Долгий путь «Игры престолов»: разговор с Дэвидом Беньоффом и Дэном Уайссом

Дэвид Беньофф и Дэн Вайсн, Annie Leibovitz для Vanity Fair (март 2014)Этот перевод — пример очередной коллективной работы, организованной на нашем форуме. Несколько человек разделили между собой это громадное интервью и перевели. Спасибо им огромное!

Ожидаемую многими зрителями постановку наконец-то покажут 17 апреля, хотя путь к ее созданию был нелегким. Почти 5 лет тому назад Уайсс и Беньофф — оба раньше уже писали романы и сценарии — начали переговоры с НВО, стараясь убедить кабельную сеть поработать с жанром фэнтези, к которому, по словам Беньоффа, руководство компании тогда относилось с опаской. Когда же сериалу дали зеленый свет, им пришлось поломать голову над тем, как поделить на 10 телевизионных эпизодов громадную сагу Мартина, события которой разворачиваются во множестве мест и с огромным числом персонажей. В итоге съемки были проведены в прошлом году в Северной Ирландии и на Мальте.

И возможно, это было еще не самое трудное. Теперь Беньоффу и Уайссу нужно убедить телезрителей — как минимум, подписчиков НВО — что история с рыцарями, поединками на мечах, таинственными существами и дворцовыми интригами стоит их внимания.

Книги Мартина среди множества фэнтезийных саг выделяют интересные истории отдельных персонажей, происходящие на фоне масштабного династического противостояния родов. Там на каждом шагу битвы и заговоры, но успех или провал телесериала наверняка будет зависеть от того, насколько зрители увлекутся судьбами детей лорда Эддарда Старка или принцессы в изгнании, находящейся за много миль от королевства Вестерос, где и происходит основная часть событий «Игры престолов». В книгах Мартина не единожды случается так, что тяжелейший эмоциональный груз сваливается на голову десятилетней девочки. 

Морин Райан: Насколько интересно вам было работать над телесериалом по сравнению с кинофильмами? Сейчас у вас более широкие временные рамки — 10 часов вместо двух или трех. Пришлось ли переучиваться, вырабатывать некий подход, чтобы каждый эпизод получался самостоятельным, но и сериал ощущался как единое целое?

Уайсс: На ТВ можно себе позволить куда больше приблизиться к реальности. Удается подробнее раскрыть большое число персонажей, о котором в фильме и мечтать не приходилось — двоих или троих еще можно, но никак не 25.

Беньофф: Я считаю, что Джордж значительно упростил нам задачу: ведь книга уже разбита на части таким образом, что деление сюжета на 10 эпизодов выполняется почти само собой. С самого начала, как мы начали продвигать проект на HBO, мы знали, чем закончится пилот [ключевым эпизодом с Браном из начала книги]. Обратите внимание, что через каждые 80–100 или около того страниц в книге имеется естественное окончание для эпизода, подвешивающее зрителя в напряженном ожидании. Ну, может быть, не для всех 10, но в общем мы с самого начала видели, например: «А вот здесь мы закончим 3-ю серию».

Уайсс: И хотя иногда приходилось немного тасовать сцены — одну чуть назад, другую чуть вперед, чтобы закончить серию именно на ударном месте, — но никогда не было необходимости удаляться сильно или придумывать такую концовку на ровном месте.

Райан: Она уже была заложена в книге.

Беньофф: Да, заложена.

Уайсс: У Джорджа большой опыт работы на телевидении и еще больший писательский опыт, так что всё это у него уже в генах.

Райан: Вы правда ему звонили и спрашивали: «Мы тут решаем, как лучше сделать это и это, а вы что думаете?» Понятно, что он написал сценарий к одному из эпизодов и является сопродюсером, но обращались ли вы к нему, как к человеку, имеющему опыт работы на телевидении, по вопросам съемки и предсъемочной подготовки?

Уайсс: Ну, Джордж был вовлечен в работу с самого начала, он же сопродюсер, мы показывали Джорджу записи проб на видео, чтобы выслушать его мнение…

Беньофф: Джордж получил от нас план сезона, когда мы его закончили. И вообще он получал всю информацию, даже достаточно специфическую, например по внешнему виду драконов. У Джорджа было вполне конкретное представление о том, как должны выглядеть драконы, он долго продумывал этот вопрос, так что мы выяснили его мнение прежде, чем начинать работу со специалистами по спецэффектам, которые, собственно, и создавали их облик. Думаю, это вроде как спойлер, ведь это последний кадр сезона.

Беньофф: А вы прочитали книги до знакомства с сериалом?

Райан: Да. Мой муж их прочитал некоторое время назад, а у нас очень схожие вкусы, так что я тоже начала читать и сразу же погрузилась в этот мир. Такие книги реально берут за душу. Сейчас я читаю, по-моему, седьмой том серии «Темная Башня» Стивена Кинга — еще один чрезвычайно затягивающий мир. Вчера в самолете на пути сюда я просто заплакала от того, через что там приходится проходить персонажам. Думаю, у книг Джорджа это тоже сильная сторона: несмотря на весь эпический размах, повествование опускается и на уровень отдельных людей, так что начинаешь переживать за то, что может случиться с этой десятилетней девочкой. Старались ли вы также делать акцент на подобных эмоциональных переживаниях?

Беньофф: Думаю, вы абсолютно правы, говоря о повествовании на уровне отдельного человека. И действительно мы учитывали всё это еще пять лет назад, когда предлагали проект HBO, а те опасались снимать эпическое фэнтези для телевидения. Даже при том, что в HBO ситуация с бюджетами гораздо лучше, чем на многих других каналах, это все равно телевизионный бюджет, и снимать нужно с учетом показа по телевидению. Мы не могли позволить себе работать в стиле «Властелина колец» Питера Джексона, который проводил по два года в Новой Зеландии, в его распоряжении были недели съемок с вертолета и миллионные армии. Такой уровень мы бы точно не потянули.

Мы можем конкурировать и даже обогнать кинофильмы
Но вот во всех подробностях показать каждого героя, все детали его характера, потратить аж 10 часов на знакомство с персонажами, дать зрителю возможность по-настоящему сблизиться с ними и узнать их лучше, чем это возможно в кино — в таком случае мы можем конкурировать и даже обогнать кинофильмы. Вы сказали, что плакали в самолете, читая седьмую книгу «Темной Башни», и знаете, меня потрясла сцена в пятом сезоне «Клана Сопрано», когда застрелили Адриану (девушку Кристофера). Было такое ощущение, что я потерял друга детства, ведь она была со мной столько лет и столько часов. Смерти Адрианы и Кристофера произвели на меня большее впечатление, чем любая другая смерть в кино — настолько глубоко я с ними сроднился.

Уайсс: То есть все определяется психологической глубиной сюжета и вовлеченностью зрителя или читателя. Лично меня же в истории Джорджа больше всего очаровывает то, как в ней показано влияние личностей на политику. Показывается, как какие-то очень личные события, происходящие в некой комнате, расходятся кругами и оборачиваются последствиями, сметающими и поглощающими целые города, страны, народы. По-моему, чтобы отразить это, требуется тщательная проработка персонажей, и именно на телевидении для этого есть все возможности.

Райан: Я знаю, что для некоторых Дейенерис — любимый персонаж, но мне, читая книги, никогда не удавалось по-настоящему сблизиться с ней, как вы описывали. Хотя, может быть, игра Эмилии Кларк и изменит мой взгляд на этого персонажа. Каков был ваш подход к изображению Дейенерис? Было ли это одной из первейших сложностей?

Беньофф: Не думаю, что Дейенерис в сериале сильно отличается от книжного образа. Просто это все очень субъективные вещи, и я не раз сталкивался с мнением, что персонажем Дейенерис как-то не получается проникнуться. А для меня она, наверное, любимая героиня, я просто обожаю Дейенерис и ее приключения.

Мы уже говорили о различиях между написанием книг и съемками телесериала, так вот преимущество телевидения заключается в том, что ты сотрудничаешь с другими талантливыми людьми. Мы имели счастье подбирать этих талантливых людей для совместной работы, искать и находить лучших, будь то съемочная группа, дизайнеры костюмов и декораций или актеры. Знаете, у киношного сценариста нет никакого влияния на выбор актеров. Ну разве что режиссер ваш друг и он поинтересуется вашим мнением, но это случается редко.

Актеры настолько великолепны, что у них получается еще лучше, чем у нас на бумаге
Здесь же у нас была такая возможность благодаря нашему замечательному ассистенту по подбору актеров [Нина Голд] и партнерам. Одним из самых приятных моментов в этом опыте было, например, нахождение Эмилии с ее вкладом в роль, или Мишель Фейрли и ее вклад в роль Кэйтилин, или выбор актеров-детей, которые просто потрясающие. Они так расцвечивают свои роли, что лучше, как ни странно, начинаем выглядеть даже мы: при написании сцен мы часто сомневаемся, будет ли это хорошо смотреться, но актеры настолько великолепны, что у них получается еще лучше, чем на бумаге.

В некоторых случаях мы отчетливо знали, кто нам нужен на роль — скажем, я еще только начал первую книгу, но меня уже пронзало понимание, что Неда Старка должен играть Шон Бин, а Тириона — Питер Динклэйдж. Что вот этих двух надо постараться заполучить любой ценой. И сегодня они здесь, в Пасадене [на мероприятии для прессы], так что нам это удалось [смеется]. Потом, Эйдан Гиллен в роли Мизинца, потрясающий Чарльз Дэнс в роли Тайвина Ланнистера… в общем, это просто невероятно, что мы смогли заполучить всех их.

Уайсс: Да, если говорить об актерах, которых мы с самого начала видели в соответствующих ролях, то лично для меня таких было всего трое. Конечно, это Питер и Шон, а третий — именно Чарльз Дэнс в роли Тайвина.

Беньофф: Но в процессе подбора бывают и неожиданности, когда появляются люди, абсолютно не похожие на образы, уже сформированные в нашем воображении. Например, Сибель Кекилли в роли Шаи. Шая, как она описана в книгах и как мы ее себе представляли в начале кастинга, должна была быть английской девушкой. Но потом появилась Сибель. Мы посмотрели фильм «Головой об стену» с ее участием — она там была совершенно неотразима, так что мы, хотя и понимали, что шансов мало, решили пригласить ее на прослушивание и, честно говоря, обалдели от результата.

Уайсс: И Эйдан отличается — здорово отличается — от того Мизинца, каким его представлял себя я. Но вариант Эйдана оказался настолько лучше придуманного мной, что полностью вытеснил прежний образ из моей головы.

Беньофф: Или вот Наталья Тена в роли Оши. Джордж уже писал в своем блоге, насколько она отличается от придуманного им персонажа, но все же новая Оша понравилась нам больше.

Райан: Довольно спорный вопрос, стоит ли использовать слово «фэнтези» в описаниях этого проекта. То есть книги Толкина стали классикой, и я их очень люблю, но в мире Джорджа люди занимаются сексом и чувствуют голод, они не эльфы и не бестелесные духи, и все такое. И я не хочу, чтобы люди избегали просмотра «Игры престолов» или начинали смотреть с неверными ожиданиями. Как вы сами — используете слово «фэнтези»? Оно вас не смущает?

Уайсс: C одной стороны, мы чувствуем, что это тот сериал, который заинтересует людей, не являющихся поклонниками жанра в целом. Он имеет столько же общего с фэнтези, сколько и с любимыми для них жанрами. Но с другой — мы хотим использовать и присущие этому миру фантастические элементы, ведь именно они выгодно его выделяют. Поклонники фантастики вспоминают о чувствах изумления и трепета, когда речь идёт о великолепной истории, рассказанной в своем жанре. И мы будем использовать эти элементы, потому что уверены, что они играют важную роль в нашем проекте.

Райан: К сожалению, сейчас много некачественного фэнтези в книгах, кино, на ТВ. Жаль будет, если люди решат, что это действо происходит в каком-то вторичном мирке.

Уайсс: Мы это обсуждали: у многих существует предубеждение, что фэнтези как жанр востребован только среди 13–15-летних подростков мужского пола. Попытки определиться с конкретной целевой аудиторией проистекают из не очень хорошего понимания того, кто из зрителей может на самом деле заинтересоваться историей, происходящей в придуманном мире. А мы думаем, что множеству самых разных людей будет интересно посмотреть такую историю, если она будет качественно снята. Мы думаем, здесь вполне применим принцип «Делай свое дело, и успех придет».

Беньофф: Ага. И особенно нам повезло, что мы работаем с HBO. Знаете, меня не слишком-то интересовали вестерны до того, как вышел «Дэдвуд», который меня прямо-таки заворожил. Мне казалось, что я по горло сыт сериалами про гангстеров, пока не появился «Клан Сопрано», или сериалами про полицию — до «Прослушки». О чем мы и говорили на первой встрече с руководством канала: никто не умеет переворачивать жанры вверх дном так, как это умеет HBO. Они берут какие-то традиционные элементы жанра — например, фильмов о мафии для «Сопрано» или вестернов для «Дэдвуда».

Уайсс: «Дэдвуд» — вполне себе вестерн, просто он обыгрывает эти традиционные элементы гораздо полнее и многограннее, чем обычные вестерны.

Беньофф: Да, на HBO это делают лучше, вот в чем разница. Я много от чего могу зафанатеть. Поклонником фильмов ужасов себя не назову, но если хоррор в фильме сделан хорошо — я фильм полюблю. Я бы не стал отказываться от просмотра чего-либо, рекомендованного мне друзьями в виде «Это надо посмотреть, очень-очень хорошо сделано, тебе понравится». Так что, надеюсь, наш сериал будут рекомендовать таким же образом. Я, честно говоря, уверен: если зритель досмотрит его хотя бы до завершения второй серии — он останется с «Игрой престолов» до конца, вне зависимости от того, был он знаком с произведениями в жанре фэнтези или нет.

Райан: И еще мне нравится, что магия в этой истории не используется в качестве подпорки для сюжета, нет никаких волшебных карточек «Выйти из тюрьмы» (как в «Монополии»), меняющих ход истории.

Беньофф: Многие писатели используют подобные костыли, но только не Мартин.

7 апреля 2011
Maureen Ryan [оригинал]

Коллективный перевод специально для 7kingdoms.ru

Комментарии (5)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: