Ваш любимый момент из книг

Lady Snark

Знаменосец
1. "Только Кет" - абсолютный фаворит
Да! Вообще вся глава отличная, начиная со снежного замка, но Only Cat - просто сделало мне щастье )))

Прошу понять, Кэт тут не причем, просто очень уж изящно сказал и сделал. Я прям вскочила и по комнате запрыгала. Всякий может убить, тем более выкинуть в дыру... но ведь важно как... :rolleyes:
3. ПОВы Теона в ТсД. Вот даже не могу выделить что-то одно. Каждая глава - маленький шедевр.
Да ваще, крышу сносит от этой истории полностью. Но это не моменты, это просто всё целиком шедевр, нерасслоимое. Вплоть до спойлерной главы Теона.

Но именно как момент, а не длинную историю - да, я пожалуй тоже бы на первое место поставила то же, что и вы.
Читаю главу в электронной книге, и хочется воскресить Рамси!
Зачем воскрешать Рамси, в книге он живехонек.
 

JCSStark

Удалившийся
Зачем воскрешать Рамси, в книге он живехонек.
Это я образно.;) Столько опечаток, что теряется все удовольствие от прочтения.
А насчет любимого момента - действительно, сложно выделить что-то одно.:thumbsup:
 

sholay

Удалившийся
Да! Вообще вся глава отличная, начиная со снежного замка, но Only Cat - просто сделало мне щастье )))

Прошу понять, Кэт тут не причем, просто очень уж изящно сказал и сделал. Я прям вскочила и по комнате запрыгала. Всякий может убить, тем более выкинуть в дыру... но ведь важно как... :rolleyes:
Это моя самая любимая глава в книге:) перечитывала множество раз. Воспоминания Сансы, то, как она лепит Винтерфелл, ее разговор с Мизинцем и поцелуй, истерика Лизы, ну и конечно же последние слова Мизинца. Настолько не ожидаешь от него ничего подобного - и бац! Столь решительное избавление от "любимой" супруги:)
 

sholay

Удалившийся
Хороша последняя глава Дени в "Танце с Драконами".
О да :thumbsup: Единственная глава Дейенерис, которая мне по-настоящему понравилась. Хотя был еще эпизод в Доме Бессмертных, но эта все-таки лучшая.
Ей приснился покойный брат – такой же, как перед смертью: с опаленными волосами и черным лицом, изборожденным струями жидкого золота.

– Ты же умер, – сказала Дени.

Убит, ответил он. Губы у него не шевелились, но она явственно слышала каждое слово. Ты не скорбела по мне, сестра. Плохо умирать пешим.

– Раньше я любила тебя.

Да… раньше, сказал он с горечью, от которой ее проняла дрожь. Ты должна была стать моей женой и рожать детей с серебристыми волосами и фиолетовыми глазами, чтобы сохранить в чистоте кровь дракона. Я заботился о тебе, учил тебя, рассказывал о нашей родной стране. Кормил тебя на деньги, вырученные за корону нашей матери.

– Ты обижал меня и пугал.

Только когда ты будила дракона. Я любил тебя.

– Ты предатель. Ты продал меня.

Это ты предательница, пошедшая против родной крови. Твой муж-лошадник и его вонючие дикари надули меня. Обещали золотую корону, а дали вот что. Он тронул расплавленное золото, текущее по лицу, и палец его задымился.

– Ты получил бы свою корону. Мое солнце и звезды добыл бы ее для тебя, надо было лишь набраться терпения.

Терпения? Я ждал этого всю свою жизнь. Я был их королем, а они надо мной насмеялись.

– Надо было тебе остаться в Пентосе с магистром Иллирио. Кхал Дрого повез меня в дош кхалин, но ты не должен был ехать. Ты сам сделал свой выбор, и он оказался неверным.

Хочешь разбудить дракона, глупая потаскушка? Кхаласар Дрого был моим. Я купил у него все сто тысяч вопящих бродяг в обмен на твою невинность.

– Ты так ничего и не понял. Дотракийцы не покупают, не продают – они лишь дарят и принимают дары. Если бы ты подождал…

Я ждал. Ради короны, ради престола и ради тебя, а получил только котел с расплавленным золотом. Почему драконьи яйца отдали тебе, а не мне? Уж я научил бы этот мир уму-разуму.

Визерис захохотал, челюсть у него отвалилась, и жидкое золото хлынуло изо рта вместе с кровью.

Когда Дени очнулась от кровавого сна, уже светало, и трава тихо шелестела на утреннем ветерке. Надо еще поспать… Почему травяная подстилка мокрая, дождь прошел или она во сне обмаралась? Кровь… Она умирает? Дени взглянула на побледневший серпик луны и поняла, что это всего лишь месячные.

Не будь она так больна и напугана, это стало бы для нее облегчением. Вся дрожа, Дени вытерла внутреннюю сторону бедер пучком травы. Драконы не плачут. Это лунная кровь, но почему луна в первой четверти? Когда у нее было последнее кровотечение – в прошлое полнолуние, в позапрошлое? Нет, позапрошлое – слишком долго.

– Я от крови дракона, – сказала она траве.

Была, прошептала в ответ трава. Пока не посадила своих драконов на цепь.

– Дрогон убил девочку, совсем маленькую. Ее звали… – Дени не могла вспомнить как и заплакала бы, но все слезы у нее давно уже выжгло. – У меня такой никогда не будет, я – Матерь Драконов.

Ты обернулась против своих детей, сказала трава.

В животе словно клубок змей поселился, сбитые ноги болели. Дени зачерпнула в пригоршни илистую воду. К полудню она нагреется, а сейчас прохладная, хорошо умыться такой. Подол туники намок – у нее никогда еще не было таких обильных лунных кровотечений. Может, вода плохая? Если так, ей конец – без воды обходиться она не может.

– Иди, – приказала себе Дени. – Ручей выведет тебя к Скахазадхану, а там будет ждать Даарио. – Но все ее силы ушли на то, чтобы встать, и она просто стояла, щурясь на солнце.

Вот уже и позднее утро. Дени сделала шаг, другой и снова поплелась вдоль ручья.

День разгорался, солнце било в плохо защищенную коротким ежиком голову. Дени, сама того не заметив, вошла в ручей. Ил хорошо успокаивал покрытые мозолями ноги. По воде, по берегу, а идти надо. Ручей выведет к реке, река приведет домой… Нет, неправда.

Миэрин не был ей домом и никогда им не будет. Это город чужих людей и чужих богов. Там носят замысловатые прически и каемчатые токары, благодать достигается через блуд, резня считается высоким искусством, а собачье мясо – лакомством. Это город гарпии, а Дейенерис не гарпия.

Вот-вот, проворчала трава голосом Джораха Мормонта. Я предупреждал вас: бегите из этого города. Войну вам следует вести в Вестеросе, не здесь.

Он говорил тихо, но шел рядом с ней. Медведь, старый славный медведь, любивший и предавший ее. Она так по нему скучала. Увидеть бы снова его рубленое лицо, прижаться к его груди – но если повернуться к нему, он сразу исчезнет.

– Я просто грежу, сплю на ходу, – сказала она. – На самом деле я одинока и несчастна.

Несчастны, потому что замешкались в этом злом городе, ответил сир Джорах. Одиноки, потому что прогнали меня.

– Ты предал меня. Шпионил за мной ради золота.

Нет. Ради того, чтобы вернуться домой.

– Тебе нужен был не только дом, но и я. – Она видела это в его глазах.

Да, печально призналась трава.
– Ты целовал меня… целовал без моего позволения. Ты продавал меня врагу, но в твоих поцелуях чувствовалась любовь.

Я дал вам хороший совет. Приберегите мечи и копья для Вестероса, сказал я. Оставьте Миэрин миэринцам и ступайте на запад. Но вы не послушались.

– Я должна была взять Миэрин, чтобы мои дети не умерли с голоду во время похода. – Дени хорошо помнила след из мертвых тел, тянувшийся за ней в красной пустыне, и больше не желала такого видеть. – Без Миэрина я не прокормила бы их.

Вы его взяли, но не пошли дальше.

– Да. Чтобы стать королевой.

Вы – королева Вестероса.

– Но он так далеко. Я устала от войны, Джорах. Мне хотелось отдохнуть, хотелось смеяться, сажать деревья и видеть, как они подрастают. Я ведь совсем еще молода.

Нет. Вы от крови дракона. Шепот слабел, словно сир Джорах отставал понемногу. Драконы не сажают деревьев. Вспомните, кто вы и для чего созданы. Вспомните свой девиз.

– Пламя и кровь. – Сказав это, Дени споткнулась о камень и ушибла себе коленку. Сейчас медведь возьмет ее на руки и понесет… но его нет здесь, только трава качается. Ветер? Но и ветра тоже нет. Солнце палит, жужжит мошкара, пролетела над ручьем стрекоза. Непонятно, отчего трава шевелится.
 

Rendon

Скиталец
Особенно запомнились три главы:
I. Пролог. Я почувствовал атмосферу заСтенья и очень проникся ей.
II. Первая глава Брана. Это была та самая глава, где младшие Старки и Сноу получают своих лютоволчат. Начав читать книгу, я буквально целиком проглотил пролог и первую главу Брана. Дальше меня было уже буквально не остановить.
III. Глава, в которой Робба провозгласили Королём Севера. Вообще очень люблю северян Вестероса. Поэтому особенно меня порадовала глава, где Север выбрал себе предводителя, который поведёт северян в бой.
 

Amfinol

Наемник
Ваш любимый момент из книг
Я или не в теме, или вообще не догоняю..... Как это??? Любимый момент из книг?
- Мне вот понравился диалог из 15-й главы третьей книги, но в целом книга дерьмо. Так штоле?
Не бывает такого. Книга или нравится в целом - или не не нравится вообще.
 

Rendon

Скиталец
Я или не в теме, или вообще не догоняю..... Как это??? Любимый момент из книг?
- Мне вот понравился диалог из 15-й главы третьей книги, но в целом книга дерьмо. Так штоле?
Нет, скорее имеется ввиду что-то навроде:
- Книги очень хорошие, но особенно мне запомнился вот этот момент:...
 

Amfinol

Наемник
Нет, скорее имеется ввиду что-то навроде:
- Книги очень хорошие, но особенно мне запомнился вот этот момент:...
Ржинимагу.
Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед.
Шикарное да?. Это начало книги, если чо.
Мне этот момент запомнился сразу, и думаю на долгие годы, но не этот момент характеризует книгу в целом.
Хотя начало ( это начало романа) заинтриговывает.
 

Rendon

Скиталец
Мне этот момент запомнился сразу, и думаю на долгие годы, но не этот момент характеризует книгу в целом.
Хотя начало ( это начало романа) заинтриговывает.
Не понимаю, с чего Вы взяли, что понравившийся человеку отрывок должен как-то охарактеризовать книгу. Любимый момент может быть любимым потому что там просто превосходно передаётся атмосфера какой-нито части света или потому что кто-то произнёс эпичную фразу. А может быть, просто в этом моменте красиво описан зубодробительный экшен.
 

Rendon

Скиталец
А для чего тогда эта тема вообще нужна?
Для того, чтобы люди делились впечатлениями, ну. Чтобы люди рассказали, какие отрывки вызвали у них больше всех эмоций, и тому подобное.
 

Lyanna

Лорд
Очень люблю этот момент из "Бури мечей" (как раз перечитала):
— Манс — это я, — сказал певец, встав и отложив свою лютню. — А ты бастард Неда Старка, Сноу из Винтерфелла.
Джон не сразу обрел дар речи.
— Но откуда… откуда вы знаете…
— Это после. Как тебе понравилась моя песня?
— Хорошая песня. Я ее и раньше слышал.
— «Но хочу я сказать: мне не жаль умирать, коль дорнийка любила меня», — повторил Король за Стеной. — Скажи, правду ли говорит мой Костяной Лорд? Ты в самом деле убил моего старого приятеля Полурукого?
— Да. — (Хотя это больше его работа, чем моя.)
— Сумеречной Башне никогда уже не видать такого воина, — с грустью произнес король. — Куорен был моим врагом, но и братом тоже — когда-то. Как же мне быть с тобой, Джон Сноу? Благодарить тебя или проклинать? — спросил он с насмешливой улыбкой.
Король за Стеной совсем не походил на короля, и на одичалого тоже. Среднего роста, стройный, с резкими чертами лица, с проницательными карими глазами, с сильной проседью в длинных каштановых волосах. Ни короны, ни золотых колец, ни драгоценностей, даже серебряных украшений на нем нет. Шерсть, кожа да потрепанный плащ из черной шерсти с прорехами, зашитыми выцветшим красным шелком.
— Можете поблагодарить меня за то, что я убил вашего врага, — сказал наконец Джон, — и проклясть за то, что я убил вашего друга.
— Хар-р! — прогремел бородач. — Хорошо сказано!
И было очень жаль, что в сериале его убрали и добавили натужного пафоса
 

Ulv

Удалившийся
Один из запоминающихся и щемящих моментов в книге, прощание Робба Старка и Джона Сноу в Винтерфелле, когда Джон уезжал на Стену, а Бран лежал в коме.
Знаю, – отмахнулся Джон. – Сейчас! – Он оглядел весь этот шум и смятение. ~ А расставаться труднее, чем я думал.
– По-моему, тоже, – проговорил Робб. Снежинки застревали в его волосах и таяли, – Видел его?
Джон кивнул, не имея силы ответить.
– Он не умрет, – сказал Робб. – Я знаю это.
– Вас, Старков, трудно убить, – согласился Джон голосом ровным и усталым. Визит этот отнял у него все силы.
Робб понял, что случилось нечто нехорошее.
– Моя мать… – начал он.
– Она была… очень добра со мной, – перебил его Джон.
Робб улыбнулся с облегчением:
– Хорошо. В следующий раз мы встретимся, когда ты будешь уже в черном: Джон заставил себя ответить улыбкой:
– Я всегда любил этот цвет. А как ты думаешь, много ли времени пройдет до присяги?
– Не очень, – предположил Робб. Он прижал к себе Джона и крепко обнял его.
– Ну а теперь – прощай!
Джон ответил объятием:
– И ты тоже, Старк. Заботься о Бране.
– Можешь не сомневаться! – Они отодвинулись и с неловкостью поглядели друг на друга.
 

Korica

Мастер игры
У меня 2 самых-самых любимых момента:
1) Джон прощается с Арьей и дарит ей Иглу
2) Станнис предлагает Джону стать Лордом Винтерфелла
 

LordSnow

Оруженосец
Мои любимые моменты:
1)Первое появление Иных;
2)Нахождение лютоволчат.
3)Прощание Джона с Роббом и Арьей.
4)Нравится момент, когда Ренли смеется над Джоффри в Дарри.
5)Провозглашение Робба Королем Севера.
6)Первый разговор Джона и Манса.
7)Оборона Стены от Вольного Народа.
8)Смерть Джоффри.
9)Слова Джона: "Ночь начинается, и я начинаю свою войну".
10)Все диалоги Джона и Станниса.
 

Kars

Знаменосец
Если обстрагироватся от моментов с бейлишем которых не так уж и много.запомнился момент когда Роб Старк созывает знамена.и винтерфелл из которого десятки ворон разлетаются.
 

Ice ghost

Наемник
Дуель Оберина Мартелла с Горой и "Дракарис" Дейенерес в Астапоре. Самые сильные сцены, где переплетается героизм и безумие, сила и дерзость, невозможное с реальностью. Сцены, после которых долго всматриваешься в стену с горящими от возбуждения глазами.
Тирион Ланнистер в суде - "Я каюсь, ччто родился карликом!". Вот тогда действительно понимаешь, насколько мелок и злобен мир Королевской Гавани.
 

Lady D.

Межевой рыцарь
Очень сложно выделить именно моменты.

Сильно запомнился эпизод, когда Джон убегает от одичалых из Твердыни ночи, описано так, будто видишь это наяву.

Первая встреча Джейме и Русе Болтона в Винтерфелле.

Красная свадьба, свадьба Джоффри, свадьба Рамси и Джейни-Арьи. Побег Теона и Арьи!
 
Сверху