Воробьи

Воробьи
(Sparrows)

Marc Simonetti sparrows.jpg
Бедные защитники Веры
Глава:Его Воробейшество

Воробей — самая скромная и неприметная из всех птиц. Таковы же и мы среди людей.Его Воробейшество о воробьях / Пир стервятников, Бриенна I

Воробьи — религиозное движение под эгидой веры в Семерых, возникшее среди простого народа Речных земель в конце Войны Пяти Королей. Фанатичные воробьи считали, что причиной постигших Семь Королевств бедствий было пренебрежение заветами святой веры, и требовали строгого их соблюдения. Воробьи, стекавшиеся в Королевскую Гавань, поначалу выдвигали крайне скромные требования защитить пострадавшие от войны септы и святые места в Речных землях, но со временем движение обрело большую силу и смогло продавить кандидитуру своего вождя — Его Воробейшества — на выборах Верховного Септона. С восстановлением церковных орденов вооруженные воробьи влились в ряды воинствующего ордена Честных Бедняков.

Бриенна Тарт и ее спутники на дороге между Росби и Сумеречным Долом наткнулась на процессию воробьев, возглавляемую Его Воробейшеством и несколькими нищенствующими братьями. Воробьи — около полусотни оборванных крестьян, в том числе женщины и дети, даже с небольшим стадом овец и одной свиньей — везли в столицу «святые мощи», то есть черепа и кости убитых во время войны септонов и монахов. Многие воробьи были вооружены дубинами, у нескольких были топоры; Бриенна обратила внимание на одного из крестьян, который шел без рубашки, с нарисованной на голой груди семиконечной звездой. Его Воробейшество призвал рыцарей присоединиться к ним, но получил отказ, что вызвало среди воробьев негодование[1]. В Сумеречном Доле Бриенна познакомилась с еще одним бродячим монахом из разоренного септрия, карликом-воробьем, который безуспешно пытался сесть на корабль в Девичьем Пруду, а потом двинулся в столицу пешком. О воробьях он говорил, что их «теперь на дорогах сотни. И братия, и септоны, и простой люд»[2].

На заседании Малого совета королеве-регенту Серсее Ланнистер докладывали, что в столице скопилось уже более двух тысяч воробьев, и их вожаки проповедуют о роке и поклонении демонам. Серсея не восприняла воробьев как угрозу, сказав «пусть ими занимаются Праведные — нам, пока они не проповедуют измены, до них дела нет»[3]. Воробьи также произносили в местах собрания людей проповеди о Красной свадьбе, утверждая, что это событие «вопиет против законов божеских и человеческих... и все, кто в ней соучаствовал, прокляты»[3]. Позже количество воробьев в городе еще увеличилось — Серсея принимала жалобу на них от представителей купеческих гильдий, которые жаловались, что воробьи запруживают улицы и спят на площадях; Серсея размышляла, не приказать ли городской страже выгнать «этих бродяг» из города, но не задержалась на этой мысли[4]. Бальман Берч и Фалиса Стокворт жаловались, что встречали на дороге других воробьев, уже лучше вооруженных, чем те, которых встретила Бриенна — у этих были кожаные щиты, топоры и нашитые на кафтаны семиконечные звезды[5]. Именно на это время пришлись выборы Верховного Септона, и воробьи на правах блюстителей веры приняли в них самое деятельное участие: так, они уличили лидирующего кандидата, септона Оллидора, в посещении борделя, и голым выволокли его на улицу[4]. Более того, позже группа вооруженных топорами воробьев, неся на плечах своего вождя — Его Воробейшество — вломилась в септу, где шли выборы, и заставила Праведных выбрать его Его Воробейшество Верховным Септоном[5].

Джейме Ланнистер, покидая город с армией, видел двоих проповедников-воробьев, выступавших перед паствой из пары сотен горожан и проклинавших «безбожных демонопоклонников»[6]. Позже Серсея, посетив холм Висеньи, увидела поселение воробьев перед Великой септой Бейлора: сотни бродяг устроили стоянку на самой храмовой площади, в садах вокруг нее и даже на беломраморной лестнице Великой септы, с кострами для приготовления пищи, холщовыми палатками и даже самодельными глиняными хибарами, с повозками, козами и свиньями в загонах. «Святые мощи», то есть человеческие останки из Речных земель, скопились в таком количестве, что их груда укрыла статую Бейлора Благословенного до пояса; самих воробьев такое соседство не тревожило. Серсея, пытаясь попасть к храму, вступила в разговор с несколькими воробьями, в том числе одноногим инвалидом на костыле и здоровяком с нарисованной на лбу семиконечной звездой. Двери Великой септы охраняли уже вооруженные латники из числа воробьев, в том числе один пожилой рыцарь; эти солдаты выглядели бедно, но все же имели на себе кольчуги и даже части помятых доспехов[5].

Серсея, решив перехитрить Его Воробейшество, предложила придать воробьям официальный статус, воссоздав на их основе давно не существующие ордена Святого Воинства, и использовать их для охраны септ и святых мест[5]. Уже в этом качестве Джейме видел воробьев в Дарри, где под началом набожного Ланселя Ланнистера собралось около сотни вооруженных крестьян — собственно говоря, это были уже не воробьи, а солдаты Честных Бедняков, но Джейме, не зная о воссоздании ордена, продолжал называть их воробьями. Примечательно, что среди Честных Бедняков, охранявших замковую септу, была и женщина в заржавленной кольчуге[7]. Воробьи действовали в Речных землях — Ива Хедль говорила, что они приводят сирот в Гостиницу на перекрестке[8].

Хотя основные силы воробьев после воссоздания орденов покинули Королевскую Гавань, и лагерь на площади перед Великой септой исчез[9], вероятно, Его Воробейшество, утвердившись во главе церкви, окружил себя своими соратниками; в дальнейшем Серсея и Рендилл Тарли использовали слово «воробьи» уже в адрес церкви[10][11].

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх