Интервью с Натальей Виленской, переводчиком «Песни Льда и Пламени» на русский язык: «Это уже часть моей биографии»

Большинство из тех, кто пришел в наш фэндом в досериальную эпоху, полюбили этот мир, читая Мартина в переводе — за парой исключений это значит, что текст создан Натальей Виленской. Свой последний перевод Мартина она сдала лишь месяц назад, и через посредничество издательства АСТ нам удалось пообщаться и узнать, как она работает, с какими проблемами сталкивается и что думает о цикле «Песнь Льда и Пламени» в целом. Это первое интервью Натальи Виленской.

7kingdoms.ru: Здравствуйте, Наталья Исааковна! Спасибо, что согласились ответить на наши вопросы. О вас в интернете почти ничего не найти, кроме внушительного списка переведенных авторов — Джордж Мартин, Гарри Гаррисон, Айзек Азимов, Роберт Хайнлайн, Дэн Симмонс, Дэвид Геммел… Расскажите, как вы стали переводчиком.

Н. Виленская: По образованию я библиотекарь-библиограф технических библиотек. Долго работала в Центре научно-технической информации (в советское время такие были в каждом областном городе). Давняя мечта о художественном переводе сбылась только в 90-х, когда рижскому издательству «Полярис» понадобились переводчики фантастики. Начинала я с любимых издавна авторов: «Полярис» выпускал серии «Миры Гаррисона», «Миры Хайнлайна» и т. д. Через некоторое время мне предложило работу издательство АСТ. Лет мне, что нетрудно вычислить, немало уже, под 70. Живу я в Самаре.

Один из первых переводов Н. Виленской вышел в этой книге

7k: Как же мечта о художественных переводах вообще появилась? Получается, до 90-х вы переводили для себя?

Н. Виленская: Технические переводы делала. Что до мечты, то она возникла из книги К. Чуковского «Высокое искусство: О принципах художественного перевода». Всем, кстати, рекомендую.

7k: На русском языке у Джорджа Мартина последние 20 лет фактически ваш голос, но над первой книгой «Песни Льда и Пламени» работал другой человек, Юрий Соколов. Как случилось, что продолжение стали переводить вы?

Н. Виленская: Это скорее вопрос к издательству — я просто не знаю. Заслуга первого переводчика велика: именно он ввел все основные термины, имена и названия. Я старалась все это соблюдать — сквайра, правда, переименовала в оруженосца и еще какие-то мелочи.

7k: Поскольку сейчас вы де-факто единственная переводчица всего, относящегося к миру Мартина, то хотелось бы понять: это ваша инициатива или инициатива издательства? Может ли переводчик вообще выбирать себе авторов на перевод? Можно ли сказать, что у вас есть любимые авторы, которых вы за собой «столбите»?

Н. Виленская: Это, в общем, происходит автоматически: издательство, естественно, предлагает мне авторов, с которыми я уже работала, а я, естественно, соглашаюсь. Так что и столбить не приходится. Между «постоянными» авторами случаются «промежуточные», но они тоже имеют шанс стать постоянными: редкий фантаст пишет что-то в одной-единственной книге, обычно намечается продолжение.

7k: А бывает так, что издательство присылает на перевод автора — а он ну совсем не ваше? И наоборот, была ли какая-нибудь книжка, которую вы получили на перевод, и она стала для вас приятным открытием, а автор — новым любимым? Что вам вообще нравится как читателю?

Н. Виленская: Не сильно люблю сайенс фикшн (классиков не считаем), особенно антиутопии. Но берусь, чтобы попробовать свои силы и там. Фэнтези тоже бывает так себе. Полюбила в процессе нежеланный сначала английский апокалипсис «Клуб любителей бега» Эдриана Уокера (не знаю, вышла ли книга и как ее в итоге назвали). Как читатель предпочитаю детективы (тоже мелькают иногда в переводах), мемуарную литературу и старое-любимое.

7k: Как вы обычно переводите? С листа или предварительно читаете целиком? В какой момент составляете глоссарий (и составляете ли вообще)?

Н. Виленская: Раньше читала, теперь уже нет, перевожу сразу. Но обязательно прочитываю и выправляю переведенное. Без глоссария, конечно, не обойтись, особенно если это дилогия, трилогия и т.д. Начинаю его с первой страницы, потом вношу по мере поступления новые имена и понятия. Главный мартиновский словарь, к примеру, составляет почти 100 страниц (есть еще вспомогательные).

7k: Сколько времени (примерно, конечно) занимает перевод одного романа, уровня основной саги Мартина?

Н. Виленская: У Мартина — около полугода, книги меньшего объема — месяца 3–4.

7k: А насколько тесно вы продолжаете работу с редакцией после сдачи перевода, при подготовке текста к печати?

Н. Виленская: Отвечаю на вопросы редактора, если таковые имеются. Иногда советую что-то относительно названия всей книги или отдельных глав. Делаю в тексте примечания для редакторов.

7k: Редактор и переводчик ныне закрытого издательства «Прогресс» Нина Федорова рассказывала в своем интервью, что прошло то время, когда редактор вдумчиво вычитывал перевод параллельно с оригиналом. Вы еще застали это время? Насколько вообще редактор изменяет за вами текст?

Н. Виленская: Мои постоянные редакторы читают внимательно и спрашивают, когда сомневаются. Поправок «без спросу» в готовой книге нахожу очень мало. Насколько пристально они сверяют перевод с оригиналом — не могу знать.

«Особенно меня поразило, что на растерзание Рамси Болтону отдали не кого-то, а Сансу».

7k: Есть ли в работе над «Песнью Льда и Пламени» своя специфика? Как вы переключаетесь между главами разных персонажей?

Н. Виленская: Приходится как-то вживаться в образ. Ясно, что ребенок мыслит и говорит иначе, чем взрослый, что северяне отличаются от южан, что в Эссосе нравы и речи вольготнее вестеросских. Стараюсь, в общем, как могу. И да спасут нас боги от употребления современных словечек и выражений!

7k: Есть такие персонажи, главы которых вам не интересно переводить?

Н. Виленская: Это, как правило, проходные фигуры. Взять Квентина из «Танца с драконами» — сразу понятно, что долго он не протянет. Железного флотоводца Виктариона тоже недолюбливаю. Судьба Коннингтона и его принца, учитывая сериал, совсем непонятна. Остальные, даже «нехорошие» вроде Серсеи и Джейме, уже как родные.

7k: Значит, вы смотрите сериал «Игра престолов»? Как он вам?

Н. Виленская: Смотрю, конечно. Сначала огорчалась, когда сериал расходился с книгой — особенно меня поразило, что на растерзание Рамси Болтону отдали не кого-то, а Сансу. Потом перестала: сериал убежал далеко вперед, и расстраиваться бессмысленно. По этой причине каждый новый сезон нравится мне больше прежнего, и снимать они стали лучше, и актеры в основном хорошо подобраны.

7k: Ваш последний перевод, «Пламя и кровь» — летописная хроника, но по сути Мартин продолжает свою игру с точками зрения и пишет от имени выдуманного персонажа. С чем вам было приятнее работать — с хроникой ученого старца или историями от первого лица в основном цикле и рассказах о Дунке и Эге?

Н. Виленская: Во всем есть своя прелесть. Мейстер хорош тем, что излагает в стабильном академическом стиле, не считая вкраплений из  приятеля нашего Гриба (и терминов новых нет, всё можно найти в предыдущих книгах). А большая сага и «Рыцари» интересней мне как читателю.

Обложка «Пламя и кровь» на русском языке
Чтобы книга вышла одновременно со всем миром, ее выслали на перевод еще до того, как закончили редактировать, а исправления досылали позже.

7k: С «Пламенем и кровью» в АСТ впервые выпустят книгу (точнее, половину книги) одновременно с США, Великобританией и некоторыми другими странами. Расскажите, как изменение сроков выхода книги повлияло на вашу работу.

Н. Виленская: Поскольку эти страны решили выпустить книгу одновременно, переводчиков (видимо, всех) снабдили работой загодя. Я начала переводить в конце мая, закончила (всю книгу целиком) в октябре, как и договорилась с издательством.

(В издательстве уточнили, что подготовка текста такого объема занимает около 1,5-2 месяцев, поэтому было решено сосредоточиться на первой половине текста и выпустить книгу в виде двух томов — прим. 7kingdoms.ru)

7k: Переводчик «Песни Льда и Пламени» на польский язык на крупнейшем англоязычном фанатском форуме рассказал, что получил в работу не окончательную редакцию «Пира стервятников» из-за ошибки агента Мартина. В АСТ в какой-то момент тоже обнаружили ошибку, но уже после выхода первого тиража. Такие ошибки часто случаются? Что вы чувствуете, когда такое происходит?

Н. Виленская: Да, это был очень досадный случай — больше подобного, к счастью, не повторялось. Кстати, к «Пламени и крови» Мартин прислал несколько выпусков поправок и примечаний.

7k: Ходили слухи, что «Пир стервятников», четвертую книгу основного цикла, вы озаглавили иначе, а переименовали ее уже в редакции. Так ли это? Как вы озаглавите грядущие «The Winds of Winter» и «A Dream of Spring»?

Н. Виленская:  Нет, «Пир» был с самого начала моим названием. «Танец с драконами» нарушил, кстати, привычную схему заглавий «нечто чего-то или кого-то». Ну, а о будущих книгах (если они все же будут) подумаем, когда автор напишет их.

«Пир стервятников» переводился не по последней редакции книги

7k: В одном из своих интервью переводчик Виктор Голышев говорил, что в старой переводческой школе переводы часто приглаживали. Вы Мартина тоже приглаживаете, планомерно выбирая самый лаконичный вариант перевода и разбивая фразы на части, иногда вообще практически пересказываете отрывок. Это делается ради складности?

Н. Виленская: Для начала определим, что значит приглаживать. Разбивка фраз, сокращения — это, я бы сказала, рутинная переводческая работа ради удобочитаемости русского текста. Где-то приходится сокращать, где-то, наоборот, добавлять. Особенно это касается боевых эпизодов, где хочется добиться максимальной динамики. А вот в смысловом отношении я ничего не приглаживаю. Все жестокие и эротические сцены передаю полностью, без купюр и смягчений.

7k: Вы иногда опускаете сравнительные обороты и даже второстепенные предложения, причем в «Битве королей» таких случаев гораздо меньше, чем, например, в «Таинственном рыцаре» и, особенно, в «Танце с драконами». Из-за чего так?

Н. Виленская: С опытом приходит, должно быть. Раньше я и правда была «буквальнее», но буквализм в переводах редко себя оправдывает.

7k: Читая главы из «Бури мечей» и «Танца с драконами» кажется, что они на русском языке звучат несколько по-разному. Это изменение в стиле Мартина или это ваш стиль изменился?

Н. Виленская: Могу лишь повторить ответ на предыдущий вопрос. Это опыт плюс вхождение в стиль автора, с которым давно работаешь. Стиль Мартина, насколько я могу судить, остается примерно тем же.

7k: Берясь за «Битву королей», вы стали следовать номенклатуре, введенной в «Игре престолов», но в «Межевом рыцаре» у вас был свой подход, и в некоторых местах он представляется нам более правильным. Расскажите, как вы обычно рассуждаете, адаптируя имена и названия для перевода на русский язык?

Н. Виленская: Если в книге действуют не реальные англичане или американцы, стараюсь, чтобы имена звучали не совсем по-английски. Это не всегда удается, вспомним хотя бы Хайтауэров и Айронвудов, которых трудно транскрибировать как-то иначе. То же относится к географии. Винтерфелл и Хайгарден звучат хорошо, но Блэк Хейвен лучше переделать в Черную Гавань. Того же принципа придерживаюсь и с другими названиями, но и здесь бывают свои неудачи. С именами и названиями за Узким морем гораздо проще, они и в оригинале экзотические.

7k: Как вы считаете, много ли теряет русскоязычный читатель из-за того, что в русском языке не передать игру слов или ассоциаций, которую Мартин так активно использует в именах?

Н. Виленская: Читатель безусловно теряет, но тут дело тонкое, легко перегнуть. Инчфилда из «Присяжного рыцаря» я переименовала в Дюймеля, но не всегда удается так ловко вывернуться. Все уже уяснили, что Сноу — это снег, однако у бастардов разных местностей и прозвища разные: Уотерс, Флауэрс, Сэнд. Сноски тоже давать не хочется, это все-таки фэнтези, а не научный трактат. Стараюсь по возможности пояснять значение в тексте.

7k: Бывали случаи, когда хотелось бы обратиться к писателю за пояснением?

Н. Виленская: Бывали, но не пробовала пока, обходилась своими силами. Мартин, как правило, преподносит сюрприз, когда спрашивать уже поздно. Кто бы мог подумать, что Ходор означает «Hold the door»? Пока это только в сериале случилось, но неизвестно, что ждет впереди.

7k: Случается, что при переводе имен вы одно имя переводите по-разному для разных регионов, как это в земной истории происходило с библейскими именами. Например, в Западных землях живет Жиенна Вестерлинг, на Севере — Джейни Пуль, в Речных землях — Джейна Хеддль, а в оригинале они все Jayne. Почему так?

Н. Виленская: Как приятно, что у тебя такие наблюдательные читатели! Жиенну я просто хотела сделать романтичнее, выделив из всех прочих Джейн. С тех пор называю очередных Jayne, коим числа нет, то так, то этак. А Джейни — имя уменьшительное.

Кастерли Рок
Бобровый Утес, Кастерли-Рок или Утес Кастерли

7k: Есть ли какие-то моменты в глоссарии «Песни Льда и Пламени», которые вы с радостью переименовали бы сейчас, если бы могли?

Н. Виленская: Бобровый Утес в Кастерли-Рок. Знаю, что этот несчастный утес вызывает много нареканий, но что поделаешь — как повелось с первой книги, так и тянется. Джейехерис тоже неблагозвучен: дочь Эйегона Второго я сделала Джейегерой, но короли, боюсь, уже прочно укоренились.

7k: А пол у драконов?

Н. Виленская: В первых книгах говорилось, что драконы либо вообще не имеют пола, либо способны менять его по желанию. Позднее некий мейстер эту теорию опроверг, но конкретные самцы и самки появились только в «Мире льда и пламени», в Пляске Драконов. Англоязычному автору это просто, а что делать бедному переводчику, когда Вхагар и Среброкрылый уже в мужском роде? Счастье еще, что они яйца нигде не откладывали! Драконы Дейенерис тоже как бы все мальчики — поглядим еще, так ли это.

7k: Тем не менее, вы иногда меняете термины. Например, во втором и третьем томе warg фигурирует как оборотень, но в «Танце с драконами» — все-таки становится варгом. Расскажите, почему вы все-таки решились ввести новый термин? Из-за Варамира? При каких обстоятельствах переименования внутри большого цикла вообще уместны?

Н. Виленская: Они, конечно, мало уместны, поэтому я и стараюсь не прибегать к ним. В данном случае варг, так сказать, подвид оборотня — это скорей уточнение.

7k: В «Межевом рыцаре» дифтонги в именах Таргариенов вы передаете иначе, в стиле русских переводов Толкина — Аэгон, а не Эйегон, как у Соколова, или Эйгон, как произносят Мартин и актеры в сериале. С выходом книги «Пламя и кровь» (и ранее отдельных ее отрывков) Таргариенов стало очень много. Абстрагируясь от необходимости придерживаться единообразия, какие сильные и слабые стороны вы видите в этих вариантах как переводчик?

Н. Виленская: Переводя «Межевого рыцаря» для сборника «Легенды» в 99-м, я впервые узнала о Мартине и его саге из предисловия к этой новелле. В работе придерживалась принципа «не англичанить» (см. выше). Там много других отличий, сьер вместо сир и прочее. Немного позже, получив в перевод «Битву королей», стала придерживаться транскрипции Ю. Соколова, поскольку первая книга тогда уже вышла. Его правоту подтвердил сериал, который в то время никто предвидеть не мог: там, конечно, произносят «эйе», а не «аэ».

7k: Переводчики сериала просто за пару месяцев до премьеры спрашивали у книжных фанатов, как лучше: следовать русскому переводу книг или озвучивать по принципу «как слышится». Выбор был очевиден.

А вы, кстати, знали, что на основе в том числе вашей работы над «Песнью Льда и Пламени» защищаются кандидатские диссертации (например, диссертация Новичкова А.А. «Ономастическое пространство англоязычных произведений фэнтези и способы его передачи на русский язык»)?

Н. Виленская: Нет, не знала. Перевела, правда, книжку «Философия и «Игра престолов», где много интересных ассоциаций, исторических и психологических.

7k: Как вы подходите к переводу профессиональной терминологии, когда приходится внезапно погрузиться, например, в средневековую оснастку кораблей, устройство доспехов или геральдический язык? Вообще, чем вы пользуетесь при переводе? Со словарями сейчас, слава богу, проблем нет, но всегда ведь возникают непонятности. Есть знакомые/коллеги, готовые подсказать по любому вопросу? Долго гуглите? Спрашиваете на каких-нибудь узкоспециализированных форумах?

Н. Виленская: Гугл, Википедия, словари электронные и бумажные. Знакомых специалистов, к сожалению, нет, форумами пока не пользовалась (может быть, пора начинать). Тут свои сложности: не скажешь ведь «моргенштерн» (morningstar), пишу «булава на цепи». Арбалетную стрелу мне, кстати, совершенно правильно поменяли на болт, требюшет на требушет.

Билибин. Добрыня Никитич освобождает от Змея Горыныча Забаву Путятичну. 1941

7k: В свое время у нас был нешуточный спор, насколько уместно использовать славянизмы, вроде воеводы (captain-general) или рыцарей-помещиков (landed knight), в переводе условного западноевропейского средневековья XII-XIV веков. Расскажите о своей позиции в этом вопросе.

Н. Виленская: Почему же славянизмы. Воевода, военачальник, полководец — какая в принципе разница. Также и помещик, поместье, усадьба — слова вполне нейтральные, пригодные и для западных культур. И лучше уж перевести solar как горница или светлица, чем как солярий.

7k: Фанатские сообщества вокруг «Песни Льда и Пламени» у нас в стране стали складываться после выхода «Бури мечей», а уж после старта сериала выросли многократно. Теперь вашу работу изучают очень придирчиво. Вы ощущаете это давление?

Н. Виленская: Всячески стараюсь избежать этого. На фанатские сайты  предусмотрительно не захожу, в соцсетях  не состою. Иногда мне передают что-то родные-знакомые, которые заходят и состоят.

7k: А из редакции в АСТ не передают? В 2011 году руководство АСТ объявило, что готово принимать правки фанатов, тогда-то и началось параллельное вычитывание переводов. Вам показывали хотя бы что-то из этого?

Н. Виленская: Нет… оберегают меня, как видно.

7k: Когда вы только начинали переводить «Песнь Льда и Пламени», цикл был не очень популярен — ни в США, ни в России. Теперь это бестселлер. Для вас «Песнь Льда и Пламени» — это хлеб или нечто большее?

Н. Виленская: Я ее с прошлого века перевожу, это уже как бы часть моей биографии. Бестселлер — дело наживное, я одинаково добросовестно отношусь ко всем переводам, но радуюсь, конечно, когда «мои» книги переиздают. Не зря, выходит, работала, да и хлебный фактор тоже немаловажен.

7k: Как вы считаете, с чем связан успех «Песни Льда и Пламени»? Ведь не только в сериале дело?

Н. Виленская: Это качественная, оригинальная, нешаблонная фэнтези. Мартин совершил почти невозможное: казалось бы, что еще можно сделать в этом жанре после Толкина и легиона его последователей? Что такого особенного в очередной рыцарской саге с драконами? А он вот сумел. Успех сериала тоже сильно помог: людям нравится, и они читают.

7kingdoms.ru: Спасибо большое, что нашли время с нами побеседовать!

Комментарии (31)

Наверх

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: