Беседа у Камина с Джорджем Мартином

Интервьюер – Райин Ришард (Rayin (Rayn) Rishad). Беседа состоялась бог весь как давно, как раз тогда, когда в прокате пошел «Властелин Колец: Братство кольца», но по моему глубокому убеждению является одним из самых интересных.

Отец Райина выполнял штукатурно-малярные работы в его доме, и именно от отца Райин узнал о Мартине и прочитал первые две книги ПЛИО. «Когда я в первый раз встретил Джорджа, я был сконфужен, – пишет Райин. – Я не видел ни одной его фотографии, и он совсем не был похож на того человека, которого я себе воображал. Джордж и его жена Пэррис только вернулись из кинотеатра, где смотрели “Братство Кольца”. Они сказали, что это было “Фантастически!” и они непременно сходят еще».

Затем, когда в школе Райин получил задание подготовить доклад по литературе, ему пришла мысль взять это интервью. Он спросил, не выручит ли его Мартин, и тот согласился. Итак, читайте. Я уверена, что это одно из самых искренних интервью Мартина, на большинство вопросов он давал ответы, какие не давал после. Некоторые его планы уже изменились, в квадратных скобках даны мои комментарии, курсивом комментарии Райина.

Как появился образ Тириона таким, каков он есть?

Я давно написал книгу под названием «Wind Caver». Там была сквозная линия персонажа, который связан с лордом дома. Это всего лишь связь; всего лишь одна из линий книги. Но эта линия всюду следует за мной. Интересно было бы расширить образ, и когда я приступил к работе над этой книгой, я сделала это.

Тирион – мой любимый персонаж. Изредка возникает ощущение, что все действо крутится вокруг него, но я на самом деле люблю всех, даже плохих парней. Я пишу с очень личностной позиции – с точки зрения персонажа, если быть точнее, я пишу так, чтобы вы могли оказаться у них в голове и понять мир так, каким они видят его. Я не думаю, что это возможно сделать, если вы не испытываете хоть малого расположения к персонажу, даже если он плохой парень, вроде Теона. Во второй книге вы оказываетесь в его голове и понимаете то, почему он делает некоторые вещи.

[Это один из самых частых вопросов Мартину, и ответ – неизменный. В одном из последних интервью Мартин признался, что самоидентифицирует себя с Тирионом.]

После этого я понял, что в некотором смысле Джордж Мартин изобразил в Тирионе себя. Джордж вызывает уважение и он интеллектуал, как и Тирион. Они оба умны и сообразительны. Оба, возможно, не статные мужчины, но кому нужны мускулы, когда можно схитрить?

Когда вы начали работать над «Игрой Престолов»?

Трудно сказать. Я начал в 1991, писал месяц или около того. Написал примерно 75 страниц, пока не появилась возможность поработать над телешоу в Голливуде. Я полетел туда и стал работать над пилотом. Я был вынужден отложить работу над книгой, поэтому около двух лет после я работал над тем телешоу; писал сценарий и т.п. Все закончилось ничем, и только в 1993 году я вновь вернулся к Игре Престолов. В конце года. Я показал книгу своему агенту и он продал ее. Одной ногой я все еще был в Голливуде: у меня был нью-йорский агент, который продавал мои книги, и был агент в Голливуде, который занимался моими сценариями. У меня все еще были телепроекты, поэтому даже когда я продал права на книгу, я не мог посвятить ей все время, у меня были долги перед студией Дисней и некоторыми другими людьми; я должен был закончить все там, и только тогда вернуться [к книге]. Я закончил только в начале 1996 года, может создаться впечатление, что я писал 5 лет, но это не так. Знаете, я писал каждый день все эти пять лет. Была масса всего, что нужно было сделать [кроме книг], потом я возвращался к письму, на которое потратил много хороших дней, но я не хотел бы пережить это снова.

[Судя по другому интервью последнее время работы в Голливуде Мартину были неприятны.]

Два фильма для студии Дисней, над которыми работал Джордж, это мультфильмами Красавица и Чудовище и Алиса в Зазеркалье.

Кто самый нелюбимый персонаж?

У мен нет самого нелюбимого персонажа. Есть персонажи, который сложно писать, но я не думаю, что они плохи, о них просто сложно писать. Тирион, о котором легко писать, как я раньше говорил, и с другой стороны Бран, которому всего 8 лет в начале книги; он самый молодой главный персонаж книги. Трудно писать от лица детей. Иногда меня спрашивают, почему я не включу ПОВ Рикона. Я говорю им: «Я не могу писать от лица четырехлетнего мальчика. То, как он смотрит на мир интересно, но они не осознают то, что происходит в мире вокруг них [мире взрослых]». А еще сложно писать о волшебстве. Эта серия – фэнтези, и кое-какая магии в ней есть, но не так много, как в большинстве фэнтези-серий. Магия должна вводится очень осторожно и тонко, это похоже на то, как мы солим тушеное мясо: посолите от души и вы испортите блюдо. Главы, где есть магия особенно непростые. Такие главы связаны с особыми персонажами; один из таких персонажей – Дэни, Бран – другой, короче говоря, в некоторой степени Бран – хотя он очень хороший – самый сложный в написании.

Как долго вы работаете над каждым персонажем?

Я не имею ни малейшего представления, закончен ли процесс. У меня есть общее представление о персонаже, но всякий раз, когда я помещаю его на сцену и пишу о нем, я узнаю о нем все больше, и конечно, читатели тоже. Это почти живой организм во мне. Я знаю, что не у всех авторов так. Некоторые писатели загодя обдумывают книгу, пишут биографию персонажей, важные детали и части повествования.

Когда вы закончили «Игру Престолов», вы считали, что могли бы еще улучшить сюжет?

Я профессиональный писатель, это значит, что романы и сценарии – единственный источник моего дохода. Это сказывается на том, что я делаю. Серия «Песнь Льда и Огня» является очень большой. В конце концов, она будет состоять из 6 книг. Это эпик масштаба «Властелина Колец» или «Колеса Времени». Я бы хотел иметь возможность писать первую версию всех шести книг, потому что тогда я бы смог поместить что-то новое в книгу 2, или переместить нечто в книгу 1. Может быть, я бы поместил нечто в книгу 1, что никогда не возымеет эффекта в книге 6. Поэтому я был бы вынужден вернуться к первой книге и снова внести изменение. Лучшей из возможностей писать место в лучшем мире. Если бы у меня возникала необходимость поесть только раз в десятилетие, и на протяжении этого времени у меня не было бы никакого дохода, я бы мог писать именно так. Но, очевидно, этого не случилось. Я написал первую книгу, я отполировал первую книгу, я продал первую книгу, и приступил ко второй. И так с каждой книгой, которую я пишу. Я бы хотел возвратиться к Игре Престолов и сказать: «Ух-ты! Я должен изменить ее. Могу разместить это тут, а это придется кстати в третьей книге.» Так, вы ограничены куда больше, чем думаете. По большому счету, я рад, что все сложилось именно так. Было бы идеально, если бы я выиграл лотерею Нью-Мексико, тогда бы я смог закончить все книги [за раз].

[Сейчас на официальном сайте писателя значатся семь книг цикла, это число подтверждается многими интервью 2009 года.]

Как вы пришли к концепции «Игры Престолов»?

Я не приходил на самом деле. Она сама пришла. Когда это случилось, я работал в Голливуде, и то было время, когда у меня не было планов. Я решил, что начну писать научно-фантастический роман, который я задумал некоторое время назад под названием Авалон. Я был на 30 или 40-ой странице, когда неожиданно у меня возникли мысли на первую главу «Игры Престолов»; не пролога, который я написал позже, а именно первая глава, где Бран находит лютоволчат в летнем снегу. Образ до того отчетливый и живой, что я просто обязан был его записать, поэтому я отложил прежнюю книгу, сел и просто записал все на бумагу. После этого я четко понял, что должна быть вторая глава, за ней – третья, я увидел, как целый мир разросся из всего этого. Я по сей день не вернулся к той другой книге. Я все еще работаю над «Песней Льда и Огня», 11 лет.

Потом я показал ему список книг, по которым планировал сделать доклад до того, как Мартин согласился помочь и я начал делать доклад по «Игре Престолов».

Нужно помнить, что «Игра Престолов» – лишь первая книга. Это одна единая история эпического масштаба, которая в конечном счете будет включать 6 томов. И, несмотря на объем, «Игра Престолов» всего лишь первый том. За исключением некоторых сюжетных линий первая книга является вводной и знакомит читателя с миром и главными персонажами. Это верно для первых глав, где вы встречаете Старков и видите их родовой замок Винтерфелл. Когда приезжает король, вы оказываетесь вовлечены в события, в некотором смысле хаотичные. Нед встает перед выбором стать ли Десницей Короля и ехать на юг или нет, Бран обнаруживает секретные отношения между Джейме и Серсеей, и становится калекой. Появляется первый намек на то, что Джон Аррен был убит – все это часть разрастающегося действия, это все один из первых кризисов книги. Когда Нед узнает, в чем был секрет, а вскоре погибает Король Роберт, друг Неда, и по завещанию опекун, наступает кризис правительства. Кто наследует умершему королю? Будет ли это Джоффри, который как теперь знает Нед и мы не сын Роберта? Или им станет брат Роберта? Мир или война? Это первые кризисы серии. Вы также видите конфликты между персонажами. Глубокий раздор между Старками и Ланнистерами. Между Робертом и его женой. Есть конфликт, хотя он заключен в определенные рамки, между Недом и Кэйтилин, когда Нед в самом деле не хочет становиться Десницей и покидать север. Когда он достигает юга, связываются в единый узел все эти конфликты. У каждого в малом совете есть свой интерес, они все играют в игру престолов. Вы побеждаете или умираете.

Почему вы решили ввести очень много персонажей?

Этот вопрос завязан на объеме книги. После долгих лет в Голливуде, это первый большой проект, за который я взялся. В Голливуде я работал над множеством телевизионных шоу, Красавица и Чудовище, Сумеречная Зона, и парочкой фильмов. Все они весьма ограничены. Для часового сериала нужен сценарий примерно в 45 страниц. Вы не можете написать 48, потому что история должна быть рассказана за час. Кинофильмы можно немного растянуть, но даже так необходимо около 120 страниц. Пока я работал там, я постоянно что-то сокращал и урезал. Убрать персонажа, тут сократить линию, а вот это подогнать. Сделайте подешевле то и это. За 10 лет я устал от этого, я хотел расправить крылья. Я хотел расширить комнату, в которой оказался; создать что-то эпическое, череду зернышек в книге-мельнице.

Кто, по-вашему, самые важные персонажи?

Все они важные. Я стараюсь быть беспристрастным или не думать о них сквозь призму важности. В первой книги у меня есть ПОВы Брана, Тириона, Кэйтилин, Неда, Джона Сноу и девочек Арьи и Сансы. Это основа семьи Старк, плюс Тирион представляет Ланнистеров. По ту сторону моря у меня есть Дейенерис Таргариен. Ее история идет параллельно, некоторые сюжетные линии пересекаются, но когда-нибудь я приведу их в одну точку. В каждой новой книге некоторые персонажи перестают быть ПОВами, другие напротив ими становятся. Хотя то первое ядро все еще преобладает, набор персонажей чуть изменился, мне нравится это делать. В третьем томе, до которого вы еще не добрались [обращается к интервьюеру] появляется новый ПОВ. Он и до того был среди главных персонажей, но некоторые вещи вы теперь впервые видите через него [намек на Джейме, очевидно]. Я полагаю, это изменит частично ваше восприятие его. Мне нравится играть в эту игру, потому что каждый из нас по-своему смотрит на мир. Нечто случается, и люди говорят об этом. У них могут быть совсем разные версии случившегося и противоположные объяснения. Мне нравится играть с этим видом параллакса в своем творчестве и давать разные интерпретации одного и того же события.

На этом беседа подошла к концу, я поблагодарил Джорджа за помощь. Жаль, что я не задал больше вопросов, но оставим это, как сказал Джордж, «лучшему миру». Я уселся в машину, поставил пленку и стал слушать. Я кое-что пропустил, Джордж Мартин – один из лучших авторов, которых я читал, встретить его лично большая честь. Мне жаль, что каждому не представилась такая возможность.

Райин Ришард
Ок. 2002 года
Оригинал

Комментарии (4)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: