Турнир в Харренхолле

(перенаправлено с «Харренхолльский турнир»)
Турнир в Харренхолле
(Tourney at Harrenhal)

Рейгар называет Лианну королевой любви и красоты. Иллюстрация Марии Луизы Джильберти
281 от З.Э.
Варианты перевода:Турнир в Харренхолле
Харренхолльский турнир
Главные лица:Рейгар Таргариен
Лианна Старк
Эйрис II Таргариен
Эддард Старк
Роберт Баратеон
Рыцарь Смеющегося Дерева
Места:Харренхолл
Связанные события:Восстание Роберта Баратеона

Турнир в Харренхолле — знаменитый турнир, устроенный в замке Харренхолл в «год ложной весны», примерно за семнадцать лет до событий книг. Турнир в Харренхолле, устроенный с огромным размахом, посетили многие жившие в то время герои книг; с ним связаны многие тайны и интриги, и это событие стало прологом восстания Роберта Баратеона.

Турнир в Харренхолле неоднократно вспоминали такие персонажи, как Эддард Старк, Джейме Ланнистер и Барристан Селми. В «Буре мечей» Мира Рид рассказывает Брану Старку длинную «сказку», посвященную турниру в Харренхолле, со множеством подробностей. Никто из участников этой истории не назван по имени, но все они узнаваемы[1].

Предыстория

281 год от З.Э. был известен как «год ложной весны». Зима и лето в Вестеросе длятся долго и сменяют друг друга непредсказуемо (климат и времена года). Предыдущая зима длилась около двух лет, однако в 281 году настала необычная оттепель, которую приняли за приход весны — снег сошёл, деревья и трава зазеленели, птицы вернулись с юга[2].

Еще в конце 280 года от З.Э. или начале 281 года от З.Э. лорд Уолтер Уэнт объявил о планах провести турнир и разослал приглашения. Со слов Барристана Селми известно, что турнир был организован внезапно, после визита рыцаря Королевской гвардии Освелла Уэнта к своему брату Уолтеру в Харренхолл. По размаху затрат и величине призов турнир в Харренхолле превосходил даже тот, что дал богатейший лорд Вестероса Тайвин Ланнистер в Ланниспорте несколькими годами ранее. Призы были втрое больше, чем на турнире Тайвина[2]; они привлекли в Харренхолл сотни бойцов[1].

Некоторые поговаривали, что лорду Уэнту такой турнир не по карману и что кто-то щедро дал ему денег, но сам предпочёл остаться в тени[2]. Неизвестно, кто мог быть таким таинственным спонсором, но подозревали, что это сын и наследник короля, принц Рейгар Таргариен. Если верить этой версии, Рейгар оплатил устройство турнира, чтобы под благовидным предлогом собрать вместе самых могущественных лордов на негласный Великий совет и обсудить вопрос смещения с трона своего сумасшедшего отца и воцарение самого Рейгара[2].

Действительно, мастер над шептунами Варис заявил королю, что принц Рейгар собирается свергнуть отца и пользуется турниром как прикрытием для заговора[3]. Позже, уже в разгар войны, Джейме действительно слышал от Рейгара неопределённые слова о том, что он намерен «созвать совет» — возможно, Великий совет, решающий вопросы престолонаследия — и осуществить некие перемены, которые он давно уже собирался совершить[4].

Приближённые короля Кварлтон Челстед и Саймонд Стонтон, когда Эйрис к ним обратился, предложили королевской волей запретить турнир или даже турниры вообще. Десница Эйриса Оуэн Мерривезер, однако, заметил, что турниры любимы народом, и запрет турнира вызовет лишнее недовольство[2]. Вместо этого Эйрис решил выехать на турнир вместе с сыном. Это было необычно, так как король, уже побывавший в плену во время восстания Сумеречного Дола в 277 году, боялся куда-либо ездить и уже несколько лет не покидал Красного замка[3]; Эйрис надеялся, что появление на таком роскошном празднике позволит ему вернуть привязанность народа[2]. Опасаясь за свою безопасность, он взял с собой всех шестерых рыцарей Королевской Гвардии[5]: седьмой рыцарь, престарелый Харлан Грандисон, умер незадолго до турнира[6].

Гости турнира

Турнир

Кроме собственно рыцарских поединков, обязательных на любом южном турнире и проходивших пять дней из семи, на турнире в Харренхолле состоялись общая схватка с семью командами рыцарей на старинный лад; состязания лучников, метателей топоров и певцов, также были скачки, представление актёров и множество пиров и увеселений[7]. Роберт Баратеон храбро сражался в общей схватке и спешил многих[5]. По словам Мартина, этот турнир был устроен в том же формате, что и Эшфордский турнир, но был намного больше и масштабнее и Эшфордского турнира, и турнира десницы[8].

Поединки и победы

Победителем в рыцарских поединках стал Рейгар Таргариен. Рейгар выступал на турнире в тех же самых чёрных доспехах с выложенным рубинами драконом на груди, в которых он двумя годами позже сражался и был убит в битве на Трезубце[5].

Королева любви и красоты

Как и на многих других турнирах, в Харренхолле шли поединки за право назвать одну из присутствующих дам королевой любви и красоты. Дочь лорда Уолтера Уэнта была королевой любви и красоты в первый день турнира, и её честь защищали четверо братьев и дядя Освелл Уэнт, но все они потерпели поражение в этот день[1].

На пятый день поединков Рейгар Таргариен выиграл финальную схватку с Барристаном Селми и получил возможность назвать королеву любви и красоты. На турнире присутствовала его собственная жена Элия Мартелл, дюжина её фрейлин знатного рода и другие дамы, но Рейгар после поединка проехал мимо их всех и положил венок из синих зимних роз на колени Лианны Старк[5]. Синие зимние розы — цветы, которые растут в оранжерее Винтерфелла, замка Старков; говорят, что нет цветов более редких и драгоценных[9]. Лианна любила запах зимних роз[5], и в видениях Эддарда Старка[10] или Теона Грейджоя[11] появлялась именно в этом венке.

Этот поступок, «погасивший все улыбки», был скандальным нарушением куртуазного этикета, однозначно воспринятым как открытое ухаживание. Рейгар был женат и имел дочь, а Лианна была помолвлена с Робертом Баратеоном. Саймонд Стонтон в кулуарных разговорах заверял короля Эйриса, что Рейгар сделал широкий жест в сторону Лианны Старк, чтобы склонить на свою сторону её отца Рикарда Старка. Роберт Баратеон посмеялся и сказал, что Рейгар отдал Лианне должное; однако знавшие его люди говорили, что он затаил на Рейгара обиду. Братья Лианны, воспринявшие жест Рейгара как посягательство на честь их сестры, были взбешены, и Брандона Старка с трудом удержали от ссоры с принцем[2]. Барристан Селми думал об этом, что если бы Рейгар выбрал свою жену Элию, а не Лианну, страна избежала бы многих бедствий. Если бы турнир выиграл сам Барристан, он выбрал бы королевой любви и красоты не Лианну и не Элию, а Эшару Дейн[3].

Пир перед турниром

В «сказке» Миры Рид особенно ярко описан пир в ночь перед турниром. Северяне — Старки и их вассалы Дастины, Хорнвуды, Мормонты и Мандерли, а также Хоуленд Рид — пировали в великом чертоге Харрена вместе, отдельно от других. «Принц-дракон» (Рейгар Таргариен), пользовавшийся славой музыканта, спел песню столь печальную, что «волчица» (Лианна Старк) прослезилась, но когда «младший волчонок» (Бенджен Старк) стал её дразнить, она вылила вино ему на голову. Вербовщик Ночного Дозора произнёс речь, призывая рыцарей вступить в ряды этого ордена. Штормовой лорд (Роберт Баратеон) перепил рыцаря черепов и поцелуев (Ричарда Лонмаута). Были танцы, где «девушка с весёлыми пурпурными глазами» (Эшара Дейн) протанцевала с «белым мечом» (одним из рыцарей Королевской гвардии), «красным змеем» (Оберин Мартелл), «лордом грифонов» (Джон Коннингтон), а напоследок с «тихим волком» (Эддард Старк)[1].

Эддард Старк и Эшара Дейн

Эшара Дейн была одной из самых красивых дам при дворе: Барристан Селми, также безответно влюблённый в Эшару, утверждал, что по сравнению с ней Элия Мартелл просто серая мышка[3]. Аллирия Дейн, сестра Эшары, считала, что Эддард влюбился в Эшару в Харренхолле[12]. Рассказывая о пире перед турниром, Мира Рид особо отметила, что «тихий волк» был слишком застенчив, чтобы прямо пригласить «девушку с весёлыми пурпурными глазами» на танец, и за него это сделал «волк-вожак» (Брандон Старк)[1]. Кейтилин Старк связывала происхождение Джона Сноу именно с Эшарой[13]. Харвин, комментируя рассказы о возможной любви Эддарда и Эшары, говорил:

Когда Нед встретил эту дорнийскую леди, его брат Брандон был ещё жив, и леди Кейтилин была его невестой, так что чести вашего отца это ничуть не пятнает. Турниры, известно, всегда кровь горячат — может, какие слова и были сказаны шепотком в шатре ночной порой, кто знает? Слова, поцелуи или что посерьёзнее — какой от этого вред? Настала весна, как думали люди в тот год, и оба они были свободны от обещаний.Буря мечей, Арья VIII


Рыцарь Смеющегося Дерева

Согласно рассказу Миры Рид, на второй день турнира появился таинственный рыцарь, который выиграл несколько поединков, а потом исчез.

На турнирах в Семи Королевствах нередко появляются таинственные рыцари, которые не открывают лиц и носят щиты без герба или с никому не известным гербом — иногда под этой личиной может скрываться прославленный боец, легко расправляющийся с противниками. Такие знаменитые воины, как Эймон Рыцарь-Дракон, Дункан Высокий и Барристан Селми в разные годы и на разных турнирах выступали в роли таинственных рыцарей.

Перед началом турнира одного из гостей, «юношу с болот» (Хоуленд Рид), обидели три оруженосца, служившие рыцарям из домов Хэев, Блаунтов и Фреев. «Волчица» (Лианна Старк) и её братья «волк-вожак» (Брандон Старк), «тихий волк» (Эддард Старк) и «волчонок» (Бенджен Старк) позаботились о юноше с болот и даже предложили дать ему доспехи и коня, чтобы он мог постоять за себя, но юноша с болот отказался. Вечером второго дня, когда определились победители поединков — включая всех троих рыцарей Хэя, Блаунта и Фрея — на турнире появился рыцарь маленького роста, с закрытым лицом и смеющимся чардревом на щите. Он вызвал Хэя, Блаунта и Фрея на поединок и выбил из седла всех троих. Он отказался от награды, велев побеждённым научить своих оруженосцев «правилам чести», и уехал. «Штормовой лорд» (Роберт Баратеон) и «рыцарь черепов и поцелуев» (Ричард Лонмаут) поклялись выяснить, кто это был, а король (Эйрис II Таргариен) даже отправил своего сына «принца-дракона» (Рейгар Таргариен) на поиски, но Рыцарь Смеющегося Древа пропал бесследно, нашли только его щит, висящий на дереве[1]. Рыцарь Смеющегося Дерева привлек особое внимание короля, поскольку Эйрис незадолго до этого услал с турнира Джейме Ланнистера, не дав ему участвовать в поединках, и заподозрил, что под личиной таинственного рыцаря скрывается именно он[2].

Вступление Джейме Ланнистера в Королевскую гвардию

Именно на этом турнире 15-летний Джейме Ланнистер был принят в рыцари Королевской гвардии. На турнире Эйрис устроил из посвящения Джейме целое представление: молодой Ланнистер произнёс свои обеты перед королевским павильоном, преклонив колени на зелёной траве, в белых доспехах, на глазах «половины королевства». Лорд-командующий Герольд Хайтауэр поднял его на ноги и накинул белый плащ, и толпа издала рёв, который Джейме помнил и годы спустя[14].

Решение об этом было принято заблаговременно, ещё за месяц до турнира, и поэтому Тайвин Ланнистер, обиженный на короля, на турнир не поехал. Хотя вступление в Королевскую гвардию считалось великой честью, присяга гвардейцев не позволяла им вступать в брак и наследовать титулы родителей, так что Тайвин лишался наследника, а Эйрис приобретал заложника. Однако у этого решения сумасшедшего короля была и вторая сторона, которую Эйрис осознал уже после церемонии: теперь сын Тайвина становился телохранителем короля и мог днём и ночью находиться рядом, с мечом на боку[2].

Ночью Эйрис заявил, что семеро гвардейцев ему в Харренхолле не нужны, и отправил Джейме в Королевскую Гавань охранять королеву Рейлу и принца Визериса, оставшихся дома. Видя, что Джейме предпочёл бы участвовать в турнире, Герольд Хайтауэр предложил взять эту обязанность на себя, но король категорически отказал ему, сказав: «здесь он [Джейме] славы не завоюет» и «Я король, я и приказываю, а он повинуется». Повинуясь приказу, Джейме уехал с турнира[14]. По одной из версий, Эйрис беседовал с Джейме и Герольдом, «сидя на горшке»[2].

Цитаты

Тёплые дни, прохладные ночи, сладкое вино. Нед вспомнил смех Брандона, отчаянную храбрость Роберта в общей схватке, хохот будущего короля, когда по обе стороны от него из сёдел вылетали люди.Игра престолов, Эддард XV


Король Эйерис устроил целое представление из принятия Джейме в рыцари его гвардии. Джейме произносил свои обеты перед королевским павильоном, преклонив колени на зелёной траве, в белых доспехах, и половина королевства смотрела на него. Когда сир Герольд Хайтауэр поднял его и накинул белый плащ ему на плечи, толпа издала рёв, который Джейме помнил до сих пор.Буря мечей, Джейме VI


— Свой белый плащ я получил как раз в Харренхолле, — прошептал он. — На большом турнире Уэнта. Он хотел показать всем, какой большой у него замок и какие великолепные сыновья, а я хотел показать себя. Мне было всего пятнадцать, но в тот день меня никто бы не побил — да только Эйерис не позволил мне участвовать. — Джейме снова засмеялся. — Он услал меня прочь, но теперь я возвращаюсь.Буря мечей, Джейме IV


Старый лорд Уэнт объявил турнир вскоре после того, как у него побывал брат, сир Освелл Уэнт из Королевской Гвардии. Варис нашептал королю Эйерису, что принц намерен занять отцовский престол и что турнир для Рейегара всего лишь предлог для встречи с возможно большим количеством лордов. Король, после Синего Дола носу не высовывавший из Красного Замка, вдруг пожелал ехать в Харренхолл вместе с принцем — с этого всё и началось.Барристан Селми о Харренхолльском турнире / Танец с драконами, Заговорщик


Примечания

  1. ^ Игра престолов, Эддард XV: «Роберт обменивался шутками с Джоном (Jon) и старым лордом Хантером». Это не может быть Джон Ройс, так как его имя в оригинале пишется иначе (Yohn).

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх