Мелисандра

Мелисандра
Melisandre
Мелисандра
© Иллюстрация Романа Папсуева (Amok).
Жрица Р'глора
Прозвища:Красная женщина
Даты жизни:род. не позже 270[П 1].
Перевод
Варианты перевода:Мелисандра
§ Экранизация
Кэрис ван Хоутен в роли Мелисандры.
Кэрис ван Хоутен (Carice van Houten)

Мелисандра — жрица Р'глора, заклинательница теней из Асшая, советница и наперсница Станниса Баратеона. Мелисандра присоединилась к Станнису Баратеону, провозгласив его возрожденным Азором Ахаем, мессией рглорианства, который должен победить Великого Иного. Многие в окружении Станниса приняли новую веру, и сам Станнис, хотя и не верил ни в каких богов, подчинялся Мелисандре, считая, что ее вполне реальная магическая сила поможет ему занять Железный Трон. Под влиянием Мелисандры Станнис сжег статуи Семерых в септе Драконьего Камня и поместил огненное сердце Р'глора на свое знамя. Одна из ПОВов серии, начиная с "Танца с драконами".

Внешность

Стройная, грациозная, выше среднего роста, полногрудая, с тонкой талией и сердцевидным лицом. Медные волосы, необыкновенные красные глаза и безупречно гладкая, молочно-белая кожа. «Мужские взоры подолгу задерживались на ней… Многие находили ее красавицей. Но она не была красивой. Красной была она — красной и страшной», — думает мейстер Крессен[1]. Всегда в красном с головы до пят. На шее носила золотую цепь с рубином. У нее низкий голос, «отдающий музыкой Яшмового моря».

Прошлое

Считается, что Мелисандра родом из Асшая, за что нередко её именуют Мелисандрой Асшайской. О её прошлом практически ничего не известно, за исключением того, что она стала служить Р`глору до прибытия в Семь Королевств.

Из видений Мелисандры в «Танце с драконами» можно сделать вывод, что её настоящее имя Мелони и что её продавали с аукциона как «лот семь»; более того, сказано, что она когда-то была «маленькой рабыней, на всю жизнь связанной с великим красным храмом». Это хорошо согласуется с тем, что известно о красных жрецах из «Танца» — Мокорро и сам верховный жрец Бенерро были куплены Красным Храмом в качестве рабов, освобождены и стали жрецами, тогда как, например, Торос родился свободным человеком и был отдан в храм отцом.

Однако рабы Красного Храма, вне зависимости от позднейшего статуса, носят на щеках и лбу татуировки в виде языков пламени. У Тороса их не было, поскольку он никогда не был рабом. Этот момент породил теории о том, что у Мелисандры такие татуировки все-таки есть, но она скрывает их с помощью магии, точно так же, как изменила облик Манса Налетчика. В таком случае, строго говоря, настоящая внешность Мелисандры может быть совсем другой.

Известно также, что рабские татуировки - волантийский обычай, а Мелисандра могла быть купленной храмом совсем в другом городе, например, в Асшае.

События

Игра престолов

Тайвин Ланнистер, ссылаясь на Вариса, чьи осведомители собирали слухи о деятельности Станниса Баратеона на Драконьем Камне, говорил, что «Станнис выписал из Асшая тенезаклинателя»[2]. Эти слухи озадачивали и самого Тайвина, который не мог понять, чем занят Станнис. В «Битве королей» Петир Бейлиш также вспоминал: «Варис еще несколько лет назад говорил мне, что леди Селиса связалась с красной жрицей»[3].

Битва королей

При дворе Станниса Баратеона. Художник: Stephen Youll

Мелисандра прибыла ко двору Станниса Баратеона, где постепенно приобрела огромное влияние на него самого и его окружение, особенно на людей Королевы Селисы, жены Станниса. Объявив себя королем Вестероса после смерти Роберта Баратеона, Станнис поместил на своих знаменах огненное сердце Р`глора и сжег изваяния Семерых, отдаваясь под покровительство огненного бога в борьбе за престол в войне Пяти Королей.

Мелисандра была, судя по всему, любовницей Станниса. Король дважды становился отцом её потусторонних «сыновей» — странных призрачных теней, производимых на свет Мелисандрой после скоротечной колдовской беременности. Они были похожи на Станниса и рождались на свет уже подобными тени взрослого человека. Одна такая тень убила Ренли Баратеона, отдав Станнису в руки армию Ренли; другая — сира Кортни Пенроза, отдав Станнису неприступный Штормовой Предел. Для создания этих призрачных теней использовались жизненные силы самого Станниса, и Мелисандра опасалась, что рождения ещё одного «сына» король не переживет[4].

Однако, отправившись на завоевание Королевской Гавани, Станнис Баратеон отослал жрицу на Драконий Камень и потерпел сокрушительное поражение в битве, после которого вынужден был вновь прибегнуть к помощи Мелисандры. «Это все красная женщина сделала. Она наслала огонь, пожравший нас, в наказание за то, что Станнис отправил ее восвояси, и чтобы доказать ему, что без её чар ему нечего надеяться на победу», - этим объяснял поражение Станниса в битве на Черноводной Давос Сиворт[5].

Буря мечей

Жрица предсказала гибель Робба Старка, Джоффри Баратеона и Бейлона Грейджоя. Возможно, к этим смертям имел отношение колдовской ритуал, совершенный жрицей (сожжение пиявок, напившихся королевской крови), впрочем, это жрица могла приписать себе эти смерти незаслуженно.

Ритуал. Художник: Jason Engle

Исходя из действий Мелисандры, можно предположить, что она преследует несколько целей. Во-первых, она стремится возродить драконов. Во-вторых, возможно, ее конечной целью является битва с Великим Иным. Чтобы добиться своих целей, жрица проводит ритуалы с жертвоприношениями, причем по ее утверждениям в качестве жертв должны выступать особы королевской крови. Якобы это должно способствовать возрождению драконов и последующей победе над Великим Иным. Мелисандра утверждает, что именно Станнис Баратеон предназначен для этой финальной битвы Света и Тьмы: "Он избранник Владыки, воин огня. Я видела в пламени, что он возглавит битву с тьмой. Пламя не лжет, иначе вас бы не было здесь. В пророчестве сказано: когда воссияет красная звезда и опустится тьма, Азор Ахай возродится вновь среди дыма и соли и пробудит драконов из камня. Красная звезда пришла и ушла, а место дыма и соли — это Драконий Камень. Станнис Баратеон — вот возрождённый Азор Ахай!"[4]. Она весьма могущественна, однако, не увидела (или держит в тайне), что Драконы уже возродились, а Станнис — не Азор Ахай.

К моменту окончания саги Мелисандра вместе со Станнисом Баратеоном находится у Стены, куда они прибыли, чтобы оказать помощь Ночному Дозору в битве с Одичалыми, которые стремились прорваться в Семь Королевств и разрушить Стену.

Танец с драконами

После пленения и казни Манса Разбойника, Мелисандра настояла на том, что Одичалые могут пойти на службу королю тогда, когда бросят в огонь по щепке чардрев символа их старых богов. После того, как Станнис покинул Стену и отправился к Темнолесью, Мелисандра осталась в Черном Замке вместе с Джоном Сноу.

Цитаты

– Ну что ж, – усмехнулась она, – я тоже рыцарь своего рода, достойный сир. Рыцарь света и жизни.Битва Королей, Давос II

Думаете, я проехала полмира для того, чтобы посадить какого-то тщеславного короля на пустой трон? Война идет от начала времен, и прежде чем она закончится, каждый человек должен выбрать одну из сторон. На одной стоит Р'глор, Владыка Света, Огненное Сердце, Бог Пламени и Тени. Ему противостоит Великий Иной, чье имя запретно, Владыка Тьмы, Ледяная Душа, Бог Ночи и Ужаса. Мы должны выбирать не между Баратеоном и Ланнистером, Старком и Грейджоем, но между жизнью и смертью. Между тьмой и светом.Буря мечей, Давос III


Отношения Станниса Баратеона и Мелисандры

В текстах книг есть намеки на то, что Станнис Баратеон и Мелисандра состояли в интимной связи, и что рожденные Мелисандрой тени были зачаты Станнисом. После убийства Ренли Баратеона Мелисандра открыто поселилась в шатре Станниса и оставалась там на ночь, что вызвало ропот среди его сторонников; Деван Сиворт сообщал своему отцу Давосу, что король не может спать, и только Мелисандре удается усыпить его. Давос думал про себя, что Мелисандра, возможно, «убаюкивает» короля совсем не молитвами. Увидев колдовскую беременность Мелисандры и рожденную ею тень, Давос понял, что знает человека, которому эта тень принадлежала[6]. После поражения на Черноводной Станнис закрылся в башне Каменный Барабан на Драконьем Камне и никого не принимал, кроме Мелисандры[5].

На Драконьем Камне Мелисандра посещала Давоса, брошенного в темницу, и пыталась его соблазнить, намекая, что уже черпала из «жизненного огня» Станниса:

Тени рождаются только от света, а королевский огонь стал так слаб, что я не смею больше черпать из него, чтобы зачать еще одного сына. Это могло бы убить отца. — Мелисандра подошла поближе. — Возможно, с другим мужчиной… чье пламя пылает высоко и ярко… если вы взаправду хотите послужить делу своего короля, приходите ночью ко мне в спальню. Я доставила бы вам удовольствие, которого вы еще не знали, и зачала бы от вашего жизненного огня…
— …исчадие тьмы. — Давос попятился. — Я не желаю иметь никакого дела ни с вами, миледи, ни с вашим богом.Буря мечей, Давос III


Позже Мелисандра говорила нечто подобное Джону Сноу, хотя скорее с целью подразнить, чем соблазнить — тени рождаются при совокуплении мужчины и женщины:

— Могу тебе показать. — Мелисандра обняла Призрака, и он лизнул ее в щеку. — Мудрый Владыка Света сотворил нас мужчинами и женщинами, двумя половинками великого целого. При их соединении возникает сила, порождающая жизнь, свет… и тени.Танец с драконами, Джон VI

В Черном Замке Мелисандра думала про себя, что почти не ложилась в постель со времени отъезда Станниса[7].

Галерея

Телесериал

В сериале отсутствует линия с Кортни Пенрозом, поэтому сир Давос везёт Мелисандру на материк для устранения Ренли Баратеона.

В третьем сезоне Мелисандра прямо говорит Станнису о том, что зачатие очередной тени может быть для него убийственным, и поэтому она отправляется на поиски королевской крови в Вестерос, явно увидев в пламени новость о живом бастарде Роберта - Джендри, который в сериале выполняет еще и функции Эдрика Шторма.

В пятом сезоне Мелисандра откровенно предлагает себя Джону, но после отправляется со Станнисом в поход на Винтерфелл. Она уговаривает Станниса принести Ширен в жертву, дабы Рглор прекратил метель, но едва она заканчивается, из войска происходит массовое дезертирство, а королева Селиса вешается. Сама Мелисандра, видимо, увидев в пламени поражение своего короля, бежит в Черный Замок. На вопросы Джона Сноу и Давоса Сиворта она, сломленная поражением, не отвечает ничего.

Любопытно, что актриса рассматривалась на роль Серсеи.

Примечания

  1. ^ Исходя из того, что ей не может быть больше 30-ти лет.

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх