Завоевание Вестероса

Эйгон Завоеватель и его сестры. © Иллюстрация Романа Папсуева (Amok).

Завоевание Вестероса — военная кампания, в ходе которой Эйгон I Таргариен покорил и объединил Вестерос. Она началась и закончилась примерно за триста лет до начала событий книг. За два года войны Эйгон подчинил своей власти шесть из семи старых королевств андалов и Первых Людей, за исключением Дорна.

Эйгон Завоеватель и его сестры-жены, Висенья и Рейнис, в начале войны не располагали большой армией, но благодаря трем боевым драконамБалериону, Вхагар и Мераксес — сумели разбить всех своих противников. Не все короли пытались воевать с Эйгоном, некоторые преклонили перед ним колено и присягнули на верность, став лордами. От Завоевания Вестероса — точнее, от коронации Эйгона в Староместе, увенчавшей собой конец войны — ведется отсчет лет в Вестеросе.

Предыстория

Вестерос перед Завоеванием

На протяжении всей своей предыдущей истории Вестерос был раздробленным. В Век Героев здесь существовали сотни мелких королевств Первых Людей. Позднейшие вторжения андалов и ройнаров, войны между соседними королевствами приводили к переделу границ, но никому не удавалось подчинить себе весь континент. Ко временам Эйгона Таргариена, однако, на территории Вестероса осталось всего семь королевств:

Эйгон и Таргариены

Рейнис, Эйгон Завоеватель, Висенья. © Иллюстрация Романа Папсуева (Amok).

Еще задолго до падения Валирии лорд Эйнар Таргариен и его семья покинули родную страну, переселившись на окраину цивилизованного мира, как его представляли валирийцы — остров Драконий Камень в Узком море у берегов Вестероса. Валирийцы воздвигли этот свой самый западный форпост за двести лет до Рока, легко подавив сопротивление местных лордов — вероятно, Республика готовила вторжение в Вестерос задолго до переселения Эйнара и до того, как вторжение предпринял потомок Эйнара Эйгон, но по какой-то причине так и не осуществила намерение.

Таргариены предвидели Рок Валирии и своим переселением избежали гибели вместе с другими драконьими владыками. Несколько меньших валирийских домов, не владевших драконами — Веларионы, Селтигары, Квохерисы — присоединились к Таргариенам. Что более важно, на Драконьем Камне содержались драконы: из пяти драконов времен переселения до Завоевания дожил только один, Балерион — последний дракон, вывезенный непосредственно из Валирии. Еще два дракона, Вхагар и Мераксес, вылупились из яиц на Драконьем Камне. Ко временам Эйгона эти три дракона были последними в мире, но они были огромны: на островах у них было вдоволь пространства и пищи для роста. Говорили, что крылья Балериона были так огромны, что драконья тень накрывала целые города, когда он пролетал над ними.

Таргариены до Эйгона Завоевателя больше интересовались делами Эссоса, и Эйгон был первым лордом из этой династии, который всерьез задумался о покорении Вестероса. Еще до Завоевания Эйгон и сестра его Висенья в юности посещали Цитадель в Староместе, а также участвовали в соколиной охоте на Арборе на правах гостей лорда Редвина. Он также мог посещать и Ланниспорт. Незадолго до Завоевания Эйгон также воевал в Вольных Городах на одной стороне с Аргилаком Дюррандоном, своим будущим противником. Правда, участие Эйгона в войне свелось к одному сражению — он на Балерионе сжег волантийский флот, шедший на захват Лиса. Посчитав свою миссию выполненной, Эйгон покинул антиволантийскую коалицию и вернулся на Драконий Камень: война в Эссосе не так интересовала его, как перспектива завоевания Вестероса.

Расписной стол. © Fantasy Flight Games. Художник: Kaija Rudkiewicz.

По его приказу на Драконьем Камне был создан Расписной стол — огромная точная карта Вестероса со всеми столицами и крепостями, но без границ между государствами: Эйгон намеревался покорить разом весь континент и использовал Расписной стол для военного планирования. Его ближайшими сподвижниками были члены семьи: сестры-жены Висенья и Рейнис, а также незаконнорожденный брат Орис Баратеон. Помимо валирийских вассалов Эйгона — Веларионов и Селтигаров, его сторону в назревающей войне приняли Бар-Эммоны и Масси: эти два дома были вассалами Штормовых королей Дюррандонов, но их связи с Драконьим Камнем были теснее, чем с Штормовым Пределом.

Предложение Аргилака и ультиматум Эйгона

Аргилак Дюррандон, последний Штормовой Король, попытался заключить с Эйгоном Таргариеном брачный союз. Они вместе воевали против Волантиса, и Аргилак имел возможность оценить, с каким честолюбивым и грозным соседом имеет дело. Аргилак предложил Эйгону руку своей дочери Аргеллы и в качестве приданого — земли между Божьим Оком, Трезубцем и Черноводной, то есть будущие Королевские земли — ближайшую к Драконьему Камню часть континента. Аргилак считал эти земли своими, и они действительно в течение нескольких веков были частью королевства Дюррандонов, но в последние десятилетия ими владело королевство Островов и Рек. Это означало, что, попытавшись занять их от имени Аргилака или от своего собственного, Эйгон неизбежно ввяжется в войну с королем Островов и Рек Харреном Хоаром, и даже если ему удастся удержаться в этих краях, новое королевство будет служить не более чем буфером между двумя враждебными государствами.

Ответ Аргилака.
Аргелла была единственной дочерью Аргилака, так что дети Эйгона от нее заняли бы и трон Штормового королевства. Эйгона, однако, не устраивало это предложение, и он отказался, заметив, что у него уже есть две жены — вероятно, заключенный по валирийским обычаям брак Эйгона с собственными сестрами не воспринимался на континенте достаточно серьезно, по крайней мере, он не помешал Аргилаку предложить Эйгону руку Аргеллы. Эйгон выдвинул встречное предложение: женить на Аргелле его единокровного брата, Ориса Баратеона, а в качестве приданого отдать Крюк Масси и север Штормовых Земель, до Путеводной на юге и до истоков Мандера на западе — то есть земли, контролируемые Аргилаком. Поскольку Орис был незаконнорожденным, то есть человеком низкого, позорного происхождения, Аргилак посчитал это предложение оскорбительным; он в ярости приказал отрубить послу Эйгона руки и отослал их на Драконий Камень в ларце с комментарием «Только эти руки ты от меня и получишь».

Неудачные переговоры с Аргилаком подтолкнули Эйгона к действиям: он созвал своих немногочисленных вассалов, включая лордов Селтигара, Велариона, Бар-Эммона и Масси, устроил с ними совет, провел демонстративную молитву в септе Драконьего Камня и на седьмой день разослал ультиматум — не одному Аргилаку, а всем королям, в Цитадель Староместа, лордам великим и малым. Эйгон провозглашал себя королем всего Вестероса и требовал склониться перед ним — те, кто его поддержат, сохранят свои земли и титулы, остальные будут низвержены в прах.

Побережье и устье Черноводной

Эйгон высадился в устье реки Черноводная, на северном берегу, с небольшой армией, перевезенной с Драконьего Камня на кораблях — по разным данным, от нескольких сотен до трех тысяч солдат. Именно здесь годы спустя был выстроен город Королевская Гавань (King's Landing — буквально «место высадки короля»). Пока что Эйгон ограничился выстроенным на скорую руку деревянным укреплением на холме над рекой — крепостью Эйгонфорт.

Земли у устья Черноводной принадлежали королевству Островов и Рек, хотя на них претендовало и Штормовое королевство. Местные мелкие лорды, чьи земли не раз переходили из состава одного государства в другое, не отличались ни военной силой, ни особой верностью королю Харрену, так что Таргариены легко занимали их замки один за другим. Росби открыли ворота перед Рейнис Таргариен без боя; Стокворты попытались обороняться, обстреляв дракона Вхагар из арбалетов, но капитулировали сразу же, как только дракон подпалил кровлю замка.

Дарклины и Мутоны, самые влиятельные лорды восточного побережья, попытались дать Таргариенам бой: вместе они собрали три тысячи воинов — столько же, сколько было у Эйгона. Однако у Эйгона были еще и драконы: командование наземными силами в битве он поручил Орису Баратеону, а сам атаковал вражеское войско верхом на Балерионе. Войско Дарклинов и Мутонов было разгромлено, оба лорда погибли, их наследники незамедлительно присягнули Таргариенам. Этот успех отдал в руки Эйгона Сумеречный Дол — на тот момент крупнейший и важнейший порт Вестероса на Узком море. Висенья Таргариен, занимая город, не позволила своим солдатам его разграбить, но забрала богатства Сумеречного Дола в казну завоевателей.

Утвердив свою власть в Королевских землях, Эйгон короновался как король Семи Королевств. Перешедшие на стороны Эйгона лорды побережья официально присягнули ему на верность. На достаточно скромной церемонии в Эйгонфорте Висенья Таргариен увенчала Эйгона короной из валирийской стали с рубинами. Эйгон обнародовал герб своего дома — раньше у валирийцев Таргариенов герба не было, Эйгон демонстрировал подданным-вестеросцам, что принимает их обычаи. Он назначил Деймона Велариона мастером над кораблями, Тристона Масси мастером над законами, Криспиана Селтигара мастером над монетой, а Ориса Баратеонадесницей короля.

Располагая уже достаточно сильной армией, Эйгон решился разделить ее на три части, по одному дракону в каждой, и атаковать три королевства одновременно: флот Веларионов при поддержке Висеньи и Вхагар отправился морем на захват Долины Аррен, армия Ориса Баратеона при поддержке Рейнис и Мераксес двинулась на юг, на Штормовой Предел, сам Эйгон с оставшимися силами и драконом Балерионом отправился в поход в сердце королевства Островов и Рек — к замку Харренхолл.

Три похода: Речные земли, Долина Аррен, Штормовые земли

Поход Эйгона: Харренхолл

Падение Харренхолла. © Иллюстрация René Aigner.

На момент Завоевания центральной частью Вестероса правила династия Хоаров, выходцев с Железных островов. Ранее в этих краях существовало собственное андальское королевство Рек и Холмов, управлявшееся династией Тигов, но оно было завоевано Штормовым королевством и долго оставалось подвластным Дюррандонам из Штормового Предела — именно поэтому на эти земли претендовал Аргилак Дюррандон. Тремя веками позже в Речные земли вторгся король Железных островов Харвин Тяжелая Рука, который сумел перевести по суше флот легких ладей на Синий Зубец; некоторые речные лорды, как Бракены и Чарлтоны, даже поддержали железнорожденных в войне с штормовыми жителями, надеясь таким образом вернуть утраченную независимость. Однако Хоары оказались еще более жестокими и жадными правителями, чем Дюррандоны: Харрен Черный, внук Харвина, на протяжении сорока лет правления выжимал все соки из Речных земель для строительства своей новой столицы, огромного замка Харренхолл на берегу Божьего Ока. Он загубил тысячи подданных в качестве рабочих на строительстве, грабил Речные земли, изыскивая материалы для строительства, и пускал по миру и лордов, и простолюдинов. В преданиях утверждается, что замок был закончен в тот самый день, когда Эйгон высадился на месте Королевской Гавани.

Харренхолл был крупнейшим замком, когда-либо построенным в Вестеросе, с огромными стенами и башнями, запасами продовольствия и собственными источниками свежей воды, и Харрен мог считать себя неуязвимым. Он послал ладьи под командованием своих сыновей через Божье Око — железнорожденные атаковали армию Таргариенов, двигавшуюся вокруг озера, дважды: битву в Тростниках Эйгон выиграл, но потом понес тяжелые потери у Плакучих Ив, когда двое сыновей Харрена и их воины на ладьях с веслами, обмотанными тряпками, внезапно напали на армию Эйгона с озера. Тем не менее, на озере корабли являлись легкой мишенью для дракона: Балерион легко догнал и сжег флот Харрена на обратном пути в Харренхолл.

Потеряв свои наиболее боеспособные войска, Харрен призвал в Харренхолл знаменосцев — речных лордов, рассчитывая использовать их войска против завоевателей. Самым могущественным из его речных вассалов был дом Талли. Вместо того, чтобы откликнуться на призыв Харрена Черного, лорд Эдмин Талли объявил себя сторонником Эйгона, поднял на стенах Риверрана знамя с трехглавым драконом Таргариенов и со своими лучниками и рыцарями присоединился к армии Эйгона Завоевателя. Этот поступок стал примером для других речных лордов: Блэквуды, Маллистеры, Вэнсы, Бракены, Пайперы, Фреи и Стронги явились к Харренхоллу со своими войсками и осадили его от имени Эйгона. Вместе с собственной армией Эйгона эта армия составила 8000 конных и пеших.

Эйгон, прибыв к стенам Харренхолла, вызвал Харрена Черного на переговоры и предложил ему сдаться, обещая взамен на повиновение сделать его верховным лордом Речных земель. Харрен гордо отверг это предложение, а на угрозу драконьего пламени легкомысленно ответил «Камень не горит». Вернувшись в замок, он выставил солдат гарнизона на стены с копьями и арбалетами, пообещав любому, кто убьет дракона, богатства, земли и благородную жену — «одну из дочерей Талли, или всех трех, если ему так хочется», или дочь любого лорда Речных земель на выбор. Эйгон дождался ночи, а затем атаковал замок на Балерионе, взлетев высоко в небеса и спикировав во внутренний двор. Харренхолл был охвачен драконьим пламенем, настолько жарким, что башни замка оплывали, как свечки. Харрен Черный и его солдаты сгорели заживо.

На следующий день Эйгон Таргариен принял у руин Харренхолла присягу Эдмина Талли, первого речного лорда, перешедшего на сторону Таргариенов, и сделал его верховным лордом. Арсенал Харренхолла сильно пострадал от драконьего пламени, и мечи железнорожденных, согнутые и оплавленные, не годились для битвы, но Эйгон все равно велел собрать их и отправить на нескольких телегах в Эйгонфорт, видимо, уже тогда задумав построить Железный Трон.

Поход Висеньи: бой у Чаячьего города и Расколотая Клешня

Флот Таргариенов под командованием Деймона Велариона и в сопровождении Висеньи Таргариен и ее дракона Вхагар отправился на захват Долины Аррен. Королевство Горы и Долины успело подготовиться к их приходу: у Чаячьего города, главного порта Долины, завоевателей ожидал мощный флот Арренов, усиленный дюжиной браавосских военных кораблей.

В морской битве у Чаячьего города флот Велариона был разгромлен наголову: долинцы и браавосцы потопили треть его кораблей и захватили еще почти столько же. Сам Деймон Веларион погиб в этой битве. Висенья и Вхагар, правда, сожгли многие корабли Арренов, но о военном захвате Долины после гибели большей части флота нечего было и думать.

Висенья компенсировала морское поражение завоеванием полуострова Расколотая Клешня к югу от Крабьего залива. К этому времени лорды Расколотой Клешни уже знали о падении Харренхолла и гибели Харрена Черного, поэтому не стали сражаться с драконом. Они сложили перед Висеньей мечи, а она объявила, что отныне они — ее люди и больше не должны подчиняться ни Мутонам, ни Дарклинам, ни Селтигарам. В дальнейшем Расколотая Клешня сохраняла верность Таргариенам[1].

Поход Рейнис: Штормовые земли

Штормовое королевство являлось ближайшим соседом Драконьего Камня, и с того момента, как Аргилак Надменный отрубил руки послу Эйгона, обе стороны сознавали, что война неминуема. Когда-то Штормовое королевство правило всем востоком Вестероса, но в последнее столетие железнорожденные отняли у него Речные земли и побережье к северу от Черноводной, королевство Простора наступало на западе, а дорнийцы делали набеги на южные границы. Тем не менее, Аргилак все еще обладал сильной, верной и закаленной во многих войнах армией.

Аргилак созвал свои знамена к Штормовому Пределу сразу же после ультиматума Эйгона — это сразу же отрицательно сказалось на безопасности южных и восточных границ: пока собранные со всего королевства войска стояли у Штормового Предела, пираты со Ступеней разоряли оставшийся беззащитным мыс Гнева, а дорнийские налетчики прошлись по Дорнийской Марке огнем и мечом.

На переправе через реку Путеводную в Королевском лесу состоялась первое столкновение армии Ориса и Рейнис с штормовыми жителями, оказавшаяся неудачной для завоевателей: лорды Эррол, Фелл и Баклер устроили в этом месте засаду, перебили больше тысячи таргариенских воинов и скрылись в лесу. Рейнис, правда, устроила погоню за ними и с помощью Мераксес подожгла лес — при отступлении на юг штормовые лорды понесли существенные потери, причем лорд Эррол погиб. Фелл и Баклер предупредили Аргилака, что неприятеля сопровождает дракон. К этому же времени до Штормового Предела дошли вести о падении Харренхолла. Хотя Штормовой Предел толщиной стен не уступал Харренхоллу и считался неприступным, Аргилак не стал отсиживаться в замке: он заявил, что не даст зажарить себя «как поросенка с яблоком во рту», и выступил навстречу врагу.

Решающая битва Последнего Шторма состоялась к югу от Бронзовых Врат. Орис Баратеон прибыл туда первым, занял сильную позицию на трех холмах и окопался там, тогда как Рейнис верхом на драконе наблюдала за армией Аргилака Дюррандона на марше и сообщила Орису о силах и их расположении. У Дюррандонов было вдвое больше воинов и вчетверо больше тяжелой кавалерии, поэтому Аргилак решился вступить в бой даже несмотря на начавшийся ливень с ветром. Копейщики Аргилака, поднимающиеся по крутым склонам, захватили два холма, а рыцарский клин с самим королем во главе с третьего раза прорвал строй Баратеона по центру. И вновь исход боя преломил дракон: Мераксес на земле была также смертоносна, как и в воздухе, авангард Аргилака был сожжен или разбежался. Сам король, однако, выжил и сумел вступить в поединок с Орисом Баратеоном, который спешился специально для этого. После смерти Аргилака его деморализованное войско рассыпалось.

Орис выступил к Штормовому Пределу, но осаждать замок не пришлось. Солдаты гарнизона сами открыли завоевателям ворота и выдали Аргеллу Дюррандон, дочь Аргилака и наследницу Штормового Королевства. Орис Баратеон женился на ней и взял себе герб и девиз Дюррандонов. Позже Эйгон пожаловал ему титул лорда Штормовых Земель и замок Штормовой Предел.

Западный поход Эйгона

Простор и Западные земли: Пламенное Поле

Пока Таргариены воевали на востоке Вестероса, на западе у замка Золотая Роща собиралась самая мощная армия того времени. Король Утеса Лорен Ланнистер и король Простора Мерн IX Гарденер перед угрозой нашествия Таргариенов заключили союз друг с другом. Соединив свои войска, они вместе распоряжались армией из 55 тысяч мечей, в том числе 600 лордов и более 5000 конных рыцарей, причем у Мерна было в полтора раза больше воинов, чем у Лорена. Понимая, что такое огромное войско не может долго оставаться на месте, объедая округу, два короля двинулись на северо-восток навстречу Эйгону.

Эйгон, находящийся под Харренхоллом, располагал впятеро меньшими силами (8000 мечей), к тому же большая часть его солдат принадлежала речным лордам, лишь недавно перешедшим на его сторону. Несмотря на это, он все-таки отправился в поход на юго-запад. У городка Каменная Септа к нему присоединились обе сестры, Висенья и Рейнис, со своими драконами. Войско Эйгона переправилось через Черноводную и столкнулось с объединенными силами Простора и Западных земель в чистом поле к югу от реки, на месте, где в будущем проляжет Золотая дорога.

Пламенное Поле. © Иллюстрация Романа Папсуева (Amok).

Битва на Пламенном Поле была выиграна благодаря драконам — всем троим одновременно. Если Мерн и Лорен намеревались взять сильно уступающее им по численности войско Эйгона в клещи и прорвать центр ударом рыцарской конницы, которой командовал лично король Мерн, то Эйгон выстроил своих солдат оборонительным полумесяцем, поручил командование наземными войсками Джону Мутону, а сам поднялся в небеса вместе со своими сестрами. Три дракона сумели устроить на поле боя огненное пекло: пока Балерион пикировал на идущую в атаку конницу и поливал рыцарей огнем, Мераксес и Вхагар подожгли сухую пшеницу позади противника, так, чтобы огонь несло ветром на наступающее войско, тогда как воины Мутона был в безопасности с подветренной стороны и легко расправлялись с теми немногими рыцарями, кому удалось преодолеть зону пожара. На Пламенном поле заживо сгорели 4 тысячи западников и просторцев, включая короля Мерна IX Гарденера и всю его родню мужского пола, и еще тысяча была убита солдатами Таргариенов, тогда как войско Эйгона потеряло лишь несколько сотен солдат. Лорен Ланнистер бежал с поля боя, но днем позже все-таки попал в плен и присягнул на верность Эйгону Завоевателю. Эйгон сделал его верховным лордом Западных Земель и Хранителем запада — Лорен был первым из андальских королей, вставших на его сторону.

Эйгон отделился от своих сестер и спешно выступил на Хайгарден, но осаждать замок не пришлось. Узнав о гибели последнего короля из королевской династии Простора, его стюард Харлен Тирелл сдал Хайгарден Эйгону Завоевателю и присягнул ему. Эйегон даровал дому Тиреллов замок, власть над Простором и должность Хранителей Юга.

Север: Король, Преклонивший Колено

После победы на Пламенном Поле и взятия Хайгардена Эйгон Драконовластный намеревался двинуть свой войска на юг, к Староместу и Арбору, но на севере, в уже завоеванных Речных землях, появился новый враг: северяне. Король Севера Торрхен Старк созвал свои знамена еще тогда, когда Эйгон отплыл с Драконьего Камня, и все это время собирал войска. Теперь в Речные земли вступила грозная армия из тридцати тысяч северян с самим Торрхеном во главе.

Однако Эйгон к этому времени уже владел большей частью Вестероса, и, когда он разослал приказы выступить на Трезубец для битвы с северянами, явились все: речные жители, лорды Штормовых земель, Запада и Простора. Подойдя к северному берегу Трезубца, Торрхен обнаружил на южном соединенную армию в полтора раза больше своей собственной — и всех трех драконов в небесах над ней. До Торрхена уже дошли вести о Пламенном Поле, а пепелище Харренхолла северные разведчики видели своими глазами. Одни советники призывал короля форсировать реку и вступить в бой, другие — отойти на Ров Кайлин и обороняться там, а единокровный брат Торрхена Брандон Сноу взялся под покровом ночи пересечь Трезубец и убить драконов во сне.

Торрхен Старк преклоняет колено перед Эйгоном Таргариеном. © Иллюстрация Романа Папсуева (Amok).

Торрхен отказал им всем и послал Брандона с тремя мейстерами на переговоры, по итогам которых добровольно, без боя, склонил колено перед Эйгоном и отдал ему свою древнюю корону Королей Зимы. Эйгон сделал его верховным лордом и Хранителем Севера. Ныне на этом месте на берегу Трезубца стоит постоялый двор «Коленопреклоненный». Торрхен и его вассалы в знак покорности сдали свои мечи Эйгону — но ни один северянин не погиб на берегах Трезубца, и их мечи не были сломаны или закопчены в драконьем пламени.

Долина Аррен: Король, Который Летал

Король Долины Роннел Аррен ко временам Завоевания был еще маленьким мальчиком, и королевством управляла его мать, Шарра Аррен. Шарра внимательно следила за всеми передвижениями Эйгона. Первое столкновение с Таргариенами — на море в битве у Чаячьего города, в самом начале Завоевания — долинцы отбили, хотя Висенья Таргариен и сожгла их корабли.

После смерти Аргилака Надменного и падения Штормового королевства Шарра даже послала Эйгону письмо и свой портрет, предлагая себя ему в жены — очевидно, как и Аргилак до нее, она не воспринимала всерьез инцестуальный брак Эйгона и надеялась прельстить валирийца своей красотой. Когда-то она славилась как первая красавица Семи Королевств. Однако Шарра в своем послании требовала назначить своего сына Роннела наследником Эйгона. Кроме того, она была на десять лет старше Эйгона, и ее красота уже успела увясть. Эйгон проигнорировал это послание.

Понимая, что большая часть Семи Королевств склонилась перед Эйгоном и большая армия его сторонников находится на Трезубце, не так далеко от Кровавых Врат, Шарра послала к Кровавым Вратам большую армию и укрепила гарнизоны сторожевых замков под Орлиным Гнездом, ожидая осады. Этого не произошло: все та же Висенья Таргариен просто перелетела через горы на драконе Вхагар и в одиночку высадилась в Орлином Гнезде. Две королевы договорились миром: Висенья покатала маленького Роннела Аррена на драконе, трижды облетев вокруг Копья Гиганта, а Шарра сдала ей короны — свою, маленькую корону сына и древнюю Соколиную — а также мечи гарнизона. Тем самым Долина Аррен склонилась перед Эйгоном без кровопролития, и дом Арренов получил титул верховного лорда Долины.

Коронация Эйгона в Староместе

Хотя Эйгон из-за событий в Речных землях отложил планы похода на Старомест, после капитуляции Торрхена Старка он снова выступил на юг. В Староместе, крупнейшем городе Вестероса и столице южной части Простора, все еще не покорившегося Эйгону, его ждал теплый прием.

Еще тогда, когда вести об отплытии Эйгона с Драконьего Камня, верховный септон, чья резиденция тогда помещалась в Староместе, заперся в Звездной септе и молился семь дней и семь ночей, вкушая лишь хлеб и воду. Выйдя, он объявил, что вера не станет противиться Эйгону и его сестрам, ибо Старица озарила перед ним верный путь. Если Старомест восстанет против них, то будет сожжен, а Хайтауэр, Цитадель и Звездная септа обратятся в руины. Набожный лорд Манфред Хайтауэр, услышав пророчество, не выступил на войну и открыл перед Эйгоном городские ворота — помимо своего меча и клятвы верности, он также предложил Эйгону руку своей дочери, но Эйгон отверг это предложение. Тремя днями позже в Звездной септе верховный септон короновал Эйгона Завоевателя, помазав его семью елеями во имя Семерых, и именно этот день стал точкой отсчета нового летосчисления образованного государства[2].

Хотя Эйгон, строго говоря, уже был коронован двумя годами ранее в Эйгонфорте, новая церемония была намного более торжественной: на ней присутствовали сотни лордов, цвет духовенства и мейстеры Цитадели. Эйгону был присвоен официальный набор титулов, ставший традиционным для его преемников: Эйгон из дома Таргариенов, первый этого имени, король андалов, ройнаров и Первых людей, владыка Семи Королевств и Защитник Державы. Показательно, что Эйгон именовал себя владыкой Семи Королевств и королем ройнаров, хотя пока что перед ним склонились только шесть королевств, а седьмое — ройнарский Дорн — остался пока непокоренным.

Экспедиция на Железные острова

Хотя Королевство Островов и Рек и королевская династия Хоаров перестали существовать с гибелью Харрена Черного в Харренхолле, его родные Железные острова не торопились покориться Эйгону. Пока Эйгон воевал на суше, на островах также шла война за трон.

Юный лорд острова Харлоу Куорен Волмарк, дальний родственник Харрена Хоара, объявил себя законным королем. Жрецы Утонувшего Бога со Старого Вика не подчинились Волмарку и короновали жреца по имени Лодос, провозгласившего себя сыном Утонувшего Бога. На других островах, по крайней мере, Большом Вике, Пайке и Оркмонте, тоже появились свои претенденты. Сторонники Волмарка, Лодоса и их конкурентов воевали на суше и на море до 2 года от З.Э., когда укрепивший свою власть на континенте Эйгон Завоеватель не заинтересовался островами и не организовал экспедицию, чтобы привести их под королевский мир. Эйгон верхом на Балерионе сам возглавил вторжение; его сопровождал большой военный флот. К этому времени претендент с Оркмонта уже погиб, так что на островах осталось четыре претендента.

Волмарк попытался дать пришельцам вооруженный отпор, и Эйгон лично зарубил его Чёрным Пламенем. Лодос обещал своим приверженцам вызвать кракенов из моря, а когда кракены не явились, утопился. Тысячи фанатиков последовали за ним. Претенденты с Большого Вика и Пайка поспешили преклонить колено перед Завоевателем.

В отличие от других регионов, где Эйгон Завоеватель назначал верховного лорда по своему усмотрению, на Железных островах он дал уцелевшим лордам возможность собраться на совет (не вече) и выбрать верховного лорда из своего числа. Был выбран капитан Викон Грейджой, представитель небогатого, но очень старого и знаменитого рода Грейджоев; таким образом, Грейджои стали правителями островов. На протяжении первых поколений они яростно защищали власть Таргариенов на Железных островах и подавляли восстания.

Дорнийская война

Вторжение Эйгона в Дорн, последний независимый регион Вестероса, было неминуемо, и в 4 году от З.Э. началась Первая Дорнийская война. В отличие от всего остального Завоевания, завершенного за два года, она продлилась целых девять лет, до заключения мирного договора 13 от З.Э. По ее итогам Дорн так и остался независимым — единственным из всех королевств, существовавших в Вестеросе до Завоевания, хотя Таргариены и в дальнейшем называли свою державу Семью Королевствами и пытались завоевать Дорн.

Визит Рейнис

Дорн, подобно Долине Аррен, отгорожен от соседних земель труднопроходимыми Красными горами. Только два перевала, Принцев перевал на западе и Костяной путь на востоке, пригодны для прохода армий на юг, и Мартеллы перекрыли Принцев перевал сильным войском. Во время западной кампании Таргариены попытались использовать ту же дерзкую тактику, что и с Долиной Аррен — Рейнис Таргариен просто перелетела горы на своем драконе Мераксес и посетила несколько замков и городов: Вейт, Дар Богов, Дощатый город и Солнечное Копье. Нигде она не сталкивалась ни с сопротивленим, ни с подчинением: все дорнийцы, способные носить оружие, покинули замки, и Рейнис встречали лишь старики и дети. Мерия Мартелл, престарелая дорнийская принцесса, приняла Рейнис в своем замке, но категорически отказалась присягнуть Эйгону. Рейнис пригрозила ей «пламенем и кровью» и покинула Дорн.

Первое вторжение

Мерия и ее вассалы сделали верные выводы из событий Последнего Шторма, Огненного Поля и судьбы Харренхолла и использовали непривычную для Эйгона партизанскую тактику. Они не давали генеральных сражений и не пытались оборонять замки — дорнийские воины скрывались, как только на горизонте появлялся дракон.

На первом этапе вторжения война шла достаточно успешно — западная армия под командованием Эйгона и лорда Тирелла прорвала заслон на Принцевом перевале и вступила в пески Дорна, тогда как Рейнис на драконе Мераксес спалила Дощатый город.

На Костяном перевале восточная армия, которой командовал Орис Баратеон, потерпела первое серьезное поражение за все Завоевание Вестероса — дорнийский командир Виль из Виля изматывал противника засадами на горных склонах и ночными нападениями, потом запер армию Ориса с двух концов перевала и разбил. Сам Орис и многие другие знатные лорды были захвачены дорнийцами и до 7 года от З.Э. томились в плену, ожидая выкупа.

Часть армии вторжения под началом лорда Тирелла выступила на Адов Холм и после изнурительного перехода, потеряв много солдат от зноя и жажды, обнаружила, что замок покинут. Сам Эйгон с армией двигался по северной части Дорна, занимая замок за замком; за исключением недолгой осады Айронвуда, обороняемого женщинами и стариками, ему не оказывали сопротивления. В Призрачном Холме короля Эйгона вызвал на поединок какой-то человек, представившийся бойцом лорда Толанда; Эйгон принял поединок и легко сразил противника Чёрным Пламенем, но оказалось, что в качестве бойца выступил полоумный шут, таким образом прикрывавший бегство хозяина.

Уход драконов и восстание

Заняв Солнечное Копье, Эйгон и его сестры посчитали войну оконченной. Хотя лорд Виль все еще удерживал Костяной путь, ни одна армия не пыталась оспорить власть Эйгона над остальным Дорном. Мерия покинула замок, скрывшись в пустыне, и Эйгон назначил кастеляном Солнечного Копья и Хранителем Песков одного из своих старых соратников, лорда Росби; предчувствуя дальнейшие мятежи, Эйгон оставил в западном Дорне еще одну армию под началом лорда Тирелла. Этого оказалось недостаточно: как только драконы покинули Дорн, дорнийцы восстали. Оставленные в замках восточной части страны гарнизоны были перебиты, а командовавшие ими рыцари подвергнуты садистским пыткам, лорд Росби был «дефенестрирован», то есть выброшен из окна башни, лично Мерией Мартелл. Армия лорда Тирелла, стоявшая в Адовом Холме на западе, могла бы усмирить восточный Дорн, и Тирелл выступил из Адова Холма на Вейт, но до цели не дошел, то ли попав в засаду, то ли просто заблудившись в песках. Гибель его войска означала окончательную утрату контроля Таргариенов над Дорном.

Дальнейшие кампании и гибель Рейнис

В 7 году от З.Э. Эйгон выкупил из дорнийского плена Ориса Баратеона и других лордов, заплатив за брата столько золота, сколько он весил. При этом Виль из Виля отрубил всем освобожденным знатным пленникам, включая Ориса, правые руки, чтобы они никогда больше не поднимали оружия против Дорна. Была устроена карательная кампания, в которой Таргариенами двигало уже скорее желание мести, чем власти над Дорном: драконы сжигали замки дорнийских лордов, дорнийцы делали ответные набеги на север. В 8 году от З.Э. дорнийская армия высадилась на мысе Гнева, сожгла часть Дождевого леса, разорила полдюжины городов и деревень. В 9 году от З.Э. Таргариены вновь сожгли несколько замков, в ответ на это войско лорда Фаулера осадило марочный замок Ночная Песнь, разграбило и сожгло его, а еще одно дорнийское войско под командованием Джоффри Дейна подступило к самому Староместу и разграбило окрестности.

Очередная кампания с использованием драконов и попыткой сжечь замки Звездопад, Поднебесье и Адов Холм, закончилась катастрофой — гибелью Рейнис Таргариен и Мераксес в Адовом Холме. Мераксес была убита в воздухе попаданием из скорпиона — стрелометной машины, оборонявшей замок; болт пробил глаз дракона и достал до мозга. Рейнис, по разным источникам, либо разбилась насмерть, либо была раздавлена агонизирующим драконом, либо попала в руки к дому Уллеров и умерла под пытками; во всяком случае, ее тело так и не вернули Таргариенам.

Покушения и заключение мира

Разъяренные Эйгон и Висенья жгли все замки и поселения подряд, но по какой-то причине не трогали Солнечного Копья и Теневого города — не то опасаясь некоей машины для убийства драконов, которую Мартеллы якобы купили в Лиссе, не то надеясь в будущем склонить принцев Дорна на свою сторону. Поскольку Эйгон назначил щедрую награду за головы дорнийских лордов, многие пали от руки убийц, но и сами дорнийцы устраивали покушения в Королевской Гавани и даже в самом Эйгонфорте — на Эйгона покушались трижды, а один из его сторонников, лорд Фелл, был задушен в борделе. В 10 году от З.Э. Эйгон и Висенья были атакованы прямо на улице собственной столицы; Висенье, вооруженной валирийским мечом Темная Сестра, удалось спасти брата от верной смерти. Именно после этого был сформирован присяжный орден доверенных телохранителей — Королевская Гвардия.

Война с Дорном окончились со смертью Мерии Мартелл в 13 году от З.Э.: ее наследник Нимор Мартелл устал от войны и предпочел договориться о мире. Его дочь Дерия привезла в Королевскую Гавань череп Мераксес и условия мира: Мартеллы не собирались присягать Таргариенам на верность и требовали сохранить суверенитет Дорна. Эти условия возмутили придворных Эйгона, но к открытым условиям прилагалось еще некое письмо, врученное лично Эйгону. Прочитав его, Эйгон рассердился, но дорнийские условия принял. Этот договор обеспечил Дорну полтора столетия независимости, до походов Дейрона I Таргариена и мирного присоединения при Дейроне II.

Примечание

  1. ^ Пир стервятников, Бриенна IV
  2. ^ Пир стервятников, Серсея VI
пошлите друзьям во́рона
Наверх