Джордж Мартин: «Суровые испытания выпали всем»

К премьере «Игры престолов» у Мартина не было отбоя от желающих взять у него интервью. Большинство зациклены на сериале и малоинтересны в целом. Однако есть несколько — и это одно из них — которые раскрывают Мартина как писателя и просто человека. Остается добавить, что перевод интервью выполнен несколькими фанами, скоординировавшимися на форуме. Спасибо им большое!

Джордж Мартин — среди 100 людей 2011 года по версии журнала TIME, фото © David ShankboneСколько раз  вам предлагали экранизировать ваши книги? И в какой момент вы осознали, что это мо́жет быть сделано, и причем со всем уважением к вашим книгам?
Мартин: Что ж, большинство предложений поступило, когда вышла вторая книга цикла, «Битва королей». Это была первая книга, которая попала в список бестселлеров, что и вызвало интерес. Я не помню точно, сколько было предложений. Некоторые из звонивших просто хотели прочитать книгу, не более. Остальные хотели встретиться, и я провел пару встреч в Лос-Анджелесе. Было так же несколько телефонных обсуждений. Разумеется, мои агенты приняли гораздо больше звонков, чем я. Но поначалу среди них были лишь те, кто хотел снять художественный фильм. Они видели успех «Властелина Колец» Питера Джексона и думали: «Если такое случилось с одним фэнтези, то отчего же не быть и с другим». Я знаю множество других людей, писавших эпическое фэнтези в это же время, и они продали права на экранизацию своих книг. Очень немногие из них были сняты. Но я знал с самого начала, что из моих книг не получится полнометражного фильма. Слишком масштабно. Мои книги длиннее, чем у Толкина. В них гораздо больше персонажей. У меня было несколько безрезультатных встреч, впрочем, я и не хотел, чтобы они к чему-нибудь привели. Я услышал лишь разговоры о том, чтобы сделать полнометражный фильм с серьезным урезанием сюжета и вычеркиванием трех четвертей всех персонажей так, чтобы сконцентрировать внимание на той или иной сюжетной линии.

Затем произошла встреча с [продюсерами] Дэвидом и Дэном, и я понял, что, как и я, они считают, что проект возможно сделать только на телевидении, в идеале — такой компанией, как HBO, которая позволит нам создать по-настоящему взрослый сериал с сезоном на каждую книгу. Это был по-настоящему большой прорыв.

Тяжело ли было передавать вашу историю в руки телевизионщиков?
Мартин: Да, в некоторой степени. Это как отправлять детей в школу в первый раз. Это ваши дети и они были с вами с рождения, под полным вашим надзором 24 часа в сутки, и вот теперь они уезжают на бо́льшую часть дня в школу и кто знает, с кем они там встретятся и как это на них повлияет. Это вроде синдрома пустого гнезда, с которым тебе приходится справляться. Единственное, что ты можешь сделать — удостовериться, что отдаешь их в руки хороших людей. У меня хорошие отношения с Дэвидом и Дэном. Все на самом деле началось с нашей встречи. Мне понравилось все, что они говорили, и я думаю, им нравилось, что говорил я. Так что я отдал их в руки лучших людей, что смог найти. То же самое с актерами и режиссерами. Я могу сказать, что они хорошо заботятся о моих детях. Что ж, постучим по дереву, чтобы так и продолжалось. [Эту идею Мартин уже как-то озвучивал — прим. 7kingdoms.ru].

Много ли Дэвид и Дэн расспрашивали вас на ранних стадиях о том, что в будущем для сюжета не будет важным?
Мартин: Их интересовали несколько ключевых моментов, и я поделился кое-какой информацией. В этом плане Дэвид и Дэн, возможно, знают больше о моих будущих планах, развязках и сюжетных ходах, чем кто-либо другой, потому что им нужно знать, к чему готовиться. Сначала мы общались по телефону и посредством электронных писем. Первая встреча была грандиозной. Мы встретились за обедом в Palm Restaurant в Лос-Анджелесе и просидели там до ужина. Наш обед затянулся на четыре или пять часов.

Спрашивали ли они об изменениях тех вещей, которые могли не упоминаться в книгах? Озвучивали ли они свои идеи о том, как это воплотить, чтобы удостовериться, что они вписываются во вселенную? Или же Вы просто дали им пространство для маневра?
Мартин: Я знал, что они хотели рассказать историю, но не мог диктовать. Я не хотел, чтобы у них создалось чувство, будто я стою над душой и говорю: «Нет, нет, нет, эта реплика не сработает». Нет, нужно давать свободу для творчества. У них была книга, и я знал, что они собираются близко следовать тексту. Учитывая исходные данные, было известно, что должно быть в пилоте, и где он должен закончиться. У нас было единое мнение на этот счёт. Изначально, единственное, что у них было — это пилот.

Разговаривали ли с Вами по поводу каких-либо изменений персонажей?
Мартин:  Были разговоры по этому поводу. Не хочу вдаваться в подробности из-за спойлеров, но есть один персонаж, который умирает в первом сезоне сериала, но не умирает в книгах вплоть до третьего-четвёртого тома, и даже там умирает иначе. Я указал им на это, так что они были предупреждены, но всё же решили оставить по-своему. Поэтому если мы получим третий сезон, и дойдём до того места, где этот персонаж должен был бы умереть, и при этом не слишком отдалимся от первоначального сюжета, им придётся сделать соответствующие корректировки, не умирать же ему дважды. Нам нужно быть аккуратными с такого рода вещами. Надеюсь, я смогу быть полезен Дэвиду и Дэну, предупреждая, когда они движутся в подобном направлении.

[Когда вы писали сценарий для 8-го эпизода] не было ли странно или тяжело вернуться к началу истории персонажей с ограничением того, что им известно и кто они есть на тот момент?
Мартин: Нет, не совсем. Я хотел узнать, случится ли такое, но мир и персонажи так мне близки, что на самом деле это оказалось довольно просто. Сложно было лишь знакомство с новым ПО для сценаристов. Прошло примерно десятилетие с тех пор, как я в последний раз писал сценарий и, конечно же, тогда я использовал другие программы, так что мне пришлось потрудиться, чтобы привыкнуть к новому стандарту. Но потом всё пришло в норму. Я знаю сюжет достаточно хорошо, и мне достались несколько хороших сцен для адаптации, так что было весело.

Были ли декорации или персонажи, которые в экранном воплощении поразили Вас до глубины души?
Мартин: Я уже видел прослушивания, и зная, как они лишь читают сцены из книг, был готов. Я знал, чего ожидать, потому что уже видел, как они играют персонажей, но все равно разволновался, увидев их на экране. Думаю, у нас потрясающий актёрский состав. Марк Эдди —  отличный Роберт. Многие произвели большое впечатление, но особенно дети. Найти хороших юных актёров очень трудно. Их много, особенно в Америке, они милые, но большинство из них появляются в ситкомах, где их основная роль — быть милыми и делать забавные замечания, и некоторые из них справляются с этим очень неплохо. Но детям «Игры престолов» нужно делать гораздо больше. Для этого необходимы серьёзные актёрские данные. Они должны передать страх, печаль, любовь и тоску. Местами это будет непросто даже для взрослого актёра с 10 или 20-летним стажем, а у нас были просто дети, участвовавшие в нескольких школьных постановках. Их было сложно найти. Мы просмотрели сотни ребят для каждой из ролей, и я не знаю, где наш директор по кастингу нашёл именно наших деток, но здорово, что нашел. Все они замечательные. Три главных —  Айзек Хемпстед-Райт (Бран), Софи Тёрнер (Санса) и Мэйси Уильямс (Арья) — все они великолепны.

Расскажите о кастинге на роль Джона Сноу (Кит Харингтон) и Тириона Ланнистера (Питер Динклейдж)?

Мы даже не проводили прослушивания на Тириона Ланнистера. Питер Динклейдж был единственным, кого мы хотели.
Мартин:  Кастинг этих двух персонажей сильно отличался. Во время первой встречи с Дэвидом и Дэном мы говорили об актерском составе нашей мечты. Были два персонажа, в отношении которых мы полностью сходились во мнении даже пять лет назад: Шон Бин в роли Неда Старка и Питер Динклейдж в роли Тириона Ланнистера. Они и только они сразу же рассматривались на эти роли. Мы даже не проводили прослушивания на Тириона Ланнистера. Питер Динклейдж был единственным, кого мы хотели. Мы знали, что он будет великолепен в этой роли и, к счастью, мы убедили его. Он блистателен. Он потрясающее дополнение к шоу, и работать с ним одно удовольствие.

В случае с Джоном Сноу дело обстояло иначе. Мы набросали несколько имён, но никого конкретно в уме не держали. Эта роль помоложе, так что нужен был относительно новый актёр. Мы просмотрели множество молодых британских актёров. Некоторые из них играют в сериале роли поменьше, и они привлекли наше внимание потому, что пробовались на роль Джона Сноу. Мы просмотрели очень многих, и Кит Харингтон действительно выделялся. Он был одним из главных претендентов с самого начала. У него очень подходящая внешность для персонажа. Он изумительно играл. До этого момента его самой значительной работой была роль в британской пьесе «War Horse», которая, как я знаю, добралась до Бродвея. Он получил за эту роль признание, и мы знали об этом. Он был потрясающей находкой для нас.

В целом, я был вовлечён в кастинг с самого начала. Я предлагал Дэвиду и Дэну многих актёров. Все пробы записывались на плёнку и выкладывались на веб-сайт, так что я мог зайти на него в любой момент, просмотреть ежедневные пробы на роль и затем написать по электронной почте Дэвиду и Дэну о своих впечатлениях. У меня было право голоса, но я не мог наложить вето или что-то в этом роде. Иногда у нас были разногласия, и мы вели оживлённые споры, не только с Дэвидом и Дэном, но и с HBO, директором по кастингу, режиссёрами и продюсерами. В процесс кастинга были вовлечено множество людей, и с самого начала  я был одним из них в отношении практически каждой роли.

Теперь, работая над «Танцем с Драконами», не ловите ли вы себя на мысли, что после того, как увидели сыгранные роли, ваше отношение к некоторым персонажам изменилось?
Мартин:  Единственная актриса, заставившая меня пересмотреть образ персонажа — это Наталия Тина в роли Оши. Она моложе, привлекательнее и энергичнее, чем Оша — как я ее изначально прописал. И когда Оша снова появится в повествовании — а я надеюсь, что она появится — я безусловно как-то ее тоже поменяю. Насчет других… не знаю. Возможно, и было какое-то подсознательное влияние, но я не думаю, что оно так уж велико. Со мной, когда я заканчивал «Танец с драконами», бывало такое: я напишу какую-нибудь сцену, где с персонажем происходит что-нибудь ужасное, потом ко мне приходит актер, и я думаю «Боже, что я творю с этим милым человеком? Ему придется отыграть эту ужасную сцену, которую я для него только что написал». Правда, для большинства актеров даже хорошо, если с их персонажами происходят какие-нибудь страсти — это шанс продемонстрировать свой актерский талант. Так что я думаю, что с ними все будет хорошо.

За сериалом стоит впечатляющая рекламная машина, а есть ли что-то такое, что удивило Вас особенно?
Мартин: Сюрпризы сменялись один за другим. Конечно я знал, что они будут продвигать сериал. У меня были и другие сериалы до этого, так что я ожидал увидеть постеры на автобусах и в метро крупных городов,  рекламу в журналах, тизеры и трейлеры по ТВ. Но грузовики с едой? Передвижной Железный трон? Экран в магазине HBO в Нью-Йорке? Ничего подобного не было ни у «Красавицы и чудовища», ни у «Сумеречной зоны», ни у любого другого проекта, над которым я работал. И это ещё не всё. Я знаю, у них ещё остались нереализованные впечатляющие идеи. Это было длинное и странное путешествие.

Есть ли конкретные персонажи или события из книги, которые на Ваш взгляд будет чрезвычайно трудно перенести на экран, особенно с учётом дальнейшего развития сюжета?
Мартин: Ну, я волнуюсь о некоторых загруженных спецэффектами сценах. Я их ещё не видел. Я очень хочу увидеть последнюю сцену первого сезона. Не хочу выдавать спойлеры здесь, но если вы читали книгу — вы знаете, что это за сцена. И мне интересно, как она будет встречена, выдержат ли проверку на прочность спецэффекты. Также любопытно посмотреть на батальные сцены. У нас есть парочка крупных битв, такие как Битва в Шепчущем лесу и Битва на Зелёном зубце. Интересно увидеть, какими они будут на экране. Мы не могли воплотить подобное в те времена, когда я ещё работал на телевидении, но сейчас битвы стали более правдоподобными благодаря спецэффектам и компьютерной графике, хотя это до сих дорого и требует много времени. Для нас это будет вызов.

Иногда загадываю наперед — что если им посчастливится дойти до третьего, четвёртого сезонов? Тогда им понадобятся огромные декорации и съёмочные площади. Великая битва на Черноводной происходит преимущественно на воде, с диким огнём в небе и тысячами сражающихся людей. Как мы с этим справимся? Это будет для нас непростым испытанием в будущем, но Дэвид и Дэн уже успели зарекомендовать себя [в этом сезоне].

Есть также некоторые фэнтези-элементы в следующих сезонах, в частности менятели шкур, где определённые персонажи вселяются в разум волка или другого животного. Как показать это на экране? Как мы преподнесём идею, что вот у нас лютоволк, но сейчас в нём один из наших персонажей? Как мы покажем перемены в их облике? Над некоторыми из этих волшебных штучек придётся немало поразмыслить. Так что, если сериал будет успешным и пойдёт дальше, Дэвиду и Дэну будет очень непросто. Но, к счастью, решать эти задачи не моя забота. Я мастак их создавать, а Дэвид и Дэн их потом решают.

Создание этого мира Вы начинали с одной семьи, а затем только отвлеклись на остальную часть мира?

Даже в случае с теми, кто в этом мире не самый хороший человек, глубоко порочен, даже злодей, если я пишу его глазами, я должен отождествить себя с ним.
Мартин: Старки, конечно, поначалу находятся в центре истории. Все начинается в Винтерфелле, с перескоком к Дейенерис за океаном, потому что ввести ее в Винтерфелл не представлялось возможным. Мы встречаемся со всеми действующими лицами в Винтерфелле: они все там находятся некоторое время перед тем, как начнут идти каждый своим путем. К тому времени, как Вы покончите с первой книгой, многие из них разойдутся. Уже не вместе. От этой точки история постепенно разрастается. Я ввожу больше героев, игроков и интриг в следующих книгах, чтобы запутать заговор ещё больше. Но Старки — основа, как и, в меньшей степени, Ланнистеры. Все они — главные игроки. Я пишу с точки зрения третьего лица, где каждая глава видится глазами  одного отдельного героя (ПОВ). Когда я описываю действующее лицо, я становлюсь им, отождествляю себя с ним. Так, когда я пишу главу Тириона, я люблю его. Затем, когда я переключаюсь на Джона Сноу, уже он мой любимец. То же самое с Дейенерис. Даже в случае с теми, кто в этом мире не самый хороший человек, глубоко порочен, даже злодей, если я пишу его глазами, я должен отождествить себя с ним. Никто не злодей в своих собственных глазах. Мы все — герои своих историй. Так, когда я в голове действующего лица, которого иначе считали бы злодеем, у меня большая привязанность к нему, и я пытаюсь видеть мир и события, какими их видел бы он.

Какие персонажи оказались наиболее сложными для описания и почему?
Мартин: Наиболее сложным из ключевых персонажей был Бран по двум причинам. Первая — это возраст. Он самый молодой [из ПОВ-ов], и мне было сложно описывать мир с точки зрения ребенка. Это возможно, но сильно замедляло процесс. Приходилось обдумывать всё, что происходит и спрашивать себя «Как видит это восьмилетний ребенок? Как бы он описал это? Он же не использует такие же слова, как тридцатилетний. А некоторые вещи он вообще не понимает, хотя мог увидеть их или слышать». Приходилось обращать внимание на все это, что делало работу с молодыми персонажами медленной и требовало быть внимательным. По этой причине я не стал вводить ПОВ Рикона, самого младшего из Старков, которому было только 3 года в начале книги. А в сериале они «состарили» его до шести. Писать о восьмилетнем Бране было нелегко, но писать о трехлетнем было бы чересчур сложно для меня, поэтому я не стал описывать его видение.

Другая причина сложности характера Брана в том, что с самого начала он был наиболее глубоко вовлечен в магию. А у магии особое место в фэнтези. Ведь прежде всего читателю [этого жанра] хочется увидеть волшебство, то, чего он не найдет в обычной литературе. Но слишком много магии может испортить книгу. Ведь тогда все проблемы героев разрешаться заклинанием или взмахом волшебной палочки, а суть литературы — человеческая драма будет утрачена. Так что, описание магии требует большой осторожности, и я постарался сделать это как можно лучше. По этим причинам Бран был для меня самым долгим и сложным.

Есть ли персонаж, которого хотелось бы убить, но он в какой-то момент стал слишком важным для истории?
Мартин: Нет, едва ли. Основные смерти и сюжетные повороты были спланированы заранее, с самого начала, но на некоторые из них было трудно решиться. Я дохожу до точки, где написать хоть  что-то — очень тяжело. Часть меня не хочет этого делать из-за привязанности к персонажам, и потому что я знаю, что́ должно произойти с ними. Но я знал об их участи с тех пор, как начал цикл — полтора десятилетия назад, так что волне-неволей прохожу через это. Ни один основной персонаж или событие не претерпело радикальных изменений. Иногда второстепенному персонажу выделяется больше внимания [чем предполагалось]. Тот, кто поначалу то и дело лишь мелькает, начинает мне нравится и получает бо́льшую роль. Но и тогда они остаются второстепенными.

Любой, кто знаком с Вашими книгами знает, что Вы оставляете ключи и подсказки к тому, что произойдёт позднее. Будет ли это очевидно и в сериале?
Мартин: Интересный вопрос. Я видел ещё не все серии. Я не знаю, скольким из небольших подсказок, предзнаменований и ключей, что я внес в текст, Дэвид и Дэн смогут выделить время в сериале. Надеюсь, кое-чему смогут. Это хитрый процесс, потому что один из моих приёмов, который я могу использовать как автор прозы — это взять маленький, но важный кусочек информации, и вставить его посреди другой, может быть, красочной и интересной, но не очень-то важной; так и происходит маскировка важного ключа. Это вознаграждает внимательного читателя, который вчитывается в каждое слово и говорит: «Ага! Неспроста он так сказал. Кое-что зарыто в этом месте». Конечно, в телешоу такой подход не сработает. Приходится сокращать много материала, и, следовательно, если есть ключ, то он становится несколько более очевидным, потому что теряет свою маскировку. Приходится маневрировать. Хочется и ключ оставить, и при этом не сделать его слишком выпуклым и очевидным, иначе все начнут гадать, к какой развязке или сюжетному ходу, которому быть лишь в следующем сезоне, он приведет. Это часть испытания в процессе экранизации. Пока что Дэвид и Дэн справляются отлично, и я ожидаю, что они продолжат в том же духе, но мы обсуждаем подобное время от времени. Я буду предупреждать их о важности каких-то элементов, которые иначе они могут принять за незначительные. Зная, что я буду делать с тем или иным в последующих трех книгах, они могут быть уверены в том, что́ необходимо включить в сериал.

Как бы Вы описали свои книги человеку, который никогда о них не слышал и хочет знать, чего от них ждать?

Эти книги — эпическое фэнтези по сути, и я старался смешать эпическое фэнтези с исторической прозой, пытался уловить те самые реалистичность и жизненность, что я вижу в лучших исторических книгах, и внести их в рамки фэнтези.
Мартин: Не знаю. Мне приходилось слышать, как их описывали и так и этак. В свое время я бы сказал, что это фэнтезийная версия войны Алой и Белой Розы — знаменательного события в английской истории и одного из источников, откуда я черпал вдохновение для книг. Эти книги — эпическое фэнтези по сути, и я старался смешать эпическое фэнтези с исторической прозой, пытался уловить те самые реалистичность и жизненность, что я вижу в лучших исторических книгах, и внести их в рамки фэнтези. Получилось не чистое фэнтези, а нечто вроде гибрида двух жанров. Главная тема здесь — власть: как властью пользуются, как она развращает людей, на что люди готовы пойти, чтобы ее получить и что она делает с ними. Да, книги о политике. Но это не аллегория. Меня часто спрашивают: «Это аллегория современной политики?». Ответ — нет. Я согласен с Толкином в том, что в средневековое фэнтези не надо пихать никаких аллегорий, никакой сатиры на современную политическую жизнь. И без нее существуют какие-то вечные темы — я пытаюсь нечто сказать о политике вообще, о власти, о королях и тому подобном.

Как вы думаете, легко ли будет зрителям после сериала перейти к книгам?
Мартин: Думаю, переход будет безболезненным. Книги вполне доступны и для тех читателей, которые обычно не читают фэнтези. Когда в 1996 вышла первая книга цикла, издательство Random House преподносило её как фэнтези для тех, кто не любит фэнтези. Идея у них была такая: «Да, есть такие ярые поклонники фэнтези, которые покупают много-много книг этого жанра. Но конкретно эти книги могут привлечь людей, которые к этой аудитории не принадлежат. Мы рассчитываем и на поклонников фэнтези, и на тех, кто обычно фэнтези не читает». Так и вышло. Мне постоянно приходят письма от читателей, которые пишут: «Я фэнтези не люблю и обычно его не читаю, но мне посоветовали ваши книги, и я на них подсел». Так что я надеюсь, что и с телезрителями выйдет точно так же — даже с теми, кто фэнтезийных сериалов не смотрел, а смотрел на канале НВО сериалы типа «Дэдвуда», «Рима» и «Клана Сопрано». Думаю, любой поклонник этих трех сериалов найдет для себя нечто интересное и в сериале по моим книгам, а после него, возможно, и в них самих.

Когда вы начали писать, Вы намеренно поставили перед детьми недетские проблемы и вынудили их действовать в очень взрослых и сложных ситуациях?

Если вы читаете о настоящем средневековье, как и я, то знаете, что это было жестоким временем для всех — для мужчин, женщих и детей.
Мартин: Да, дети всегда были сердцем истории. Дети Старков, в частности, в центре событий. Бран — первый ПОВ, с которым мы знакомимся, и затем мы встречаем Джона, Сансу, Арью и остальных. Это намеренный шаг. Но суровыми условия были для всех. Я черпал вдохновение не только из работ Толкина, но также из истории и исторических романов. Я старался смешать некоторые тропы и традиции фэнтези с историческими рассказами. Если вы читаете о настоящем средневековье, как и я, то знаете, что это было жестоким временем для всех — для мужчин, женщин и детей. Дети не были избалованными, как сейчас. Им часто приходилось работать с ранних лет. Их забирали на битвы. Мальчики становились пажами и затем оруженосцами. Ему 12 лет, и он скачет на битву за своим рыцарем, но он там, среди стрел и мечей, а не в защищенном доме. Другое время — другой образ мыслей. Мне хотелось показать это.

У Вас уже сотни персонажей. Как вы определяете, что вам нужен ещё один?
Мартин: Я не знаю. Есть два типа персонажей: персонажи, от лица которых ведётся произведение (ПОВ), и те, от которых — нет. Я добавлял новых ПОВ персонажей по прошествии нескольких лет, так как мне нужны были те, кто бы описал новые места. Ни один из имевшихся персонажей не был в «правильном» месте, чтобы наблюдать сцену, которую я хотел описать. Но я не хочу добавить какого-нибудь репортера, а это требует внимания. Это должен быть полноценный персонаж с собственной сюжетной линией, даже если она короткая по причине быстрой смерти героя. Развитие внутреннего мира персонажа помогает лучше изобразить окружающий мир. Второстепенные персонажи, от которых не ведётся повествование, в чьи головы мы не влезаем, тоже проработаны всесторонне. Это довольно сложно, так что Дэну и Дэвиду придётся постараться в последующих сезонах. В начале книги все сосредоточено в Винтерфелле. Здесь собираются все действующие лица, кроме Дейенерис, которая на другом континенте. Но со временем персонажей разносит в разные стороны. В одиночку они встречают других людей, вступают с ними в отношения, становятся друзьями, врагами или просто мимолётными знакомыми. Число персонажей  растет и растет. Есть 7-8 изначальных главных персонажей, от лица которых ведётся повествование, к ним присоединяются ещё, да и к тому же их всех окружает множество второстепенных персонажей. Всё это действительно непросто. И Дэвиду и Дэну придется повозиться с этим для сериала. Мы можем нанять ограниченное число актеров. Я же могу придумать новых персонажей в любое время. Но если я введу трёх новых персонажей, то Дэвиду и Дэну придётся нанять трёх новых актёров и платить им, а это удар по бюджету.

Говорят, что Вам на книги и целой вечности не хватит. А если сериал получит зеленый свет на пять сезонов, хватит ли у Вас времени написать шестую и седьмую книги, чтобы завершить историю?

Я надеюсь, что проблемы и сложности, которые мне пришлось решать в работе над V книгой, останутся позади и дальше я наберу скорость.
Мартин: Ни для кого не секрет, что мне потребовалось очень много времени для написания двух последних книг [IV «Пир стервятников», V «Танец с драконами» — прим. 7kingdoms.ru], изначально задумывавшихся как одна. Но я не всегда так долго копаюсь. Первые три книги цикла были готовы намного быстрее, и я надеюсь, что проблемы и сложности, которые мне пришлось решать в работе над V книгой, останутся позади и дальше я наберу скорость. Надеюсь, «Ветра зимы» и «Мечта о весне», последние две книги цикла, пойдут намного быстрее. Хотя, ничего ещё не обговорено, думаю, у нас ещё есть несколько сезонов в запасе. Мы сняли «Игру престолов» — первый сезон из 10 серий. «Битва королей», второй сезон — более длинная книга. Я был бы рад, будь у нас на этот раз 12 часов, но может быть, мы сумеем управиться и за 10. Что касается третьей книги, «Бури мечей», то она слишком большая — на 500 рукописных страниц длиннее второй книги, которая в свою очередь длиннее первой ещё на 100. Она-то никак не уложится в один сезон, так что, я думаю, придётся разделить её на два. И затем, когда дело дойдёт до четвёртой и пятой книг, которые придётся объединить, окажется, что пятая книга даже длиннее «Бури мечей», так что это ещё два сезона. Итого нужно три сезона, чтобы покрыть эти две книги [В результате оказалось, что «Танце с драконами» чуточку уступает «Буре мечей», но объединенные пятый и четвертый тома — все равно очень много — прим. 7kingdoms.ru]. Поэтому у меня есть определённая фора. Если удастся закончить следующие две книги быстрее, чем две предыдущие, то, думаю, всё будет в порядке.

17 апреля 2011
Кристина Рэдиш (Christina Radish)
Коллективный перевод
(Xanvier Xanbie, Alexey, Dominaz, IIepcuk, erdal, IzabelAltera, Guitar1st)

Комментарии (54)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: