Пир стервятников, Сэмвелл IV

Пир стервятников, Сэмвелл IV
Only water by cabepfir.jpg
Лилли и Сэм на борту «Пряного ветра».
Иллюстрация Чечилии Лателлы (cabepfir)
ПОВ: Сэмвелл Тарли
Место: «Пряный ветер» (Браавос-Дорн)
Назад по книге Вперёд по книге
Пир стервятников, Кошка-Кет Пир стервятников, Серсея VIII
Назад по этому ПОВу Вперёд по этому ПОВу
Пир стервятников, Сэмвелл III Пир стервятников, Сэмвелл V

Краткое содержание: Мейстер Эймон умирает от болезни на корабле, идущем в Старомест. Сэмвелл разделяет постель с Лилли.

Содержание

Сэм вместо септона произносит речь над телом мейстера Эймона. Вся команда «Пряного ветра» поминает почившего ромом. Капитан корабля не разрешает разводить погребальный костер, и тело мейстера кладут в бочку.

Сэм жалеет, что Эймон не дотянул до Староместа. Ему кажется, что другие мейстеры вылечили бы старика. Еще в Браавосе, после услышанных от Ксондо рассказов о драконах, мейстер воспарял духом, сам поднялся на корабль, начал рассуждать об обещанном принце, коим раньше считал Рейгара, а теперь Дейнерис. И всему причина – ошибка в переводе предсказания. Мейстер даже порывался ехать к ней, но силы его оставляли. В Пентосе Эймона вынесли на палубу, и Сэм описал ему город, но после Тироша мейстер уже не заговаривал о поездке на Восток. Все его речи сводились к Цитадели и архимейстерах. Эймон был чрезвычайно озабочен тем, чтобы мейстеры услышали Сэма и поверили ему, ведь новое поколение может счесть Эймона выжившим из ума стариком с рассказами об упырях и полулегендарных белых ходоках. Мейстер говорил также и о леди Мелисандре, о том, что она неверно прочитала знаки: в Станнисе тоже течет драконья кровь, благодаря дочери его брата Эйгона, но истинная их надежда все-таки Дейнерис. Эймон хотел, чтобы мейстеры послали кого-нибудь из своих кругов ей в помощь.

Несмотря на свои годы, Эймон страшился смерти. Сэм утешал его, как мог, Лилли пела ему песню, услышанную от других жен Крастера. Затем старый мейстер стал угасать: забывал, зачем звал Сэма, говорил бессмыслицу, рассказывал какие-то сны, не говоря, кому они снились, твердил о стеклянной свече, которую невозможно зажечь, о яйцах, из которых никто не вылупиться. Сэм говорил Лилли, что для плавания столетний старик был слишком слаб, Джон должен был знать об этом, на что Лилли отвечает: «Уж лучше умереть тихой и спокойной смертью, чем гореть на костре Красной женщины».

Перед смертью мейстер попросил подержать малыша Даллы, после чего, Сэм с Лилли решили назвать мальчика Эймоном. Лилли часто доверяет малыша Коидже, которую сильно полюбила за добрый нрав. В день похорон мейстера Лилли с Сэмом пьет за сына Манса и за собственного сына, за Коиджу и за Эймона. Провожая ее в нос корабля, Сэм сильно ударился о фонарь. «Дай, посмотрю», - сказала Лилли и поцеловала его. Сэм переживает из-за своего обета, но Лилли не останавливается на начатом. «Теперь я твоя жена», - говорит она, на что Сэм ответил «да», несмотря на все мысли об обете дозорного. К ним в каюту вошли еще люди, мужчины и женщины. Они целовались, смеялись, совокуплялись. Так на Летних островах принято поминать умерших. На смерть там отвечают жизнью. Может, и Лилли знала? Или Коиджа Мо научила ее?

В Браавосе за проезд на «Пряном ветре» Сэм заплатил книгами из Чёрного замка, которые взял с собой. Но этого было не достаточно, поэтому они с Лилли работали на корабле. Однако после того, что произошло между ними, Сэм стал старательно избегать Лилли. Узнав об этом, Коиджа Мо дает Сэму выбор: или он плывет до дорнийского берега сам и идет через горы в Старомест, или перестает избегать Лилли, у которой кроме малыша и Сэма никого нет. Придя к ней, он говорит, что если бы мог жениться, то взял бы ее в жены, а не принцессу и не девицу из знатного дома. Но он ворона и всегда ей останется, потому что дал обед перед чардревом. «Деревья следят за нами, — прошептала Лилли в ответ. — В лесу от них ничего не скроется, но здесь деревьев нет, Сэм. Только вода».

Персонажи

Географические объекты

Высокодрев, Летние острова, Стена, Вестерос, Старомест ( Цитадель), Семь Королевств, Браавос, Летний замок, Королевская Гавань, Чёрный замок, Кулак Первых людей, Пентос, Тирош (Кровавая башня), Ступени, Рогов Холм, Дорн, Быстроводная (Торентинский залив), Красные горы.

Понятия

Корабли и морское делоПряный ветер», «Чёрный дрозд»), мейстеры, Ночной Дозор, лорд-командующий Ночного Дозора, драконы, Первые люди, предсказания, Светозарный (меч), септоны, вера в Семерых.

Цитаты

Смерть не должна пугать такого старого человека, как я, и все же мне страшно. Глупо, не правда ли? Но я не могу не думать о том, что будет, когда последнее тепло уйдет из моего тела. Буду ли я пировать вечно в золотых чертогах Отца, как говорят септоны? Увижусь ли снова с Эггом, встречу ли Дейрона, здорового и счастливого? Услышу ли песни, которые мои сестры пели своим малюткам? А может быть, правы степные лорды и я буду вечно скакать на огненном коне по ночному небу? Или вновь вернусь в эту долину скорби? Никто не может этого знать, никто не заглядывал за стену, которая зовется смертью. Одни упыри, а мы-то с тобой знаем, какие они.

— Мейстер Эймон о загробной жизни.

Он был хорошим человеком… — начал Сэм, но тут же понял, что говорит не то. — Нет. Великим. Мейстер и брат Ночного Дозора, он оставался верен своим обетам. Имя ему нарекли в честь героя, погибшего молодым, но его жизнь, хотя и долгая, была не менее героической. Не было никого мудрее и добрее, чем он. За то время, что он прослужил на Стене, там сменилась дюжина лордов-командующих, и каждому он помогал советом. Он мог бы стать королем, но отказался от короны в пользу младшего брата. Многие ли на это способны? В нем текла кровь драконов, но теперь его пламя угасло. Его звали Эймон Таргариен. Ныне его дозор окончен.

— Погребальная речь Сэма над телом мейстера Эймона.

Летнийцы уважают старость и воздают почести всем умершим… Люди там черны, женщины распутны, и никто не знает, каким богам они поклоняются.

— Сэм о людях с Летних островов.

— Вы, вестероссцы, стыдитесь любить, но любить не стыдно. Если ваши септоны говорят иначе, ваши семеро не боги, а демоны. У нас на островах по-другому. Наши боги дают нам глаза, чтобы видеть, носы, чтобы нюхать, руки, чтобы трогать и ласкать. Жестокий бог, который дает человеку глаза и велит никогда их не открывать, не видеть красоты мира, — это чудовище, злобный демон. — Коиджа потрогала Сэма между ног. — И это боги тоже дали тебе не напрасно. Это нужно, чтобы… как это…

— Засадить, — подсказал Ксондо.

— Да. Чтобы дарить наслаждение и делать детей. Стыда в этом нет.

— Коиджа Мо о любви.

Наверх