Мун

Септон Мунсептон[П 1], один из лидеров Честных Бедняков во времена восстания Святого Воинства в 41-48 годах от З.Э.

Внешность и характер

Носил бороду[1], ходил босиком, обладал мощным телосложением и громовым голосом. Несмотря на то, что Мун называл себя септоном, он не был образцом праведной жизни. Его часто наблюдали за обжорством, пьянством и распутством. Мун хвастал, что из всех книг прочел лишь «Семиконечную Звезду», но и это остается сомнительным, так как цитат из священного писания он ни разу не приводил, и за чтением или письмом его никогда не видели[2].

Биография

В результате битвы, которая состоялась в 42 году от З.Э. на Большом Зубце Черноводной между Святым Воинством и королевской армией Мейгора, Честные Бедняки лишились своих лидеров и начали вести более осторожную партизанскую войну в лесах. Новыми главарями Честных Бедняков стали едва ли отличавшиеся от разбойников люди. Септон Мун был одним из них.

В 44 году в Староместе умер Верховный септон, и на его место избрали нового. Однако Честные Бедняки, все еще прячущиеся в лесах Речных земель и Простора решили, что у них будет свой собственный Верховный септон. На эту должность они выбрали Муна. Он собирал огромные толпы всякий раз, как появлялся перед народом со своими проповедями против короля.

В 48 году от З.Э., последнем году жизни Мейгора, жестокий король начал быстро терять сторонников. Септон Мун, воспользовавшись благоприятной ситуацией, повел тысячи верующих через Простор в Старомест, чтобы смело потребовать у действующего Верховного септона отречься от короля Мейгора Жестокого и отменить запрет на военные ордена. Его неожиданно поддержали лорды Окхарт и Рован[1].

После смерти Мейгора, сторонники Муна никуда не делись: из пяти тысяч от Муна ушли лишь несколько сотен человек, а он сам продолжал свои проповеди[П 2]. Проповедник мог говорить часами и каждую свою проповедь начинал со слов: «Я сам грешник». Каждую ночь Мун брал себе новую женщину, и понесли от него столь многие, что прихожане его начали говорить, будто он способен оплодотворить и бесплодную. Многие по невежеству своему в это верили. Мужья предлагали ему своих жен, матери – дочерей, и Мун никому не отказывал. Межевые рыцари и латники из его войска начали рисовать на своих щитах «лунный член»[П 3], а сообразительные ремесленники за хорошую плату придавали ту же форму посохам, дубинкам и ладанкам. Прикладывание к этим талисманам обеспечивало, по общему мнению, удачу и благополучие.

Каждый день Мун обличал грехи дома Таргариенов и «верховного прихлебателя», закрывающего глаза на их прегрешения. Настоящий верховный септон сделался, по сути, узником в своем староместском дворце. Лорд Хайтауэр, правда, не допускал Муна в город, но и не выступал против него с войском, видимо опасаясь лордов Рована и Окхарта.

Неприятные для Джейхейриса действия сторонников Веры разрешились самым неожиданным образом. В сумерки септон Мун, устав от своих речей, удалился в свой шатер для вечерней трапезы. Его, как всегда, охраняли Честные Бедняки, но смазливую девушку, принесшую его святейшеству штоф вина, они пропустили беспрепятственно, догадываясь, что та желает зачать от него дитя. Некоторое время из шатра доносились только раскаты смеха, а после стражники услышали стон, женский крик и яростный рев. Полунагая женщина выбежала и унеслась прочь, прежде чем Бедняки успели ее задержать. Следом наружу вывалился голый, окровавленный Мун. Он зажимал рукой рану на горле, и кровь струилась в его длинную бороду.

Говорят, будто он пробежал половину лагеря от костра к костру, пытаясь догнать беглянку. Но тут даже его силища изменила ему, и он упал замертво среди воющих от горя сподвижников. Убийца исчезла бесследно, и больше ее не видели. Разъяренные Честные Бедняки искали ее всю ночь – срывали палатки, хватали женщин, избивали мужчин, если те чинили препятствия, но их усилия оказались напрасными. Даже караульщики у шатра не могли толком описать ту, что убила Муна. Четверо Бедняков, отнесших тело пророка в его шатер, допили вино из наполовину полного штофа и к полудню были мертвы.

Мнения о том, кто подослал убийцу разнятся. Некоторые подозревают, что тут замешаны Безликие, но, так как стиль убийства не подходит тайному обществу убийц, большинство полагает, что свою руку приложили лорды Рован и Окхарт, внезапно поддержавшие Муна и также быстро его покинувшие после смерти септона.

На звание вожака верующих претендовали Голодный Роб и Учёный Лоркас. Лоркасу, по его словам, явилось видение, что Мун отдаст Старомест своим верным последователям даже и после смерти. Голое, покрытое кровью тело мертвого Муна, Лоркас привязал ремнями к коню и пошел с ним на штурм Староместа. К нему примкнули менее ста человек. Почти все они погибли под стенами города. После битвы несколько храбрейших рыцарей лорда Хайтауэра произвели вылазку и отделили голову Муна от туловища. Ее выдубили, набили опилками и поднесли в дар верховному септону.

После этого все последователи Муна разбежались, лорды Окхарт и Рован увели своих людей, и последнее серьезное препятствие между Джейхейрисом и Железным троном было устранено[2].

Источники

  1. 1,0 1,1 Пламя и кровь, Сыновья Дракона
  2. 2,0 2,1 Пламя и кровь, Восхождение Джейхейриса I. Принц становится королем

Примечания

  1. Был ли он септоном на самом деле, остается загадкой.
  2. «Что значит смерть одного дракона, когда на его место восходит другой? – провозглашал септон Мун. – Вестерос не очистится, пока всех Таргариенов не перебьют или не загонят обратно в море».
  3. Мун на общем языке означает «луна».
Наверх