другой, бугорчатая, кособокая и щербатая.
Харренхолл был огромен, но сильно разрушен. Прежде замком владела леди Уэнт, как знаменосец дома Талли, но она пользовалась только нижними этажами двух из пяти башен, а все остальное пришло в запустение. После ее бегства небольшое количество слуг, оставленных ею, никак не могло соответствовать нуждам всех лордов, рыцарей и знатных пленников, которых привез с собой лорд Тайвин, поэтому Ланнистеры в своих набегах добывали не только провизию, но и рабочую силу. Поговаривали, что лорд Тайвин хочет восстановить Харренхолл во всем его былом великолепии и сделать его своим поместьем после окончания войны.
Арья была у Виза на посылках, таскала воду, ходила за едой, а иногда прислуживала за столом в казармах над оружейной, где ели латники. Но чаще всего она занималась уборкой. Нижний этаж башни Плача отдали под кладовые и житницы, на двух других размещалась часть гарнизона, но верхние оставались необитаемыми в течение восьмидесяти лет.

Буря Мечей, гл. Джейме

Из-за небывалой толщины стен ворота Харренхолла представ¬ляли собой настоящий каменный туннель.
Внешний двор был пуст, и только длинная конюшня с грифельной крышей проявляла какие-то признаки жизни…
Он дал шпоры коню и поскакал под арку каменного моста, вокруг башни Плача, через Двор Расплавленного Камня…
Король Харрен Черный даже медвежью травлю производил с размахом. Яма, десяти ярдов в поперечнике и пяти глубиной, была выложена камнем, посыпана песком и снабжена шестью ярусами мраморных сидений.

Торрхенов удел

Битва Королей, гл. Теон

Стены каменные, тридцати футов вышиной, с четырехугольными башнями по углам и с четырех¬угольным же замком внутри.

Старомест и Хайтауэр

Пир для Воронов, Пролог

Ночной туман таял, и призрачный Старомест постепенно обретал очертания вокруг Пейта. Школяр никогда не видал Коро¬левской Гавани, но знал, что она из глины слеплена, из досок сколочена, соломой крыта, и улицы в ней немощеные. Старомест выстроен из камня и вымощен булыжником весь, до последнего закоулка. А всего прекрасней он на рассвете. К западу от Медовички высятся, как дворцы, строения Гильдии. Выше по течению на обоих берегах, соединенных тесно застроенными каменными мостами, встают купола и башни Цитадели. Ниже, под черными мраморными стенами и закругленными окнами Звездной септы, лепятся дома священнослужителей, как дети, собравшиеся у ног благочестивой вдовы.
А там, где Медовичка впадает в Шепотный залив, светит маяк Хайтауэр, или Высокая Башня. Он стоит на утесах Боевого острова, и его тень перерезает город, как меч. Уроженцы Староместа умеют узнавать по этой тени, который теперь час. Говорят даже, будто с вершины башни видно до самой Стены. Наверно, поэтому лорд Лейтон больше десяти лет не сходит оттуда и правит городом с заоблачной высоты.

Солнечное копьё

Пир для Воронов, гл. Арео Хотах

Тени сделались длинными, а солнце покраснело и раздулось, как суставы принца, когда на востоке показались башни Солнечного Копья. Сперва стройное Копье высотой в полтораста футов, на чьей вершине сверкало золотом настоящее стальное копье, добавлявшее башне еще тридцать футов; затем мощная Солнечная башня с золоченым хрустальным куполом; наконец, бурый Песчаный Корабль — точно чудовищный галеон, выбро¬шенный на берег и обратившийся в камень.
Между Водными Садами и Солнечным Копьем всего-то три лиги, но они — словно два разных мира. Там на солнышке наги¬шом резвятся дети, в мощенных плиткой двориках звучит музыка, пахнет лимоном и красными апельсинами. Здесь пахнет пылью, потом, дымом, и даже ночью не смолкает гул голосов. Сады построены из розового мрамора, Солнечное Копье — из глины с соломой, и выкрашено оно в коричнево-желтые тона. Древняя твердыня дома Мартеллов стоит на восточной оконечности мыса из песка и камня, с трех сторон окруженного морем. На западе, в тени массивной стены, лепятся к замку мелкие лавчонки и хижины без окон, как ракушки к корпусу корабля. Еще западнее помешаются конюшни, постоялые дворы, винные погребки и перинные дома — многие из них обведены собственными оградами и под этими стенами тоже ютятся хибарки. И так далее, и так далее, как сказали бы бородатые жрецы. По сравнению с Тирошем, Миром или Великим Норвосом этот теневой городок очень мал, но у дорнийцев, плохо представляющих себе, что такое город, сходит за большой.
Леди Ним, прибыв в замок на несколько часов раньше, несомненно, предупредила стражу об их приезде, поскольку Тройные Ворота уже стояли открытыми. Только здесь трое ворот, расположенные одни за другими, ведут через три Кривые Стопы прямо к Старому дворцу, не заставляя приезжих плутать по узким закоулкам, глухим дворам. И шумным базарам.

Девичий пруд

Городские ворота починили и укрепили, по розовым каменным стенам вновь прохаживались стрелки с арбалетами. Над караульной реяло красно-золотое знамя короля Томмена, где черный олень сражался с золотым львом. Другие знамена представляли охотника Тарли, и лишь над замком на вершине холма виднелся красный лосось дома Моутонов.

Видно, что в Вестеросе распространены несколько архитектурных стилей.

Северные замки, кроме Винтерфелла и Рва Кайлин, по-видимому, подобны Торрхенову Уделу и напоминают ранние английские замки. Характерные черты: сложенные из дикого камня стены, четырёхугольные или многоугольные башни, вероятно, четырёхугольный план, и четырёхугольный/многоугольный же донжон, представляющий собой обыкновенную башню. Машикули, если есть, то, скорее всего, деревянные, равно как и дозорные галереи. Лестница донжона – деревянная, наружная. Соответственно, одной из эффективных мер осады является подкоп.

Такие замки, как Орлиное Гнездо, Винтерфелл, Ров Кайлин, и, в некотором роде, Харренхолл и Пайк отличаются упором на башни, что в сочетании со сравнительной лёгкостью конструкции напоминает готический стиль 13-15 веков, позволявший укреплениям противостоять тогда ещё слабо развитой артиллерии. Характерные черты: большое число круглых башен с упорными выступами, сравнительно тонкие кулеврины (поскольку, огнестрельной артиллерии в Вестеросе нет, нет и нужды в увеличении толщины стен, что наблюдается в средневековье), контрфорсы, каменные машикули, дозорные галереи, упорные выступы башен, изломы вертикального профиля в нижней части стен. Донжон представляет собой уже не просто отдельную башню в центре, а цельный архитектурный ансамбль, своего рода цитадель, расположенный в наиболее труднодоступной части замка. По-видимому, имеются выступы стен, прародители бастионов, для установки метательных машин. Не меньше трёх линий обороны: вал-ров, внешняя стена, внутренняя стена, отделённая от внешнего двора рвом, и собственно цитадель, также окружённая рвом. Используются, видимо, подъёмные мосты. Соответственно, должны быть и временные перекидные мостики, и калитки в воротах, которые находим в Близнецах.

Замечу, что такая техника строительства позволяла расширять оконные проёмы, увеличивать размеры комнат, и в целом делала дворцы более приспособленными для проживания. Судя по свидетельствам Тириона и Оберина, Красный Замок и Кастерли Рок этими особенностями не обладали.

Судить о принадлежности Солнечного Копья и Хайтауэра к этому направлению сложно. Можно с некоторой долей вероятности предположить, что эти два замка, в основном Солнечное Копьё, образуют единый ансамбль с городом, расположенным под их стенами, что характерно для этого направления, тем более, что их основание, по-видимому, относится к Веку Героев, как и других резиденций Великих Домов.

В отношении Орлиного Гнезда надо заметить, что упор на башни определяется совершенно особыми геодезическими условиями, и длина пролётов там должна быть минимальна. Кровавые ворота, по-видимому, представляют собой просто укреплённые П-образные ворота, возможно, прикрытые с тыла стеной.

Неприступность Орлиного Гнезда довольно эфемерна, захватить замок просто. Достаточно захватить Врата Луны, желательно, под зиму, и Гнездо падёт.

В отношении Рва Кайлин сразу оговорюсь, что я подразумевал тот вид замка, который он имел ранее, а не на момент описываемых в саге событий. По словам Бриндена в главе Кейтилин, раньше замок имел большое число башен, что, опять же, с учётом его положения наводит на мысль о небольшой длине стенных пролётов.

Пайк же, по сути, – это сочетание замков, и, похоже, упор в его архитектуре также делается на башни.

Вообще замечу, что в средневековье кулеврины имели длину порядка 40 метров, что обеспечивало эффективное перекрывание зон поражения и, следовательно, ведение фланкирующего огня. Учитывая тот факт, что у Мартина арбалеты слабее средневековых оригиналов, пролёты стен его замков могли быть короче. Кроме того, промежуток между внутренней и внешней стеной составлял обычно порядка 15 метров, чего у Мартина тоже не наблюдается.

Довольно странно, на мой взгляд, смотрится на фоне предыдущего Штормовой предел. Стена одна, и не имеет башен, возможно, за исключением воротной, что отчасти можно оправдать высотой стен. Донжон представляет собой круглую башню с, вероятно, увеличенным диаметром. Стена, скорее всего, имеет треугольные или полукруглые выступы для установки метательных машин. Вероятно наличие крытых галерей, машикулей, контрфорсов и изломов вертикального профиля стены у её основания. Интересно, что стены его настолько толсты, что пробить их, по словам сира Кортни, невозможно, а это черта уже значительно более поздних замков в реальной истории, появившаяся в связи с совершенствованием огнестрельной артиллерии.

Неоднозначна архитектура Харренхолла. У меня при прочтении создалось впечатление, что он, как и Штормовой предел, имеет внешнюю стену без башен, а пять великих башен выделены в отдельные элементы внутри стены. Однако воротная башня упоминается, а описание действий Джейме позволяет предположить, что замок имеет внутреннюю цитадель, обнесенную рвом, и пять башен являются её частями. Аналогично ШП должны иметься выступы стен.

Близнецы и Красный замок являются более поздними образцами фортификационного искусства. Здесь, на мой взгляд, проявился стиль классического средневекового замка, появившегося вначале в латинских королевствах крестоносцев и оттуда перенесённого в Европу во многом благодаря Ричарду Львиное Сердце. Хотя в реальной истории данный стиль предшествовал готическому. Предельно обобщая сюда можно отнести и ранее упоминавшиеся Харренхолл и Штормовой Предел. Карта Красного Замка, кстати, выложена на форуме в теме «Карта Вестероса и прочие карты». Судя по ней, хозяйственные строения также включены в процесс обороны, что как раз, наряду с упором на внешние стены, является характерной чертой «латинского» и готического стилей.

Дополнительные замечания

Драконий Камень

Битва Королей, Пролог

В старину наш остров был крайней западной оконечностью владений великой Валирии. Валирийцы возвели эту крепость и создали каменные изваяния с искусст вом, которое мы давно утратили… Валирийцы придали башням форму драконов, чтобы сделать крепость более устрашающей, и с той же целью увенчали их тысячью горгулий вместо простых зубцов.
«замки немилостивы к немощным», — сказал себе Крессен, спускаясь по винтовой лестнице башни Морского Дракона. Лорд Станнис находился в Палате Расписного Стола, в верхней части Каменного Барабана, центрального строения Драконьего Камня, — так его прозвали за гул, издаваемый его древними стенами во время шторма. Чтобы добраться до Барабана, нужно пройти по галерее, миновать несколько внутренних стен с их сторожевыми горгульями и черными железными воротами и подняться на столько ступенек, что. даже думать об этом не хочется. Ковыляя по галерее, они прошли мимо ряда высоких зак ругленных окон, выходящих на внешний двор, крепостную стену и рыбачью деревню за ней.

Усадьба Мормонтов

Битва Королей, гл. Дейнерис

Медвежий остров прекрасен, но очень далек. Пред¬ставьте себе старые скрюченные дубы и высокие сосны, цветущий терновник, серые камни, поросшие мхом, ледяные речки, сбегающие с крутых холмов. Усадьба Мормонтов построена из огромных бревен и окружена земляным валом. Мой народ, не считая немногих земледельцев, живет на берегу и промышляет морем.

Буря Мечей, гл. Кейтилин

– В старину нас часто навещали Железные Люди на своих ладьях и одичалые со Стылого Берега. Мужчины наши ухо дили в море рыбачить, а женщины должны были уметь защитить себя и детей, чтобы их не увезли в плен.
– На воротах у нас вырезана женщина в медвежьей шкуре, — добавила Дейси. — Одной рукой она держит дитя, которое сосет её грудь, а в другой у нее боевой топор.

Довольно странно. Здесь упоминается о нескольких (т.е. более двух) внутренних стенах, между тем как Аурин в Пире Ворон говорит о том, что под стену Драконьего Камня должен был быть подведён подкоп. При наличии нескольких стен это мероприятие не может привести к немедленному падению. Помимо этого, из описания штурма Аурином следует, что у Драконьего Камня только две стены и цитадель. Также странно и то, что вообще существует возможность подкопа. По идее крепость, построенная валирийцами с помощью магии, должна быть неуязвима к подобной осаде. И в принципе, крепость достаточно молодая по сравнению с остальными резиденциями Великих Домов, так что элементарные контрмины и изломы профиля должны быть.

Автор: Sareff

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: