Питер Динклейдж. Сексуальный зверь.

Питер ДинклейджПитер Динклейдж уверенно входит в большую двойку актеров, которых фанаты всегда и без вариантов видели на главных ролях в экранизации Игры престолов. Конечно, Динклейдж, в силу понятных причин, актер характерный, но невозможно отрицать, что на первые роли он пробился отнюдь не как «тот прикольный карлик». В качестве признания его заслуг — Питер стал героем интервью-знакомства в журнале Rolling Stone, автор которого, Крис Норрис, рассказывает

Как животный магнетизм Питера Динклейджа сделал его самым неожиданным исполнителем главных ролей в Голливуде

В то время как Питер Динклейдж пьет свое пиво в темном баре в деловом центре Нью-Йорка, к остановке на улице подъезжает городской автобус, заполняя все окно рекламой хита НВО «Игра престолов». Телеэкранизация фэнтези-романов Джорджа Р. Р. Мартина больше напоминает трагедию Шекспира, чем Средиземье Толкина, отличие от которого ярче всего воплощено в персонаже Динклейджа по имени Тирион Ланнистер — личности настолько многогранной, харизматичной и нешаблонно сексуальной, что она могла бы целиком заполнить оставшуюся после Тони Сопрано пустоту при втрое меньшей массе тела. Для этой роли Динклейдж был, говоря абсолютно буквально, рожден.

Потягивая свое пиво, 41-летний, отличающийся странной привлекательностью (густые вьющиеся волосы; излом бровей, как у Джеймса Дина) актер вспоминает безрадостные дни, когда для большинства предлагаемых ролей ему пришлось бы надеть остроконечный колпак с бубенчиками. В то время его каждое Рождество навещали извиняющиеся агенты, чтобы проверить, не заставит ли нужда его сыграть эльфа из свиты Санты. «Я отвечал им отказом», — говорит Динклейдж, — «хотя отказывать было трудно. Я спрашивал себя: а за квартиру-то как платить? Мне нужна эта работа, нужны средства на жизнь. Но я не отказывался играть роли, рассчитанные специально на мой рост — вопрос лишь в том, насколько они искренние».

Динклейдж не просто сидел и ждал лучших ролей, он создавал их сам — формируя рисунок роли демонстрацией своих способностей. Дебютировал на экране он в роли разозленного актера-карлика в фильме «Жизнь в забвении» (1995), а в 2003-м незабываемо сыграл поворотную в своей карьере главную роль, написанную специально для него, в «Станционном смотрителе». И вот сценаристы «Игры престолов» пишут роль Тириона уже с конкретным прицелом на Питера. Старый друг Динклейджа, драматург Джонатан Марк Шерман считает его успех результатом давно выработанной жизненной стратегии. «Пит сказал себе: люди все равно будут на меня глазеть, куда бы я ни пошел», — рассказывает Шерман. — «Ну и пусть глазеют, но только на моих условиях. Они будут смотреть, как я делаю то, что у меня получается лучше других».

Эта вера в себя притягивает не только предложения о съемках. Лена Хиди, которая в «Престолах» играет Серсею, умопомрачительную сестру Тириона, рассказывает о впечатлении, которое произвел на нее Динклейдж при первой встрече: «Сначала ты думаешь только: “Ага, это он, Пит; ну и рост у него…”; а потом приходит понимание: “но как же чертовски он привлекателен!”. И он прекрасно это знает».

Детство Динклейджа прошло в пригородах Нью-Джерси, его отец был страховым агентом, мать — учителем музыки, старший брат — скрипачом. Все члены семьи были нормального роста, но к пяти годам развитие рук и ног Питера было нарушено из-за ахондроплазии. Его ноги деформировались настолько, что он едва мог ходить, и врачам пришлось их ломать, выправлять и фиксировать корсетом. Во всем остальном, говорит Динклейдж, у него было относительно безоблачное детство, ну а подросткам — им всем приходится одинаково несладко. «А вам-то в старших классах было хорошо, что ли?» — спрашивает он. — «Этот период — кошмар для любого».

Он изучал театральное искусство в Беннингтонском колледже и в течение десяти лет вел разгульную жизнь нью-йоркского неформала. Пытался организовать бруклинскую версию чикагского театра Степпенвулф под Уильямсбергским мостом, читал рэп и играл на трубе в группе под названием «Виззи». «Как, вы никогда о нас не слышали?» — притворно негодует Динклейдж. — «Да мы собирали толпы, мы играли в [культовом нью-йоркском клубе] CBGB!»

Хотя ему и не удалось завоевать всемирную славу рок-звезды, с недавних пор Динклейдж сталкивается с уличными приставаниями, которые суждены звездам калибром поменьше. Конкретнее, с просьбами обнять его. «Последняя была буквально вчера», — счастливо женатый актер с покорной улыбкой вспоминает благоговеющую поклонницу, остановившую его на улице. — «Мне показалось, что ее слегка трясло. Ну, я и обнял ее». Он пожимает плечами. «Но она хотя бы попросила разрешения», — добавляет он с легчайшим оттенком фирменной мрачности Динклейджа. — «Часто они даже не спрашивают».

Такое общение с фанатами не доставляет актеру особого беспокойства, когда он играет свою любимую роль: парня с района, которого часто видят прогуливающимся с Кевином, большим черным псом, взятым из приюта. Несколько дней назад эта роль получила самый теплый прием со стороны мальчика, увидевшего его идущим по улице в одиночку. «Знаете, есть такие дети, серьезные и тихие, словно маленькие старички?» — спрашивает Динклейдж. — «Это был один из них». Но парнишка не пытался обнять его или сострить насчет его роста. Вместо этого он выкрикнул фразу, которую Динклейдж явно смакует и повторяет с густым нью-йоркским акцентом: «Эй, актер! Почему без собаки?» Он смеется, с удовольствием вспоминая дерзкого маленького умника. «Тот пацан реально доставил».

Перевод — Alexey специально для 7kingdoms.ru

Комментарии (11)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: