Манс Налетчик

(перенаправлено с «Манс Разбойник»)
Манс Налётчик
Mance Rayder
Манс Налетчик
© Иллюстрация Романа Папсуева (Amok).
Король-за-Стеной
Прозвища:Манс Налётчик
Король за стеной
бард Абель
Супруг(а):Далла
Перевод
Варианты перевода:Манс Разбойник, Манс Налётчик
§ Экранизация
Киаран Хайндс в роли Манса Налетчика.
Киаран Хайндс (Ciarán Hinds)

Манс НалетчикКороль-за-Стеной, верховный вождь одичалых. Когда-то он служил в Ночном Дозоре, но дезертировал за Стену, нарушив присягу, и стал злейшим врагом дозорных и северян. Завоевав титул Короля-за-Стеной, Манс объединил вокруг себя разрозненные племена одичалых, создав огромную армию.

Внешность и личность

Это проницательный и обаятельный человек, легко располагающий к себе других. Мансу за сорок, он среднего роста и стройного телосложения, с резкими чертами лица, с карими глазами и седеющими каштановыми волосами. В свою бытность Королем-за-Стеной Манс не расставался со своим старым плащом дозорного — из черной ткани, с прорехами, зашитыми красным шелком. Он не носил никаких украшений — ни короны, ни драгоценностей, ни даже серебряных колец — кроме пряжки, скрепляющей плащ.

Для битвы под Стеной Манс облачался в тяжелые рыцарские латы и шлем, украшенный вороньими крыльями — необычное вооружение не только для одичалых, но даже для братьев Ночного Дозора. Для тренировочного боя с Джоном Сноу — в то время, когда Манс скрывался под личиной Гремучей Рубашки — бывший Король-за-Стеной выбрал двуручный меч без щита и продемонстрировал незаурядное мастерство, уклоняясь от ударов Джона. Он также искусно играет на лютне и поет; проникая на юг за Стену, он успешно выдавал себя за певца.

Прошлое

По словам Куорена Полурукого, в Дозор Манс попал ребенком после разгрома одной из шаек одичалых. Он вырос и служил в качестве разведчика в Сумеречной башне. Как разведчик он был лучшим, но не признавал власти над собой и дисциплины. Еще в Дозоре он питал страсть к музыке, знал в том числе и песни одичалых и распевал их — в частности, «Песню о Зимней розе» — возвращаясь из вылазок за Стену[1]. Еще во время службы в Ночном Дозоре он бывал в Винтерфелле и однажды даже встретился с малолетними Джоном Сноу и Роббом Старком — в тот раз он был в свите лорда Кворгила. Манс обнаружил над воротами гору снега, которую дети собирались скинуть на кого-нибудь из прохожих, развеселился и пообещал, что никому не скажет[2].

Манс дезертировал из Ночного Дозора за несколько лет до событий книг. О причинах его дезертирства в Дозоре ходили разные слухи: что он сделал это ради короны, или ради женщины, или что кровь одичалых дала знать о себе. Сам Манс при встрече с Джоном Сноу поднял эти рассказы на смех, заметив, что никакой короны у него нет, а кровь одичалых та же, что и у Старков — кровь Первых Людей. Он рассказал Джону историю своего черно-красного плаща: в разведке Манса тяжело ранил сумеречный кот, и товарищи, боясь, что не довезут умирающего до Сумеречной Башни, обратились к одичалым — в одной из деревень, по их сведениям, жила старая знахарка. Оказалось, что знахарка уже умерла, но ее дочь — не Далла — позаботилась о раненом, зашила его раны и выхаживала, пока он не окреп достаточно, чтобы сесть на коня. Она также починила изорванный зверем шерстяной плащ Манса, зашив прорехи красным асшайским шелком, который еще ее бабка нашла в выброшенном на Стылый берег разбитом корабле. Подразумевается, что Манс и одичалая полюбили друг друга; по крайней мере, Манс говорил, что «тогда влюбился» и что подаренный ему шелк был самым драгоценным сокровищем одичалой. Тем не менее, Манс вернулся в Сумеречную Башню, назад в ряды Дозора. Деннис Маллистер распорядился выдать ему новый черный плащ, а старый черно-красный сжечь. Это и стало толчком, побудившим Манса уже к окончательному дезертирству[2]:

Я ушел на следующее утро… ушел туда, где поцелуй не считают преступлением и где человек может носить плащ, какой захочет.Буря мечей, Джон I


Одичалых к югу от Стены считают присягнувшими Мансу мечом, подобно тому, как северяне присягают Старкам — во всяком случае, Робб Старк думал так о Гареде, еще не зная, что это дезертир из Ночного Дозора[3]. Эддард Старк воспринимал угрозу со стороны Манса серьёзно и не исключал той возможности, что в будущем ему придется собрать знамёна и отправиться за Стену во главе объединенной армии Севера, чтобы раз и навсегда покончить с Королём-за-Стеной[4].

Оша была довольно близко знакома с Мансом. Она надеялась заслужить щедрость Короля-за-Стеной, доставив ему Брана Старка в качестве заложника, но её спутники не желали даже думать о возвращении за Стену[5]. Позже в Винтерфелле Оша характеризовала Манса так:

Манс считает, что он смог бы с ними сразиться, отважный, милый, упрямый мужик… Он думает, что Белые Ходоки — это всё равно что разведчики Ночного Дозора. Как бы не так! Пусть он зовет себя Королём-за-Стеной, но, по правде говоря, он просто ворона, слетевшая с Сумеречной башни. Манс не видел зимы.Игра престолов, Бран VI


События

Игра престолов

Если верить собственному рассказу Манса, изложенному в «Буре мечей», Манс присутствовал в Винтерфелле во время визита Роберта Баратеона — инкогнито, под личиной простого певца. О визите короля Семи Королевств он узнал заранее от одичалых, общавшихся с дозорными из Черного Замка, а те — от Бенджена Старка, которому Эддард Старк прислал весть о приезде Роберта. Мансу было любопытно взглянуть не только на Роберта, но и на Бенджена как главного врага одичалых — они раньше не встречались, и Бенджен Манса в лицо не знал. Манс перелез через Стену с мешком серебра, купил себе в Даре лошадь и прибился к свите Роберта еще в дне пути к югу от замка. На пиру в честь короля он не выступал с песнями, отсидевшись в задней части чертога, а потом покинул замок. Манс соглашался с тем, что этот дерзкий визит вдохновлялся легендой о Баэле-барде[2].

Молодые дозорные в Черном Замке предполагали, что когда-нибудь им придется сражаться с Мансом: Пип шутил по поводу Жабы, что тому достаточно поднять забрало, чтобы одичалые убежали в страхе[6]. Ближе к концу «Игры престолов», по словам Джиора Мормонта, некий пойманный Куореном Полуруким одичалый уверял, что Манс Налётчик собирает весь народ одичалых в тайной твердыне в Клыках Мороза[7]. Именно это сообщение заставило Мормонта организовать поход Ночного Дозора за Стену.

Битва королей

По словам Крастера, Манс присылал к нему конного гонца с приказом присоединиться к армии в Клыках Мороза. Крастер посчитал себя оскорбленным, отрезал гонцу язык и отправил обратно к Королю-за-Стеной. Это был не первый контакт Крастера с Мансом, Крастер говорил, что мог бы «кое-что порассказать о Разбойнике и его делишках, если б захотел»[8]. Крастер сообщил Джиору Мормонту, где собирается армия Манса, и маленькое войско дозорных двинулось навстречу одичалым.

Буря мечей

Манс, иллюстрация 1oshuart для © Fantasy Flight Games.

После гибели Куорена Полурукого в Клыках Мороза отряд Гремучей Рубашки доставил пленного Джона Сноу на берег Молочной, где находились лагеря одичалых — многотысячная армия Манса медленно двигалась на юг вдоль реки, и огромный шатер Короля-за-Стеной, сшитый из шкур белых медведей, находился среди прочих. В момент появления Джона Манс играл на лютне и пел балладу «Дорнийская жена». Джон не обратил на певца особого внимания и, не зная, кто из присутствующих является Мансом, обратился со словами «ваше величество» к Стиру. Король-за-Стеной, прекратив играть, представился и назвал Джона по имени, показав, что уже знает его. Отослав вон своих придворных, кроме Даллы, Манс пригласил Джона за стол и рассказал о своих визитах в Винтерфелл — как старом, в качестве дозорного, так и недавнем, под личиной певца, а также историю своего дезертирства. Он согласился принять Джона к одичалым и в знак этого пообещал выдать ему новый плащ[9].

Джон вновь встретился с Мансом на Кулаке Первых Людей, где одичалые нашли следы битвы. Манс и его командиры поняли, что маленькая группа разведчиков Куорена была лишь частью многочисленной экспедиции Ночного Дозора, и что Джон утаил это от Короля-за-Стеной. Манс, однако, счел, что события повернулись к лучшему для одичалых: армия Короля-за-Стеной понесла бы большие потери, если бы дозорные атаковали ее на марше или если бы одичалым пришлось штурмовать Кулак Первых Людей. Когда Игритт заявила, что спит с Джоном, Манс включил их обоих в отправляющийся на юг отряд Ярла и Стира, сказав «не в моих обычаях разлучать два сердца, которые бьются, как одно»[10].

Манс решил, что война с Дозором выиграна, однако подоспевшие войска Станниса Баратеона помогли разгромить одичалых.

Женщину Манса звали Далла, она родила сына, которого Джон Сноу велел подменить сыном Лилли. Ребенка Манса увезли в Старомест.
Один из участников отметил, что эту статью можно и нужно дополнить. Пожалуйста, посвятите часть своего времени улучшению энциклопедии Мира Льда и Пламени и помогите дополнить эту статью в соответствии с правилами написания статей.


Танец с драконами

Джон Сноу опасался, что Манса сожгут заживо — как дезертира из Ночного Дозора и ради чародейств Мелисандры, и пытался уговорить Станниса отказаться от этого, напирая на полезность Манса и его большие знания Застенья. Тем не менее, Манса приговорили к смерти за дезертирство.

Манс. © Иллюстрация Михайло Димитровски (TheMico).

Казнимый выглядел как Манс, хотя и кричал, что он не король, проклинал предателей и «ведьму». Присутствующие, в том числе Джон Сноу, решили, что Мансу при виде костра и клетки отказали нервы. Когда он уже горел заживо, Джон Сноу решился оборвать его мучения, приказав дозорным расстрелять умирающего из луков.

Как позже открылось, Манс не был сожжен. Мелисандра своими чарами придала его облик Гремучей Рубашке, одному из вожаков одичалых, сдавшихся в плен Станнису. Напротив, настоящий Манс после этого принял облик Гремучей Рубашки и носил его постоянно - вместе с большим рубином, подаренным ему Мелисандрой, а потом и костяными доспехами своего предшественника. Станнис передал его на службу Джону Сноу - к крайнему недоумению и недоверию последнего, принимавшего Манса за Гремучую Рубашку; сам Манс отказался надевать плащ дозорного.

В учебном поединке с Гремучей Рубашкой Джон с недоумением обнаружил, что имеет дело с сильным и опытным противником, владеющим мечом гораздо лучше, чем он сам. Позже Мелисандра раскрыла Джону Сноу тайну Гремучей Рубашки. Манс был отправлен на спасение лже-Арьи Старк (Джейни Пуль), которую все, включая Мелисандру, считали настоящей Арьей. Вместе с собой он взял шестерых копьеносиц: Холли, Френью, Белку, Рябину, Миртл и Иву.

Манс и шесть копьеносиц-одичалых проникли в Винтерфелл; Манс представился Болтонам как «бард Абель» (намек на Баэля-Барда). Они заручились помощью Вонючки-Теона, оказавшего им помощь в похищении "Арьи". Возможно, именно Манс и его копьеносицы совершали ночные убийства, приведшие к раздорам между Болтонами, Фреями и лордами-северянами, хотя они и уверяли Теона, что не имеют к этим смертям никакого отношения. Мансу и его спутницам удалось организовать побег Теона и Джейни Пуль из Винтерфелла, но сами они оказались в руках Болтонов.

В конце книги Джон Сноу получил письмо от Рамси Болтона, где упоминается судьба Манса Налётчика:

Если хочешь вернуть Манса Налётчика, приходи и возьми его. Я засунул его в клетку, чтобы весь север мог видеть доказательство твоего обмана. В клетке холодно, но я сделал ему тёплый плащ из шкур шести шлюх, что пришли вместе с ним в Винтерфелл.Танец с драконами, Джон XIII


Цитаты

— Я знал Манса-Разбойника, Джон. Он клятвопреступник, но глаза у него есть, и никто не посмел бы назвать его слабодушным. Битва королей, Джон III


Телесериал

Манс Налётчик появляется впервые в третьем сезоне сериала. У него меньше сцен, чем в книгах. В сериале Манс не играет на лютне, не носит черно-красный плащ и не рассказывает о своих приключениях к югу от Стены — он фигурирует в повествовании только как вождь и полководец вольного народа. В пятом сезоне на костре сжигают настоящего Манса.

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх