Прощание с актерами седьмого сезона Игры престолов

С перерывом в два года возвращаемся к традиционному прощанию с актерами и героями, умершими в отгремевшем сезоне. Тем более что в этом году их раз-два и обчелся.

Безымянных покойников, конечно, гораздо больше…

Начнем с тех, кого не жалко. Дорнийская линия.

Дорн в сериале был прекрасен ровно один год, когда в начале 4-го сезона появился Оберин Мартелл, а уже в конце — погиб, почти в точности по книге. Вместе с Оберином в сериал ввели страстную Элларию Сэнд (Индира Варма), и мы сразу поняли: шоураннеры от актрисы без ума. В следующих трех сезонах говорим Дорн — подразумеваем бенефис Элларии. Остальным дорнийцам даже не стали прописывать роли: брат Оберина — это усредненный образ миротворца, его сын — романтический герой, а Песчаные змейки — это несмешное комедийное трио с одной парой хороших сисек на троих. Зато для Вармы прописаны сцены, где она предстает страстной, запуганной, счастливой, надменной, торжествующей, мстительной и, наконец, отчаявшейся и полной горя.

В книгах Элларии Сэнд ничего из этого не потребуется. Дорнийская сюжетная линия в книгах гораздо изящнее, в ней действуют совсем другие герои, и движут ими иные мотивы. В сериале же вся линия держится исключительно на прекрасной актерской игре Индиры Вармы и трогательной смерти Мирцеллы, с логикой и достоверностью большие проблемы. Впрочем, может быть, действия Элларии все-таки не настолько бессмысленны? Можно предположить, что она действовала не самостоятельно, а была завербована Варисом в интересах Таргариенов после смерти Оберина. Едва ли Доран-миротворец отправил бы войска в Миэрин приглашать Дейенерис на царство, но после смерти Мирцеллы у дорнийцев не осталось выбора, кроме как искать сильного союзника с драконами. Тогда смерть Мирцеллы — это не просто месть, а демонстрация лояльности, как когда-то Тайвин представил Роберту трупы детей Рейегара и Элии.

В итоге на начало 7-го сезона в ближайшем окружении Дейенерис оказалась одна змея с тремя змейками, старуха, кракенша, переводчица, три (!) евнуха и один полумуж. Нагнетая саспенс, половина из них за первые три серии 7-го сезона благополучно погибает от собственного оружия: Обару Сэнд (Киша Касл-Хьюз) Эурон пронзает ее же копьем, Нимерию (Джессика Хенвик) душит ее же кнутом, Тиенна Сэнд (Росабелл Селлерс) и Оленна Тирелл (Диана Ригг)  умирают от яда, и только Эллария Сэнд (Индира Варма) — от горя.

Оленна Тирелл (Диана Ригг) была великолепна и украшала практически любую сцену, в которой участвовала. Даже в те минуты, когда ей в уста вкладывали какую-то чепуху, она не смотрелась жалко. Ну а лучшая сцена — это переговоры Оленны Тирелл и Тайвина Ланнистера: битва двух титанов за зрительское внимание. Увы, в 7-м сезоне Оленна Тирелл постепенно впадает в старческий маразм. Сложно представить, чтобы этот оплот здравомыслия мог забыть заручиться поддержкой своего лучшего полководца Рендилла Тарли и других знаменосцев перед тем, как отправиться в Миэрин. Итог мы знаем: Оленна Тирелл возвращается в Хайгарден, чтобы собрать войско Простора, а это войско уже на службе у Серсеи и берет Хайгарден штурмом. Отдадим Королеве Шипов должное: она боится, что Серсея уготовила ей позорную и мучительную смерть в назидание другим, уж такова в сериале Серсея, но отходит от окна и остается дожидаться Джейме. Ей важно, чтобы Серсея знала: тот, кто на самом деле убил Джоффри, теперь вне ее досягаемости. «Выкуси, сука!»

Неверного знаменосца Тиреллов Рендилла Тарли (Джеймс Фолкнер) тоже можно понять. Какой ему смысл сражаться за Тиреллов, если их род практически пресекся, а последняя в роду хоть и умная женщина, но не считает возможным объяснить свои мотивы и дать четкие указания. В результате Тарли едет в Королевскую Гавань посмотреть, что ему предложат Ланнистеры. Пожурив Джейме за убийство Эйериса в спину, а Тайвина — за организацию Красной Свадьбы, но умолчав о взрыве в септе, Тарли помялся-помялся да и принял предложение Ланнистеров под предлогом борьбы с дикарями. Все-таки годом ранее Тарли и ввели лишь затем, чтобы показать, как тяжело жилось Сэму как Тарли-старший ненавидит диких одичалых. А где одичалые — там и дотракийцы.

Именно через Тарли нам пробуют объяснить, почему лорды Вестероса предпочли королеву, которая:

Так вот, в сериале Рендилл Тарли отказывается возобновить присягу Дейенерис на том основании, что бо́льшую часть жизни она провела за пределами Вестероса и привела с собой дотракийцев, чтобы воевать с такими перебежчиками, как лорды Простора. Дейенерис в ответ не дает Тарли привычного для того времени «на подумать», в итоге заживо сгорает и он, и его возлюбленный сын Дикон Тарли (Том Хуппер). Будем считать, что бедный глупый Дикон своим поступком надеялся сломить волю отца: все-таки на кону не гордость, а будущее одного из древнейших семейств. Впрочем, не станем спорить, если вы скажете, что причина куда проще: молодой Дикон вызывает больше сочувствия, чем его зашоренный отец, а нам хотят показать, что Дейенерис неправа. И не можем не отметить, что Хуппер в этой роли смотрелся лучше, чем мог бы смотреться Фредди Строма, сыгравший Дикона в 6-м сезоне.

Рендилл и Дикон Тарли
Рендилл и Дикон Тарли

В финале 6-го сезона Петир Бейлиш (Эйдан Гиллен) рассказывает Сансе свою мечту: «Я — на Железном троне, а ты — рядом со мной». После того, как Санса отвергает его, а Джона избирают королем, становится ясно, что Петир не жилец, потому что в сложившихся обстоятельствах его просто нечем занять. После того, как он привел армию Долины на Север, он не может переметнуться к Ланнистерам, Дейенерис слишком далеко, и ясно, что Старки не позволят ему покинуть Винтерфелл — не доверяют. В ожидании сезона воображение рисовало, как Петир Бейлиш будет интриговать против Старков, когда на Севере станет побольше царствующих особ, и как Санса, раскусив его игру, окажется с ним наедине и столкнет с лестницы («хаос — это лестница») со смертельным исходом, доказав, наконец, что ученица достойна своего учителя. Но сценаристы решили иначе. В итоге Мизинец весь сезон безуспешно пробует войти в доверие то к одному, то к другому Старку, а потом начинает сеять зерна недоверия между ними. В конце концов запутавшаяся Санса просит помощи Брана, и тот рассказывает о роли Мизинца в смерти их отца. Эту сцену вырезали, поэтому кажется, что в какой-то момент Санса просто решает расставить все точки над i и явно продемонстрировать, что семья для нее важнее всего. Для этого она зовет Ройса, Мизинца, Арью, Брана и пару десятков своих гвардейцев, обвиняет Петира в убийстве Лизы Аррен, предательстве Эддарда Старка и разжигании гражданской войны в Вестеросе — словом, во всем том, что нам явно показывали в предыдущих сезонах. Арья наносит удар — и всё. Один из самых непонятных персонажей «Песни Льда и Пламени» умирает.

Эйдан Гиллен прочел все книги цикла и старался играть так, чтобы показать неоднозначность своего персонажа: «Он вовсе не злодей — скорее, блестящий стратег, выживающий в мире, где любой готов перерезать тебе глотку». В сериале за Петиром Бейлишем тоже водится несколько добрых дел: он помогает отравить чудовище Джоффри, спасает Сансу от смерти, помогает выбить Болтонов из Винтерфелла, обеспечивает союз с Простором, решивший исход Битвы на Черноводной… Но убивают его как злодея. Что ж, отсутствие книг не пошло на пользу не только образу Мизинца. Мы точно знаем, что его сюжетная линия в книгах значительно отличается от сериальной последних сезонов.

Тирион Ланнистер был куда лучшим десницей, пока не повидал драконов. Одна из его нынешних блестящих идей — вылазка за Стену за мертвяком, который убедит Серсею в необходимости перемирия. Думаете, это просто глупый план? А вот и нет! План отличный, если его целью было устранение Джона. Кто бы мог подумать, что в отряд самоубийц запишется тот, кто больше всех кричал, что войско мертвецов существует, верно? Не зря же Тирион потом пытался отговорить Дейенерис от операции спасения, а еще позже так завистливо смотрел на каюту, где Джон и Дейенерис занимались любовью. И не говорите, что ему просто не терпелось рассказать, что Серсее нельзя доверять, а дракон на службе Короля Ночи — это еще хуже, чем просто потерянный дракон.

Для самого же отряда результаты вылазки за Стену оказались не настолько уж трагичными. Если не считать безымянных одичалых, отряд теряет лишь жреца Тороса (Пол Кэй), а сериал — единственного адепта Рглора с чувством юмора. Хотя экранного времени у Тороса мало, Кэю удается создать запоминающийся и близкий книгам образ (в пределах написанного, конечно). Ну и заметим, что в черновых сценариях, украденных у HBO, медведь ранит не Тороса, а Бриенну, и Дейенерис успевает спасти обоих.

Следующий покойник де-факто мертв уже давно. Бенджен Старк (Джозеф Моул) стал мертвецом на службе Детей Леса после того, как те нашли его умирающим от нанесенной Иными раны еще во времена первого сезона. И хотя в книгах тоже есть оживленный Детьми Леса покойник-помощник (Холодные Руки), в сериале Бенджен Старк воспринимается исключительно как Deus ex machina. Судите сами: Мира выбивается из сил, мертвецы вот-вот настигнут ее и парализованного Брана — и тут появляется Бенджен. Джон Сноу остался один на один против десятков тысяч мертвецов — и тут опять появляется Бенджен. Правда, на этот раз он остается сражаться, и мертвецы раздирают его в клочья. Несмотря на это, Джозеф Моул — отличный актер и за пару сцен в первом сезоне создал запоминающегося персонажа. Чего стоит только их диалог с Недом — кстати, одна из немногих сцен пилота, которая вошла в окончательный монтаж первой серии.

А вот драконов в этом сезоне было столько, что совсем не нашлось места для волков. Так в сериале возник лютоволк Шрёдингера: Призрак вроде бы жив, но не сопровождает Джона ни в Винтерфелле, ни в Битве бастардов, ни в плавании к Дейенерис. Даже странно, что сценаристы просто не убили волка в тот момент, когда Джон вернулся из мертвых. Правда, нам показали Нимерию — но лишь для того, чтобы дать понять: в сюжете ее тоже больше не будет.

Но вернемся к драконам. Главная смерть 6-й серии — все-таки не Торос и не Бенджен, а один из трех драконов. Дейенерис, отправляясь на спасение отряда дураков смельчаков, берет с собой авиацию в полном составе. Как раз по такому случаю у Короля Ночи и его компаньонов есть пять метательных копий и прекрасные металлические цепи, чтобы вытащить большой труп, если тот вдруг затонет. Из трех драконов Король Ночи выбирает Визериона и бросает копье с такой силой, что пробивает его броню. Не рука, а скорпион! Дракон истекает кровью, падает и тонет в озере. Порадуемся за предусмотрительность Короля Ночи: если бы он убил Дрогона, можно было бы обойтись без цепей (и без 8-го сезона). Хотя, может быть, все дело как раз в броне? Может быть, у Визериона изъян на брюхе, как в другой известной сказке? Так или иначе, Визерион умер и стал ездовым драконом Короля Ночи, способным разрушать своим холодным дыханием холодную Стену.

Визерион

Есть еще два персонажа, смерть которых нам не показали явно, но и выжить на голой ледяной Стене без еды человеку пока что не под силу. Впрочем, в этом сезоне реализм был не столь важен, поэтому не исключено, что Тормунд и Берик Дондаррион смогут спуститься со Стены и без разрушенных Визерионом лестниц. Проверим свою догадку через год.

Комментарии (72)

Наверх

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: