Магия

Один из участников отметил, что эту статью можно и нужно дополнить. Пожалуйста, посвятите часть своего времени улучшению энциклопедии Мира Льда и Пламени и помогите дополнить эту статью в соответствии с правилами написания статей.

На этой странице приведена краткая информация о магии и сверхъестественном в «Песни льда и пламени». В отличие от многих других фэнтезийных вселенных, сверхъестественное появляется на страницах Песни редко, хотя с каждой новой книгой количество фантастического, его мощь и влияние на сюжет возрастает.

Место магии в мире и отношение к ней персонажей

Мейстер Лювин о магии

Все те, кто изучает высшие тайны, сами рано или поздно пробуют чародействовать. Я тоже, должен сознаться, поддался искушению. Что поделаешь, я тогда был мальчишкой, а какой юнец не мечтает втайне открыть в себе неведомую ранее силу? Но в награду за свои усилия я получил не больше, чем тысяча мальчиков до меня и тысяча после. Магия, как это ни печально, не действует больше.<...> Все меняется… Возможно, некогда магия была в мире могущественной силой, но теперь это больше не так. Нам осталась разве что струйка дыма, висящая в воздухе после большого пожара, да и она уже тает. Последним углем, тлеющим на пожарище, была Валирия, но Валирии больше нет. Драконы исчезли, великаны вымерли. Дети Леса вместе со всем своим знанием преданы забвению. Нет, мой принц, – может, Жойен Рид и видел пару снов, которые, как он думает, сбылись, но он не древовидец. Ни у кого из ныне живущих нет такой власти.

Битва Королей, Бран IV

Большинство персонажей книг в той или иной степени верит в существование сверхъестественного, хотя эта вера плотно переплетена с религией, мифами и просто суевериями и частенько облекает мистическим ореолом явления, имеющие вполне рациональное объяснение — например, жрецы Утонувшего Бога объявляют чудесным явлением «воскресение» утопленников после искусственной вентиляции легких, хотя этот прием известен и мейстерам с «зеленых земель». Многие упоминания сверхъестественного имеют вид слухов и верований, и не вполне ясно, существуют ли эти чудеса на самом деле или являются не более чем фольклором.

Другие герои, наоборот, относятся к упоминанию сверхъестественных явлений со скептицизмом, рассматривают деятельность колдунов и чудотворцев как обычные фокусы и посмеиваются над теми, кто верит в сверхъестественное. Мейстеры Цитадели, представляющие в Семи Королевствах науку и рациональное познание, полностью отвергают существование необъяснимых явлений в настоящие времена, хотя и признают, что некогда «знание особого рода», которое называют волшебством за отсутствием другого слова, имело некую силу. Некоторые из мейстеров — например, мейстер Лювин — и получали звено из валирийской стали за изучение «тайных наук». Тем не менее, в книгах присутствуют люди, способные творить настоящие чудеса, сверхъестественные создания, странные явления природы и тому подобное.

Магия как таковая в определенной степени связана с драконами и сменой времен года: после смерти последнего дракона сверхъестественные явления в мире почти сошли на нет, лета стали короче и холоднее, а зимы суровее; однако с рождением драконов в финале «Игры престолов» чары и заклинания стали становиться все сильнее, а сверхъестественное начало все активнее вмешиваться в ход вещей.

Оборотни, зеленые сны, древовидцы и чардрева

Дети Леса, когда-то населявшие Вестерос, обладали сверхъестественными способностями, которые проявляются и у некоторых людей. Оборотничество, способность видеть зеленые сны и древовидение — явления одной природы, хотя они крайне редко сочетаются в одном человеке. Эти способности представляют собой внетелесный опыт, способность человека во сне или наяву покидать свое тело и вселяться в чужое, видеть картины прошлого или будущего. Они связаны со Старыми Богами; возможно, Старые Боги и есть древовидцы прошлого, расставшиеся со смертными телами.

Этот дар передается по наследству, хотя он крайне редок — по словам Трехглазой вороны, лишь один человек на тысячу рождается оборотнем, и лишь один из тысячи оборотней — еще и древовидцем. Многие оборотни и зеленовидцы не осознают своего таланта, считая сны, в которых он проявляется, обычными наваждениями. Существуют оборотни, не видящие зеленых снов (Джон Сноу), люди, видящие зеленые сны, но не являющиеся оборотнями (Жойен Рид) и древовидцы, совмещающие в себе и то, и другое (Бран Старк).

— Мало кому дано испить из зеленого фонтана, будучи смертным, и слышать шепот листвы, и видеть так, как видят деревья и боги, — сказал Жойен. — Мне боги послали одни только зеленые сны.Танец с драконами, Бран IV


Зеленые сны — это вещие сновидения, предвещающие будущее. Хотя зеленовидцы умеют отличать вещие сны от обычных, толкование сновидений часто представляет собой проблему: зеленые сны часто принимают искаженный, фантастический вид, в которых реальное грядущее скрывается под странными образами. Так, захват Винтерфелла островитянами Теона Грейджоя заранее привиделся Жойену Риду в виде моря, затопившего замок. Зеленые сны — далеко не единственный способ предсказать будущее в «Песни льда и пламени», и тяжело сказать, как соотносятся друг с другом разные методы. Некоторые персонажи, в остальном не проявлявшие сверхъестественных способностей, видели сновидения, предвещавшие будущее; иногда такие события происходили вблизи чардрев, так что вещий сон мог быть навеян чардревами, Старыми Богами или древовидцами.

Оборотни способны вселяться в тела других живых существ, завладевать их разумом, управлять ими на расстоянии и видеть их глазами. Оборотни с ручным волком или лютоволком называются варгами. Народные суеверия приписывают оборотням способность превращаться в животных, но это не так. Оборотню надо установить прочную эмпатическую связь с существом, чью шкуру он будет «надевать». Обычно такое существо одно-единственное, и оборотень относится к нему, как к верному другу. Неопытные оборотни, не сознающие своего таланта, вселяются в животное по ночам, во сне — так, варги видят так называемые «волчьи сны». Более зрелые и могущественные оборотни способны управлять животным по своей воле и вселяться в других животных и даже людей против их воли. После смерти собственного тела оборотень остается жить в теле своего спутника-зверя, хотя со временем человеческая личность угасает и сливается со звериной.

Древовидцы умели не только это. У них были крылья, как у тебя, и самые сильные из них могли превращаться во все, что летает, плавает или ползает; могли смотреть глазами чардрев и видеть истину за пределами этого мира. У богов даров много, Бран. Буря мечей, Бран I


Древовидцы видят зеленые сны, могут вселиться по своей воле в любое живое существо, а главное — в чардрева. Эти таинственные деревья с белой корой и красными листьями живут тысячелетия и в конце жизни не гниют, а каменеют; верующие в Старых Богов вырезают на чардревах человеческие лица, считая, что из чардрев на них смотрят боги. Это действительно так или почти так: по утверждению Трехглазой вороны, земной век древовидцев был недолог, но в чардревах их духи становились практически бессмертными. Бран Старк, под наставничеством Трехглазой вороны вселившийся в чардрево в сотнях километров от него, в богороще Винтерфелла, смог увидеть картины прошлого, которое сотни и тысячи лет подряд «созерцало» древнее дерево. Древовидцы могли не только наблюдать прошлое, но и вмешиваться в ход событий: так, Дети Леса в попытке остановить вторжение Первых Людей каким-то образом затопили полуостров Рука Дорна, превратив его в архипелаг Ступени. Трехглазая ворона и окружающие его Дети Леса проявляли и иные таинственные способности: они были в состоянии удерживать упырей за пределами своего жилища и повелевать стаями воронов. Трехглазая ворона мог вторгаться в сны Брана Старка и Жойена Рида, находясь более чем за тысячу километров от них.

Иные и упыри

Иные, или «Белые Ходоки» — полулегендарные чудовищные создания, обитающие на севере далеко за Стеной. Это зловещие существа, связанные с холодом, ночью и долгой зимой; подобно людям, они носят доспехи и искусно сражаются ледяными мечами, но после смерти тают и превращаются в пар. Цели Иных не ясны, но они убивают все живое и обращают убитых людей и животных в упырей. Иные появляются в «белый холод» — очень холодную и очень влажную погоду, с густым снегом или ледяным дождем, туманом, часто с сильным северным ветром. Возможно, белый холод имеет магическую природу и напускается Иными, а может, они просто дожидаются наиболее выгодной погоды для появления. Мелисандра именовала бога тьмы, противника Рглора, «Великим Иным» и объявляла Иных и упырей его войском — возможно, Иными и правда командует некий зловещий лидер.

Упыри — это оживленные Иными трупы животных и людей; восставшие мертвецы, «зомби». У них, как и у самих Иных, ярко-синие глаза, а также почерневшая кожа на руках, как при обморожении, независимо от причин смерти. Днем упыри мало чем отличаются от обычных трупов, но после заката поднимаются на ноги и нападают на живых; они действуют молчаливо и сосредоточенно, точно исполняя чьи-то приказы. Убить упыря можно, либо изрубив его в куски, либо с помощью огня - упыри легко сгорают. Существуют упыри-животные — например, в книгах появлялись упыри-лошади и упырь-медведь.

В сказках и летописях упоминаются «ледяные пауки», тоже служащие Иным — впрочем, герои книг еще ни разу с ними не сталкивались, и непонятно, существуют ли эти существа вообще.

Валирийская магия и драконы

Валирийские драконьи владыки — к их числу когда-то принадлежали и Таргариены — умели подчинять себе драконов. Связь между драконом и наездником похожа на связь между оборотнем и его животным: каждый дракон подчинялся только своему постоянному наезднику и покорно служил хозяину до самой его смерти, но не давал другим людям летать на себе. В старые времена валирийцы использовали колдовские чары, бичи и пустотелые драконьи рога, такие, как Укротитель Драконов, чтобы управлять драконами. Эта рога, вероятно, также были заколдованы: надпись на Укротителе Драконов гласила, что тот, кто протрубит в него, умрет. Действительно, Крагорн, трубивший в него, умер.

Валирийцы использовали магию для изготовления многих чудесных предметов. Валирийскую сталь ковали и закаляли с помощью магии: этот сплав невозможно воспроизвести, даже зная, как он делался, и имея в наличии наилучшие материалы. Валирийские строения, такие, как замок Драконий Камень, Черные Стены Волантиса или прославленные дороги — сделаны из расплавленного и вновь застывшего камня; никто в современном мире не может строить ничего подобного. Чародеи использовали волшебные обсидиановые свечи, чтобы общаться друг с другом за тысячи лиг, даже находясь на разных континентах, и видеть в них будущее.

Некоторые Таргариены, как Дейрон Пьяница или Дейнерис, видели пророческие «драконьи» сны, в которых им открывалось будущее — сродни зеленым снам поклонников Старых Богов или видениям в пламени красных жрецов. Валирийская «драконья кровь» давала Таргариенам и другие чудесные способности, хотя и редко проявляющиеся — так, Дейнерис Таргариен смогла пережить сожжение в погребальном костре Дрого.

Колдуны Востока

Бессмертные Кварта

Заклинатели теней

Рождение тени. Иллюстрация Ania Mitura

«Самые зловещие из всех чародеев Асшая — заклинатели теней, чьи лица от взоров богов и людей скрывают лаковые маски. Только они одни отваживаются подняться по реке мимо стен Асшая в самое сердце тьмы.»Мир Льда и Пламени, Асшай, что у тени


Заклинатель теней - маг, способный управлять колдовскими тенями. Это искусство практикуется в Асшае. Их способности неизвестны, но, вероятно, к ним относится рождение теней-убийц. В Асшае заклинатели теней считаются самыми зловещими из всех местных магов; они носят маски из лакированного дерева, скрывающие их лица. Только заклинатели теней осмеливаются есть отравленную рыбу из Пепельной реки, но даже они боятся приближаться к вратам мертвого города Стигай.

Две появлявшиеся в книгах заклинательницы теней из АсшаяМелисандра и Куэйта — проявляли магические таланты. Мелисандра, одновременно являющаяся красной жрицей, объявляла свое искусство чудесами Рглора, которого называла «Богом Огня и Тени» и уверяла, что «тени рождаются только от света»[1]. Она дважды рожала теней-убийц.

Исцеление кхала Дрого Мирри Маз Дуур сопровождалось пляской теней в шатре[2]. Учитывая, что Мирри бывала в Асшае, сотворенная ей магия тоже может относиться к заклинанию теней. Пейт из Цитадели слышал, что архимейстер Марвин во время своих путешествий по странам Востока водился с заклинателями теней[3].

Магия ройнаров

В отличие от валирийской магии, сотканной из огня и крови, колдовство ройнаров было основано на воде. Согласно легендам, ройнарские заклинатели вод были способны вызывать наводнения и огромные волны и вновь наполнять высохшие ручьи[4].

Чудеса Р'глора

Р'глор, или Владыка Света — огненное божество из восточных земель. Культ Р'глора — агрессивная монотеистическая религия, проповедующая борьбу света со тьмой и считающая всех других богов ложными. Служителей Р'глора называют красными жрецами.

Мелисандра о видениях в огне

Видеть — это искусство, а всякое искусство требует прилежания, дисциплины и мастерства. И боли. Рглор говорит с избранными через священный огонь на языке пепла, углей и мерцающей стихии, которую лишь богу дано понять до конца. Мелисандра занималась этим несчетное число лет и сполна заплатила цену. Никто во всем ордене не умеет разгадывать сокровенные тайны пламени лучше нее.

Танец с драконами, Мелисандра

Культ Р'глора чужд Вестеросу, и в книгах появлялось всего несколько красных жрецов — это «красная женщина» Мелисандра, находящаяся на службе у Станниса Баратеона; Торос из Мира, присланный в качестве миссионера ко двору Роберта Баратеона, а потом вошедший в состав партизанского Братства без Знамен; Мокорро, отправленный из Волантиса к Дэйнерис Таргариен, но оказавшийся на службе у Виктариона Грейджоя, а также Бенерро, верховный жрец Волантиса.

Видения в пламени: Мелисандра, Торос из Мира и Мокорро обладали талантом видеть будущее в пламени, вглядываясь в горящий огонь. Как и зеленые сны, видения в огне могут иметь вид смутных и отвлеченных образов, нуждающихся в толковании. Так, Мелисандра увидела в пламени поражение Станниса в битве на Черноводной, где его войско разбил Ренли Баратеон в своих зеленых доспехах[5]. Пытаясь изменить будущее, Мелисандра устроила убийство Ренли, однако армия Станниса все равно была разгромлена у столицы, и поражение ей нанес человек в доспехах покойного Ренли (Гарлан Тирелл). Однако будущее не является неизменным: по словам Станниса, Мелисандра видит в огне одновременно многие варианты событий, даже противоречащие друг другу. Каждый человек отбрасывает в будущее тень — одну или несколько, одни слабее других, но Мелисандра видит их все[5].

В отличие от зеленых снов, умение видеть будущее в пламени — не неконтролируемый природный дар, а искусство, которому можно научить окружающих: так, Станнис Баратеон видел в огне видения Битвы на Кулаке Первых Людей и, в другой раз, уже без Мелисандры — самого себя в виде короля в огненной короне, сжигающей его заживо. Торос из Мира пользовался своим даром предвидения в военных целях, помогая Братству без Знамен избегать засад и наносить удары там, где их не ждут; так, он увидел в огне осаду Риверрана. Мокорро заранее предсказал себе крушение «Селейсори Кхоран» и встречу с Виктарионом Грейджоем, а потом указывал железнорожденным места встречи с потерявшимися кораблями и хорошей добычей.

Торос из Мира о воскрешении

— Я не маг, дитя, — у меня есть только молитва. В тот первый раз его милость продырявили насквозь, изо рта у него шла кровь, и я знал, что надежды нет. И когда его израненная грудь перестала вздыматься, я дал ему поцелуй бога, чтобы проводить его в последний путь. Я наполнил свой рот огнем и вдохнул пламя в его легкие, сердце и душу. Это называется «последний поцелуй», и я много раз видел, как старые жрецы проделывали это с отходящими, да и сам делал это пару раз. Но я никогда не чувствовал, как покойник, пронизанный огнем, содрогается, и его глаза никогда не открывались. Не я воскресил его, миледи, — это Рглор пока не намеревался взять его к себе. Жизнь — это тепло, а тепло — это огонь, а огонь исходит от бога и только от него.

Буря мечей, Арья VII

Управление стихиями: и Мелисандра, и Мокорро умели вызывать попутный ветер, подгоняющий корабли. Мелисандра сумела на расстоянии поджечь орла Варамира, лишив армию Манса волшебного разведчика. Бенерро, проповедуя перед жителями Волантиса, сумел воспламенить свои собственные пальцы и чертить огненные валирийские иероглифы в воздухе, причем не похоже, чтобы это как-то ему повредило.

Огненные мечи: Мелисандра охотно пользовалась горючими порошками и, вероятно, диким огнем для придания своим действиям пущей эффектности, но она владела и реальными чарами. Светозарный, меч Станниса, поначалу мало напоминал легендарный волшебный меч, но со временем, стараниями Мелисандры, начал светиться, переливаться разными цветами, заставлять воздух дрожать, как от жара, и даже в решающие моменты сиять ярко, как солнце. Торос из Мира также использовал химическую субстанцию — дикий огонь — чтобы зажигать свой меч на турнирах и на войне. Однако перед поединком с Сандором Клиганом Берик Дондаррион смог зажечь меч, просто окропив его собственной кровью из пореза на ладони. Это не был обычный огонь: пламя струилось с него, как желтые и красные ленты, и повисало в воздухе, так что казалось, что фехтовальщик стоит в огненной клетке.

Воскрешение: Торос из Мира сумел воскресить убитого лорда Берика Дондарриона с помощью погребального рглорианского обряда, известного, как «поцелуй огня» — вдыхая пламя в рот мертвецу. Берик восстал не в виде упыря, а в виде живого, хотя и искалеченного и потерявшего часть воспоминаний человека; он погибал еще несколько раз, но Торос каждый раз возвращал его к жизни. Когда Братство без Знамен обнаружило труп Кейтилин Старк, трое суток пробывший в воде, Торос отказался его воскрешать, и Берик сам вернул Кейтилин с того света «поцелуем огня», но после этого умер — по словам Тороса, пламя Берика перешло в нее.

Изменение внешности: Мелисандра смогла чудесным образом придать Мансу Налетчику облик Гремучей Рубашки и наоборот, и никто из окружающих не распознал подлога — магия изменила лицо, телосложение и даже голос скрывающихся под чужой личиной людей. Противодействие яду, голоду и холоду: когда мейстер Крессен попытался отравить Мелисандру, она выпила вино с душителем, но осталась жива. В главе Мелисандры утверждается, что она на самом деле не нуждается в пище и воде, но ест и пьет только ради того, чтобы не вызвать подозрений у обычных людей. Мокорро также провел десять дней в море без пищи и пресной воды, что вызвало недоумение и недоверие у людей Виктариона Грейджоя, опытных моряков.

Чудесное исцеление: Мокорро подверг гангренозную руку Виктариона Грейджоя какому-то странному лечению явно магического рода, возможно, тоже имеющему отношение к заклинанию теней; после этого Виктарион выздоровел, рука у него стала гораздо сильнее, чем была прежде, обросла темной и грубой, как кабанья шкура, кожей, которая иногда трескалась при сгибании, и из трещин шел дым. Обряд продолжался несколько часов и сопровождался громким хохотом и пением на валирийском.

До конца дня капитан не поднимался на палубу, и в его каюте слышались раскаты дикого хохота. Лонгвотер Пайк и Вульф Одноухий торкнулись к нему в дверь — заперто. Потом высокий голос запел что-то на чужом языке — на валирийском, как сказал мейстер, — и все обезьяны с визгом попрыгали в воду. Танец с драконами, Железный жених (Виктарион I)


Безликие

Добрый человек о смене лиц

– Скоморохи меняют личины с помощью лицедейских уловок, – проговорил добрый человек, – а волшебники используют чары. Сплетают свет, тень и желание, чтобы создать обманывающую глаза иллюзию. Ты научишься и этим искусствам, но наша работа основательнее. Мудрец уловку разоблачит, чары под взглядом зорких глаз тают, но лицо, которое ты наденешь, ни в чём не уступит твоему родному.

Танец с драконами, Маленькая уродливая девочка

Безликие — существующее в Браавосе тайное общество убийц, поклоняющихся Многоликому — богу смерти. Центром деятельности Безликих в Браавосе является Черно-Белый Дом — храм Многоликого. Безликие славятся как искусные, но крайне дорогостоящие наемные убийцы. Они на самом деле могут менять облик и принимать чужие личины, пользуясь некоей магией. Опытные Безликие, как Якен Хгар, могут сменить лицо и прическу, просто проведя рукой по коже и встряхнув головой; при этом меняется цвет глаз и волос, посадка глаз, форма носа и очертания лица. Добрый человек попытался напугать Арью Старк, продемонстрировав ей вместо лица голый череп с лоскутьями кожи и вылезающим из глазницы могильным червем.

По словам доброго человека, волшебники используют иллюзии, чтобы сменить свой облик; Безликие пользуются и иллюзиями в том числе. Однако мастерство настоящей смены лиц, способное обмануть даже волшебников, оттачивается годами молитв, самоотречения и учебы.

Черно-Белый Дом с давних пор служил местом самоубийств, где решившие покончить с жизнью жители Браавоса пили яд и засыпали, чтобы больше не проснуться; их тела обмывали и уносили куда-то в подземелья. На третьем подземном уровне храма есть потайная кладовая, увешанная лицами — срезанными с трупов масками из человеческой кожи. Одну из таких масок надевали на Арью, предварительно сделав послушнице надрез на лбу, чтобы собственное лицо Арьи залилось кровью и маска вступила с кровью в контакт. Арье перешли некоторые воспоминания предыдущей хозяйки лица; маска куда-то делась, словно впитавшись в кожу. Для окружающих внешность Арьи изменилась.

Возможно, все лица, используемые Безликими — в том числе и оба лица Якена Хгара — принадлежали ныне покойным людям.

Пироманты

Магия пиромантов связана с огнем, в том числе драконьим пламенем. В Валирии пироманты процветали; рассказывают, что по каналам Валирии текли ручьи раскаленной лавы из Четырнадцати Огней — источник магии пиромантов[6]. Пироманты встречаются среди других разношерстных магов в Асшае[7].

В современном Вестеросе пиромантами называют мастеров из Гильдии алхимиков — старинного ордена, когда-то пользовавшегося большой славой и якобы умевшего преобразовывать один металл в другой, но со временем оттесненного и осмеянного мейстерами. Короли ценят алхимиков за умение готовить дикий огонь — чрезвычайно горючую субстанцию, похожую на напалм. Тирион Ланнистер считал рассказы алхимиков о секретных «заклинаниях», с помощью которых готовится дикий огонь, бахвальством и желанием набить себе цену, но алхимики не лгали.

Пиромант Галлин рассказывал Тириону, что некогда спрашивал своего учителя Поллитора, почему многие заклинания алхимиков не так действенны, как говорится в книгах, и тот ответил, что магия стала уходить из мира после смерти последнего дракона. Однако ко времени «Битвы королей», после рождения драконов Дейнерис Таргариен заклинания алхимиков стали более действенными, и им удалось в кратчайшие сроки изготовить тысячи сосудов с диким огнем — много больше, чем они ожидали сами, так что Галлин даже заикнулся о возможном присутствии драконов[8].

Среди пиромантов есть фокусники. На свадебном пиру короля Джоффри и Маргери Тирелл четверо мастеров-пиромантов развлекали гостей, создавая из огня диких зверей, терзающих друг друга[9]. Дейнерис Таргариен и ее спутники видели на базаре в Кварте заклинателя, который выстроил из огня лестницу сорока футов в высоту, поднялся по ней в небо и исчез. Это представление вызвало у толпы восторг, однако Куэйта серьезно заметила, что это не фокус — за полгода до того маг едва мог вызывать огонь из драконьего стекла и проделывал кое-какие фокусы с порохом и диким огнем. Чудесное усиление магии, вероятно, тоже было связано с возвращением драконов[10].

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх