Дорнийская война

Завоевание Дорна
(Conquest of Dorne)

Dornish maches.jpg
157-161 после З.Э.
Главные лица:Дейрон I Таргариен
Места:Дорн
Статья о книге: «Завоевание Дорна (книга)»

Дорнийская война — война за присоединение Дорна к Шести Королевствам, которую вел Дейрон I Таргариен на протяжении всего своего недолгого царствования. Этой войне посвящена крайне популярная в Семи Королевствах, хотя и не слишком достоверная книга «Завоевание Дорна», написанная самим Дейроном I.

Предыстория

Из всех государств, существовавших на территории Вестероса до объединения под властью Эйгона I Завоевателя, независимость сохранил лишь Дорн. Независимость Дорна раздражала королей-Таргариенов, правивших всем остальным континентом. Более того, вражда между Дорном и соседями — Простором и Штормовыми Землями — тянулась уже тысячу лет или больше, и северные соседи неоднократно пытались вторгнуться в Дорн, а дорнийцы совершали набеги на сопредельные земли. Красные горы, служащие естественной границей Дорна, препятствовали военным вторжениям.

Еще Эйгон I сделал попытку завоевать Дорн точно так же, как и остальные королевства, но потерпел неудачу — против тактики партизанской войны, которую вели дорнийцы, военное преимущество в виде драконов оказалось бесполезно. Несколько армий были разбиты в Красных горах, как войско Ориса Баратеона на Костяном пути, или пропали без вести в пустыне, как войско Харлена Тирелла, а захваченные замки быстро отбиты дорнийцами. Преемники Эйгона — Эйнис и Мейгор — также вели c Дорном войны, но также без особого успеха.

Первая кампания Дейрона

Дейрон I Таргариен, вступив на трон в возрасте четырнадцати лет, немедленно развязал войну с Дорном, чтобы «завершить Завоевание». Своим советникам, пытавшимся напомнить юному королю, что даже Эйгон со своими драконами не смог покорить Дорн, а теперь у Таргариенов нет и драконов, Дейрон гордо ответил: «У вас есть дракон. Он стоит перед вами».

Дейрон сам или с помощью Алина Велариона составил план похода, основанный на планах Эйгона I — этот план показался придворным достаточно разумным. Вторжение предусматривало удар с трех сторон. По самому удобному западному пути в Дорн — через Принцев перевал — двинулось войско под командованием Лионеля Тирелла, потомка Харлена Тирелла; более опасным восточным Костяным путем двинулось второе войско, которым командовал сам король. Еще одну силу составил королевский флот под началом Алина Велариона, атаковавший Дорн с моря — это и было главным отличием от дорнийской кампании Эйгона I, в которой вторжение было полностью сухопутным.

Армия Лионеля Тирелла на Принцевом перевале столкнулась с основными дорнийскими силами и застряла на месте, не сумев прорваться через горы[П 1]. Дейрон, помня о печальной судьбе Ориса Баратеона, миновал дорнийские сторожевые башни, проведя армию не собственно по Костяному пути, а через Красные горы, по козьим тропам. В то же самое время флот Алина Велариона сжег Дощатый город в устье Зеленокровной и поднялся вверх по реке — тем самым Дорн был рассечен пополам и дорнийские лорды с запада и востока страны не могли помогать друг другу. Хотя написанная Дейроном книга «Завоевание Дорна» уделяет много внимания собственному походу Дейрона по козьим тропам, Станнис Баратеон считал победу Велариона решающей и говорил «ту войну выиграли не козьи тропы, а корабли»[1].

В 158 году от З.Э., после многих походов и сражений на территории Дорна, королевская армия прорвалась через Теневой город и на следующий день захватила Солнечное Копье. В час так называемого Замирения в Солнечном Копье принц Мартелл и еще почти пятьдесят самых могущественных лордов преклонили колено перед Юным Драконом. В горах и пустынях еще осталось некоторое количество непокорных «мятежников», и Дейрону пришлось задержаться для их усмирения до 159 года от З.Э. В это время на его жизнь несколько покушались — так, отравленной стрелой, предназначенной самому королю был ранен кузен и телохранитель короля Эймон Таргариен. Наконец, Дейрон посчитал войну, занявшую целое долгое лет и стоившую жизни десяти тысячам человек, законченной. Он назначил наместником Лионеля Тирелла и покинул Дорн, увезя с собой 14 заложников — сыновей и дочерей самых могущественных дорнийских лордов.

Восстание и вторая кампания

Оберин Мартелл о «ложе скорпионов»

Этот Тирелл со своей свитой разъезжал от замка к замку, выискивая мятежников и заботясь о том, чтобы мы не вставали с колен. Нагрянув в очередной замок, он жил там, как у себя дома, около месяца, а потом перебирался в следующий. Он выгонял хозяев из собственных покоев и спал в их постелях. Однажды он улегся под тяжелым бархатным балдахином, а рядом висел шнур от колокола на случай, если ему понадобится женщина. Этому лорду Тиреллу очень нравились дорнийки, и кто его за это упрекнет? Он дернул за шнур, и балдахин вдруг раздался, и на лорда упали сто красных скорпионов. Его смерть послужила искрой, пожар от которой охватил весь Дорн, за две недели сведя на нет все победы Молодого Дракона. Мы встали с колен и вновь обрели свободу.

Буря мечей, Тирион IX

Принесенная присяга и взятые заложники, возможно, обеспечивали верность дорнийских лордов, однако по Дорну продолжали полыхать уже простонародные восстания: дорнийцы воровали или уничтожали припасы, травили лошадей, убивали таргариенских солдат в городах, в засадах среди дюн и даже в собственных лагерях. Утверждалось, что за три года после Замирения со стороны Таргариенов погибло 40 тысяч человек — вчетверо больше, чем в первой кампании; Бенджен Старк упоминал, что Дейрон «потерял десять тысяч людей, чтобы захватить королевство, и еще пятьдесят тысяч, пытаясь удержать его»[2].

Наместник Лионель Тирелл ездил по стране, подавляя восстания; он вешал пособников повстанцев, сжигал деревни, где прятались бунтовщики, и так далее. Известно, что лорд Кворгил сам разделался с одним из «самых отъявленных мятежных лордов»; однако вскоре после этого Лионель Тирелл был убит в собственном замке Кворгила, Песчанике, крайне необычным способом — на «ложе скорпионов». Различные источники утверждают, что Кворгил обиделся на Тирелла из-за того, что Кворгил выказал верность Таргариенам и не получил от наместника должного признания; или что и первоначальное выступление было хитростью, призванной усыпить внимание завоевателей. В течение двух недель после этого восстание против власти Таргариенов охватило весь Дорн[3].

В 160 году от З.Э. Дейрон I и Алин Веларион вернулись в Дорн — король выиграл несколько небольших сражений на Костяном пути, а адмирал Веларион вновь занял Дощатый город и Зеленокровную. В 161 году казавшиеся побежденными дорнийцы договорились о мирных переговорах и повторной присяге, однако, даже явившись на встречу с мирным знаменем, напали на Юного Дракона и его свиту. При этом восемнадцатилетний Дейрон, царствовавший всего четыре года, был убит, как и три рыцаря Королевской Гвардии, включая Оливара Окхарта, еще один гвардеец позорно сдался, а пятый, Эймон Рыцарь-Дракон, был взят раненным в плен. Хотя валирийские мечи Дейрона и Эймона, Черное Пламя и Темная Сестра, позже были возвращены Таргариенам, валирийская корона Эйгона I Завоевателя, которую носил Дейрон, пропала в Дорне бесследно.

После этого младший брат Дейрона, Бейлор Благословенный, пешком прошел по Костяному Пути, заключил мир с Дорном и вызволил Эймона из ямы со змеями[4]. Дорн сохранял независимость еще четверть века, пока король Дейрон II Таргариен не присоединил его путем династических браков, женившись на дорнийской принцессе и выдав за дорнийского принца Марона Мартелла свою собственную сестру Дейнерис.

Примечания

  1. ^ В переводе Виленской соответствующее место выглядит как «пока Дейерон удерживал основные дорнийские силы у Принцева перевала»; в оригинале король Дейрон в этой фразе не упоминается.

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх