MGoT: съемки первой сцены Манса и разговор с супервайзером по спецэффектам

Кэт Тейлор публикует в официальном блоге сериала рассказ о съемках сцены, в которой зритель впервые увидит Манса в исполнении Киарана Хайндза. Эту сцену Дэн Майнахан снимал в студии в Белфасте осенью — одновременно другая съемочная группа как раз улетала в Хорватию. Поскольку температура в павильоне была нормальной, да еще в шатрах горел огонь, а одичалые экипированы в зимнюю одежду с мехом и капюшонами, то, выбравшись наружу, актеры охлаждаются как могут. В частности, Эдвард Дольяни, презрев причину, по которой его героя зовут Гремучая Рубашка, разгуливает по павильону безо всякой рубашки вовсе. «Как правило, первая сцена с участием нового актера не является его вводной сценой по сюжету, но для самого ожидаемого персонажа нового сезона, этот подход вполне применим», — делится своими впечатлениями Тейлор. Да и сцена предстоит одна из важнейших в сезоне: Джон Сноу встречается с Королем-за-Стеной, бывшим братом Ночного Дозора.

Несколькими днями ранее Тейлор также опубликовала беседу с одним из супервайзеров по спецэффектам в этом сезоне Джонатоном Баррассом (приводим перевод с сокращениями):

— Вы работали над такими фильмами, как «Умри, но не сейчас», «Казино Рояль», «Бэтмен: Начало» и пятеркой фильмов о Гарри Поттере. Вы предпочитаете работу в кино или на телевидении?
Ну, «Гарри Поттер» был очень похож на то, что мы делаем сейчас — там тоже было множество наружных съемок с ветром, дождем и туманом. Очень похож. Но в итоге я вернулся на телевидение: мне подходит, что темп здесь гораздо выше, плюс этот сериал выглядит как полнометражное кино.

— В работе над «Игрой престолов» каждый отдел сталкивается с серьезными сложностями. Что показалось самым сложным вашей команде?
Самой большой проблемой я бы назвал параллельные съемки различных серий разными режиссерами в произвольном порядке. Каждый день все может перемениться. Мы планируем процесс, но изо дня в день приходится продумывать, как сделать так, чтобы снимаемые сегодня материалы соответствовали тому, что уже было отснято раньше. То идет дождь, то солнечно, и заранее этого не предугадаешь.

— Какой ваш любимый SFX-элемент?
Я люблю огонь. От меня требовалось делать большие огненные кольца на земле, пламя которых поднималось бы в небо на добрых 7 метров. Так что теперь мы с пожарными лучшие друзья, потому что на таких съемках главное — безопасность. Кстати, уверен, немногие зрители понимают, что любой огонь на экране — будь то костер в походном лагере или факелы в тронном зале — создан с помощью команды по спецэффектам. Этот огонь должен гореть ровно — хоть целый день, если потребуется. Все эти детали невозможно заметить, если реализовать их правильно, но в каждом дубле даже такая мелочь, как рябь на воде, должна выглядеть одинаково, потому что иначе зритель как раз заметит несоответствие.

— Что за все это время было самым трудным отдельным элементом?
С технической точки зрения, очень тяжело было сделать горящий меч, которым можно было бы пользоваться по прямому назначению. Наши потрясающие каскадеры, участвующие в схватках, и «главный по мечам» CC Smiff машут мечами так быстро, что пламя сбивается и тухнет. Так что Лоренсу Харви пришлось сделать в мастерской меч специальной конструкции из алюминия, который загорается словно сам по себе. Потрясающая работа! Пожалуй, момента с этой схваткой на экране я жду больше всего.

На следующей неделе у нас будет нешуточная работа с горючим. Очень большим количеством бензина. Кое-что сгорит. Да чего там — пожар будет преотменный! Видели, наверное, там на дороге огромные цистерны с горючим — так мы можем опростать их за 20 минут. И значит, наша задача — как следует все подготовить, убедиться в безопасности и добиться того, чтобы все сработало как надо.

— Оглядываясь назад на все то, что мы уже видели на экране, есть ли такой эпизод, про который вы думаете: «Вот это мы сделали по самому высшему разряду!»?
Для меня это была работа над 9-й серией второго сезона, «Черноводной». Даже несмотря на то, что каменоломню постоянно поливал дождь, а Нил Маршалл и Сэм МакКарди наседали на нас каждый день, это было лучшим эпизодом. На студии в Банбридже у нас работали «пушки», нагнетавшие воздух и воду, были огромные бассейны с водой, куда рушились корабельные мачты, и повсюду носились каскадеры. Потрясающе!

— Кто ваш любимый персонаж?
Конечно, Тирион. Он все делает блестяще!

Комментарии (8)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: