Впечатления от сборника рассказов о Дунке и Эгге «Рыцарь Семи королевств»

Незадолго до Нового года издательство АСТ выпустило сборник повестей о Дунке и Эгге. Похожий выйдет в США только весной, и мы думаем, что Мартин для него приготовит что-нибудь особенное (как минимум — предисловие), чего мы в своей русской версии будем лишены. Все три повести в России уже выходили: «Межевой рыцарь» даже трижды — в 1999, 2005 и 2008 гг., «Присяжный рыцарь» — в 2006 г., «Таинственный рыцарь» — совсем недавно, в 2012 г. Специально для переиздания в АСТ немного подшлифовали переводы имен в первых повестях (Межевой рыцарь и Присяжный рыцарь) и заказали Виленской новый перевод третьей повести, уже четвертый по счету — к имевшимся профессиональному (для сборника Воины) и двум любительским. Увы, новый перевод, несмотря на хороший слог, выглядит подозрительно маленьким. Простой подсчет количества символов с пробелами оригинального текста и различных переводов дает:

197 тыс. символов
Оригинальный текстОригинальный текст
199 тыс. символов
Любительский переводЛюбительский перевод
202 тыс. символов
Перевод А. Хромова и И. НепочатоваПеревод А. Хромова и И. Непочатова (сборник «Воины», Эксмо)
154 тыс. символов
Перевод Н. ВиленскаяПеревод Н. Виленская (сборник «Рыцарь Семи королевств»)

Получается, что на русском языке повесть в переводе Н.Виленской стала на 20% короче, чем на английском. И какой язык после этого самый лаконичный?

Такая разница в объеме вынудила нас рассмотреть тексты двух официальных переводов поближе и сравнить их с оригиналом: возможно, в варианте АСТ просто отсутствует последняя глава Бриенны пропущен какой-то кусок? Мы выверили повесть целиком и можем дать отрицательный ответ на этот вопрос: заметных пропусков нет, разница набирается за счет постоянного планомерного выбора наиболее коротких вариантов перевода, слияния соседних предложений в одно и пропуска некоторых слов (в редких случаях — второстепенных предложений) переводчиком АСТ Н. Виленской.

Правда, в первых нескольких абзацах примеров сокращений в переводе АСТ слишком уж много, из-за чего у всех поначалу складывается совсем грустное впечатление.

Оригинал: Egg’s old straw hat, wide-brimmed and floppy, kept the rain off the mule’s head. The boy had cut holes for Maester’s ears.
А. Хромова и И. Непочатова: Старая соломенная шляпа Эгга с широкими обвисшими полями прикрывала голову мула от дождя. Мальчишка провертел в шляпе дырки для ушей Мейстера.
Н. Виленская: Голову его покрывала старая соломенная шляпа Эга с дырками для ушей.

Не бог весть какая важная информация выброшена, но ведь выброшена? И вроде бы ни ритм, ни контекст не вынуждают к сокращению. У Хромовой и Непочатовой при этом все нормально (разве что немного странный глагол выбран в последнем предложении). Бывает и хуже:

Оригинал: His friends and he had kept the head until the flesh turned black and began to slough away. That took the fun out of chasing girls, so one night they burst into a pot shop and tossed what was left into the kettle.
А. Хромова и И. Непочатова: Четверо дружков не расставались с головой, пока мясо на ней не почернело и не начало отваливаться. Пугать ею девчонок стало неинтересно, поэтому как-то вечером они вломились в лавку горшечника и сунули останки в горшок.
Н. Виленская: Голова в конце концов совсем прогнила, и они кинули ее в котел в какой то харчевне.

Ну вот что могло побудить выбросить половину отрывка? Однако, повторим, в целом сокращения не являются значимыми для передачи деталей сюжета, а уровень литературного перевода у Виленской ожидаемо высок. Во всяком случае, второй профессиональный перевод не получается назвать более удачным (менее, впрочем, тоже). Вот, скажем, еще из самого начала:

Оригинал: The dead man’s lips and cheeks were torn and ragged; his eyes were two brown holes weeping slow red tears as raindrops mingled with the crusted blood. The dead man’s mouth sagged open, as if to harangue travelers passing through the gate below.
А. Хромова и И. Непочатова: Губы и щеки были исклеваны и истерзаны, вместо глаз — две коричневые дыры, слезящиеся бурыми потеками там, где дождь смешивался с загустевшей кровью. Язык вывалился изо рта, словно мертвец дразнил проезжавших через ворота путешественников.
Н. Виленская: Воронье расклевало щеки и губы, из пустых глазниц под дождем струились кровавые слезы, открытый рот точно взывал к проходящим через ворота путникам.

Виленская игнорирует здесь пояснения автора, для которого бороться со штампами плохого фэнтези (а текущая из трупов кровь несомненно относится к таковым) — важная задача. Зато у Хромовой и Непочатовой опять очень странный выбор глагола для последнего предложения. Почему «дразнил»?? Это не является ни основным переводным значением для harangue, ни мыслью Дунка (он явно не воспринимает отрубленную голову как предмет забавы), да и с открывающимся через несколько абзацев происхождением головы гораздо лучше сочетается «взывал» Виленской.

Оригинал: “Now you sound a proper princeling.”
А. Хромова и И. Непочатова: — Ты рассуждаешь прямо как принц!
Н. Виленская: — Слушайте, слушайте! Принц говорит!

Не очень удачный вариант у Виленской.

Оригинал: Since then, they had been living on windfalls and strips of old salt beef as hard as wood.
А. Хромова и И. Непочатова: И с тех пор обходились упавшими с веток плодами и старой солониной, жесткой, как дерево.
Н. Виленская: …питаясь лишь тем, что могли промыслить охотой, да еще жесткой, как дерево, солониной.

Гм.

Оригинал: It was an old thing, tall and heavy, kite-shaped
А. Хромова и И. Непочатова: Это был старый ромбовидный щит…
Н. Виленская: …повесил на руку щит
Любительский перевод: Щит был старым, длинным и тяжелым, по форме напоминал воздушного змея

Не любят у нас рыцарские атрибуты :о( Kite shield

Оригинал: “Squire? Do you claim to be a knight?”
А. Хромова и И. Непочатова: — Оруженосец? Так ты, стало быть, считаешь себя рыцарем?
Н. Виленская: — Оруженосец? За рыцаря себя выдаешь?

Виленская права.

Оригинал: “Alyn, you will ask Ser Duncan for his pardon.”
“If I must. Will you forgive me, ser?” He did not wait for reply, but turned his bay about and trotted down the road.
А. Хромова и И. Непочатова: — Алин, попроси у сира Дункана прощения!
— Ну, если уж ты так настаиваешь… Вы простите меня, сир? — И, не дожидаясь ответа, он поворотил лошадь и припустил по дороге.
Н. Виленская: — Проси у сира Дункана прощения, Алин.
— Нижайше прошу извинить меня, сир. – Пернатый рыцарь повернул коня и рысью поехал вперед.

Не очень благозвучный вариант у Хромовой и Непочатовой, но у Виленской вообще потерян смысл отрывка.

Оригинал: Something in his tone made Dunk want to tug his forelock.
А. Хромова и И. Непочатова: Его слова прозвучали так, что Дунку захотелось взъерошить волосы надо лбом.
Н. Виленская: …спросил другой — так властно, что Дунк едва поборол искушение отвесить ему поклон.

Хороший вариант у Виленской и что-то очень странное у Хромовой и Непочатовой.

Оригинал: That was the sort of name a hedge knight might choose, but Dunk had never seen any hedge knight garbed or armed or mounted in such splendor. The knight of the golden hedge, he thought.
А. Хромова и И. Непочатова: Подходящее имя для межевого рыцаря, но Дунку никогда не встречались межевые рыцари, вооруженные и разряженные с таким шиком. «Пожалуй, этот рыцарь служит на золотой меже…»
Н. Виленская: Межевые рыцари могли брать себе разные имена, но таких коней и дублетов Дунк у них еще не видывал. Рыцарь Золотой Межи, да и только.

Вариант Хромовой и Непочатовой точнее, однако Виленская удачнее передает мысли Дунка, когда они оформлены не прямой речью.

Оригинал: “Was the older lord some kin to House Frey?” The Freys bore castles on their shields, and their holdings were not far from here.
Egg rolled his eyes. “The Frey arms are two blue towers connected by a bridge, on a gray field. Those were three castles, black on orange, ser. Did you see a bridge?”
“No.” He just does that to annoy me. “And next time you roll your eyes at me, I’ll clout you on the ear so hard they’ll roll back into your head for good.”
А. Хромова и И. Непочатова: —А старший лорд, похоже, в родстве с домом Фреев?
В гербе у Фреев тоже были замки, и их земли находились неподалеку отсюда. Эгг закатил глаза.
— Герб Фреев — две синие башни, соединенные мостом, на сером поле. А у него три замка, черные на оранжевом, сир. Разве между ними был мост?
— Нет, — сказал Дунк. «Он это нарочно, чтобы меня позлить». — Еще раз так закатишь глаза — так в ухо дам, что они у тебя внутрь черепа провалятся!
Н. Виленская: — А пожилой небось родня Фреям? — У Фреев на щитах тоже замки, да, кстати, и земли их где-то неподалеку.
— В гербе у Фреев две голубые башни на сером поле и мост между ними, — закатил глаза Эг, — а у него три замка, черные на оранжевом, и где же там мост?
— Нету моста, — согласился Дунк. — А если будешь еще мне глаза закатывать, я тебе так двину по уху, что они вглубь уйдут.

Пример очень удачного сокращения у Виленской, за счет которого достигается яркость и бодрый темп речи. Вариант Хромовой и Непочатовой откровенно тяжеловат. Зато у них удачнее концовка (про судьбу глаз мальчика).

Оригинал: Egg looked chastened. “I never meant—”
“Never mind what you meant. Just tell me who he was.”
А. Хромова и И. Непочатова: Эгг смутился.
— Я даже и не думал…
— Плевать, о чем ты там не думал. Просто скажи, кто это был.
Н. Виленская: — Я не хотел… — покаялся Эг.
— Ладно. Просто скажи мне, кто он.

И чтобы не расслабляться — следующие же реплики очень хорошо и близко к оригиналу переведены у Хромовой и Непочатовой, а у Виленской — крайне невнятно.

Оригинал: “Does he really have three castles?”
“Only on his shield, ser. House Peake did hold three castles once, but two of them were lost.”
“How do you lose two castles?”
“You fight for the Black Dragon, ser.”
А. Хромова и И. Непочатова: — У него и вправду три замка?
— Только на щите, сир. У дома Пик и в самом деле было когда-то три замка, но два из них они потеряли.
— Ну как можно потерять два замка?
— Если сражаться на стороне черного дракона, сир.
Н. Виленская: — У него правда три замка?
— Только на щите, сир. Раньше было три, но два отобрали.
— За что же?
— За черного дракона, за что же еще.

У всех не очень. У Хромовой и Непочатовой длинновато (и совершенно неуместное «ну»), а из текста Виленской не слишком понятен смысл итоговой реплики (хотя в оригинале он абсолютно однозначен). Кроме того, в обоих переводах Эг регулярно отвечает Дунку «конечно», «как не знать», «за что же еще», подчеркивая свое интеллектуальное превосходство над туповатым межевым рыцарем. Это не соответствует оригинальному тексту.

В принципе, так можно продолжать бесконечно, но спойлерить отрывками из ключевых мест совершенно не хочется. Главная идея, повторимся: переводы сравнимы по качеству (очень и очень хорошему) и имеют несомненные литературные достоинства. Читать можно оба, выбрать лучший из них мы не можем. В переводе Виленской готовьтесь видеть — точнее, как раз не видеть мелкие детали. В варианте Хромовой и Непочатовой будет чуть больше сомнительного выбора слов (возможно, это особенности совместной работы над переводом). Хромова и Непочатова последовательно и пунктуально воспроизводят всех «сиров» и «милордов» оригинального текста, из-за чего их перевод, возможно, выглядит чуть перегруженным, но уж точно «британским». Виленская при первой же возможности выкидывает из диалогов упоминания всех регалий и классовых различий собеседников, так что ее текст выглядит, наверное, более привычным русскому уху/взгляду — «сир» там используется как «Вы» с заглавной: очень редко и только в знак искреннего большого уважения.

Невозможно обойти и вопрос с именами. Хромова и Непочатова, переводя лишь седьмую книжку в длинной серии, поступили, на наш взгляд, совершенно правильно, взяв за основу номенклатуру издательства АСТ и смягчая лишь наиболее одиозные вещи. Таким образом в текст попали многим не нравящиеся Таргариены через -ейе- (Эйе-), но зато у них Casterly Rock зовется Утесом Кастерли (любопытно, что в варианте Виленской это название вообще не используется, там Lord of Casterly Rock обозван лордом Ланнистером — кратко же и понятно даже тупым!). Bloodraven дается вперемешку как Бладрэйвен и Кровавый Ворон (при первом упоминании эти прозвища перечисляются через запятую), Daemon the Pretender — как Дейемон Черное Пламя (но при первом упоминании он через запятую назван Дейемон Блэкфайр), ну и т. д. Даже Бейелор здесь — тот же крайне неблагозвучный Сломи Копье. Вероятно, в каких-то второстепенных именах и названиях несовпадения есть, но мы не ставили своей целью их выискать.

Перевод Виленской тем более интересен, что подготовлен именно для сборника Рыцарь Семи Королевств, куда вошли все три повести про Дунка и Эга. Соответственно, наконец-то и для АСТ назрела необходимость сверить и привести к единому написанию все термины, имена и названия ПЛИО. Решена эта проблема была явно неудовлетворительным образом. Для начала нас в страшной спешке попросили составить список ошибок и несоответствий по первым двум «Рыцарям». Наиболее серьезные вещи (например, имена главных героев) были в итоге исправлены, множество мелких (использование барьеров на турнирном поле, мейстеры/лекари, тироши, тузы, шахматы, черти…) и спорные (типа перевода Red Widow как Горячая Вдова) — нет. Даже опечатки (кольцо/копье) исправлены не все (из присланных нами). Бракенского Зверя зачем-то переименовали в Бестию Бракена для соответствия второй повести, хотя абсолютно любому понятно, что сделать надо было наоборот. Дейемон в этом варианте всегда Черное Пламя (переведены вообще все прозвища), а Bloodraven — Красный Ворон (у Виленской явно непростые отношения с красным цветом). Впрочем, Красный Ворон уже стабильно использовался в переводе Танца и прежних книг основной серии, так что особых вариантов у издательства не было.

В заключение — еще один пример разницы в подходах переводчиков. В повести действует сир Мейнард Пламм (Ser Maynard Plumm), чье родовое имя совершенно не нуждается в переводе (как и все фамилии). Однако большой любитель игры слов, особенно выдуманных им самим, Джордж Мартин не удержался от того, чтобы не ввернуть еще одну «фруктовую» шутку. Помните, в первой повести выяснились обстоятельства разделения одного рода на Фоссовеев красного и зеленого яблока? В Таинственном рыцаре встреченный Дунком и Эгом сир Мейнард Пламм признаётся, что он хотя и родня тому самому Визерису Пламму, однако родня весьма отдаленная:

Оригинал: “Distantly,” confessed Ser Maynard, a tall, thin, stoop-shouldered man with long straight flaxen hair, “though I doubt that His Lordship would admit to it. One might say that he is of the sweet Plumms, whilst I am of the sour.” Plumm’s cloak was as purple as name, though frayed about the edges and badly dyed.

Виленская здесь отважилась просто дать сноску с имени и пояснить, что «Plum» по-английски значит «слива».

Н. Виленская: — Дальний, — ответил высокий сутулый рыцарь с длинными белесыми волосами, — хотя сомневаюсь, что его милость признает это родство. Он, скажем так, из сладких Пламмов[7], а я из кислых. — Плащ сира Мейнарда, неровно выкрашенный в сливовый цвет, по краям сильно пообтрепался.

Вполне нормальный вариант — всяко лучше, чем «Эг, яйцо. Где он?» из второй повести. Несмотря на все успехи современной науки, встречаются еще случаи, когда переводчику остается только развести руками и поставить сноску, пробормотав про непереводимую игру слов. Однако оцените, насколько изящнее решили этот вопрос Хромова и Непочатова:

А. Хромова и И. Непочатова: — В очень отдаленном, — признался сир Мейнард, высокий, тощий, сутулый человек с длинными и прямыми льняными волосами. — Думаю, его светлость не признал бы меня за родственника. Можно сказать, что он — из домашних Пламмов, а я так, дичок.
Плащ Пламма был темно-фиолетовым, под стать его имени, которое созвучно было со сливой, хотя и плохо выкрашенный и обтрепанный по краям.

Присудить чистую победу этому варианту нам мешает лишь то, что переводчицы зачем-то все-таки перевели имя героя («Эгг насторожил уши: — Терн, сир?») и в дальнейшем по тексту несколько раз совершенно бессистемно называют сира Мейнарда Терном. Остатки первого варианта и недосмотр редактора?

На этом про переводы закончим и перейдем к самому изданию. «Рыцарь Семи королевств» вышел в той же серии, в какой сейчас АСТ переиздает всего Мартина (в рамках своих прав, конечно, и за исключением «Грез Февра») — в «Мастерах фэнтези». Твердый переплет, золотое тиснение, белая бумага — в общем, все вроде бы нормально, если не считать того, что в конец книги включены приложения из «Танца с драконами». Случайный читатель, открывший Рыцаря, к сожалению, даже не представляет, что знакомство с этими приложениями сейчас не только закономерно вызовет вопрос, кто все эти люди, но и станет неслабым спойлером в будущем. Единственная часть приложений оригинальной саги, которая смотрелось бы здесь уместно — это пара страниц, касающаяся Таргариенов из «Игры престолов» (со списком королей), а также карты Юга и Севера Вестероса, но ни того, ни другого нет. Похоже, составитель стремился просто добить пару десятков страниц, чтобы книга не смотрелась мелковато. К несчастью, он вспомнил об этом слишком поздно, чтобы успеть уведомить переводчика, что не надо выкидывать несущественные для сюжета предложения.

Могло быть лучше.

Старые издания повестей в составе сборников рассказов

Межевой рыцарь издавался в России четыре раза. В первый раз — в 1999 году в Золотой серии фэнтези (АСТ), в которой также выходил основной цикл (в ней и в «Веке дракона»). Спустя шесть лет повесть в том же переводе вошла во второй том (Стеклянный цветок) авторского сборника Джорджа Мартина РРетроспектива (Эксмо). Переиздание этого сборника со слегка исправленным переводом до сих пор можно встретить в магазинах. Перевод повести был первым знакомством Н. Виленской с циклом. Через год вышел ее перевод книги «Битва королей», в работе над которой она по возможности сохраняла преемственность в переводе имен и названий, предложенных переводчиком «Игры престолов» (Ю. Соколов). Особенно это хорошо заметно на переводе имен Таргариенов (например, Аэрион в «Межевом рыцаре», Эйерион — в остальных книгах) и подходе в переводе названий замков. Последняя публикация повести — в 2013 году — в составе сборника «Рыцарь Семи королевств». Можно было ждать, что многочисленные опечатки будут исправлены, но этого не произошло.

Присяжный рыцарь был издан в 2006 году в антологии Легенды II, в той же серии, что и первая часть, но куда менее оперативно — через 3 года после появления книги в США. За это время повесть уже была переведена силами энтузиастов (как «Верный меч»). Второй раз повесть была издана в 2013 года в составе сборника «Рыцарь Семи королевств» с теми же проблемами, что и «Межевой рыцарь».

Таинственный рыцарь (посмотреть цены на ozon.ru) в составе антологии Воины появился в России спустя 2 года после выхода в США (первый фэн-перевод был готов спустя месяц). Издательство Эксмо, получившее права на сборник, выпустило его в одной из своих самых дорогих качественных серий «Черная Fantasy», а потом, в 2014 году, в серии «Книга-фантазия» — тоже дорогой и неплохой. Перевод повести выполнен А. Хромовой и И. Непочатовой. Если вы когда-нибудь интересовались переводами черновиков Толкина («Неоконченные предания») или любопытствовали на тему, кто консультировал переводчиков дубляжа Властелина колец, то имя Анны Хромовой может показаться вам знакомым. Про забавные совпадения и противоречия в обложке читайте отдельную заметку. В 2013 году повесть была переиздана в новом переводе Н.Виленской. Через год сборник вышел еще раз с другой обложкой.

Межевой рыцарь Легенды I (Золотая серия фэнтези), АСТ 1999
РРетроспектива II: Стеклянный цветок (Фантастический бестселлер), Эксмо 2005
РРетроспектива II: Стеклянный цветок (Шедевры фантастики), Эксмо 2008
Присяжный рыцарь Легенды II (Золотая серия фэнтези), АСТ 2006
Таинственный рыцарь Воины (Черная Fantasy), Эксмо 2012
Воины (Книга-фантазия), Эксмо 2014
Все вместе Рыцарь Семи королевств (Мастера фэнтези), АСТ 2013
Рыцарь Семи королевств (Кинообложка), АСТ 2015

Комментарии (26)

Наверх

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: