Предсказания

Огромную роль в мире Мартина играют различного рода предсказания, сны, гадания. Это одна из «лазеек» фэнтези, когда вещи паранормального толка могут быть реальными.

Содержание

Бран Старк

Зелёные сны Брана

Трехглазая ворона в сериале «Игра престолов» канала HBO

Бран начинает видеть вещие «зелёные» сны после своего падения с башни в Винтерфелле. Его духовным поводырем в снах является трехглазая ворона.

В «Танце с драконами» выясняется, что за маской «трёхглазой вороны», вторгающейся в сны Брана, скрывается реальный человек-зеленовидец — Бринден Риверс, в прошлом десница королей Эйриса I и Мейкара I и лорд-командующий Ночного Дозора. О нём говорили: «Сколько глаз у Кровавого Ворона? Тысяча и один». Бринден, поселившийся в пещере с последними Детьми Леса, превратился в странное существо — полудерево-полумертвец, восседающий на троне из корней чардрев и сросшийся с ними, наполовину истлевший, но всё ещё живой и бессмертный. В снах Брана он продолжает появляться в образе «трёхглазой вороны».

Буря, гигант и сердце зимы

Первый сон Брана снится ему вскоре после падения.

Он поглядел на восток и увидел галею, несущуюся по волнам. И мать, одиноко сидевшую в каюте. Она рассматривала окровавленный нож, лежавший перед ней на столе; гребцы налегали на весла, а сир Родрик привалился к поручням, содрогаясь всем телом. Впереди них собрался шторм, ревущую тьму прорезали молнии, но корабельщики почему-то не видели бурю.Игра престолов, Бран III


Кейтилин Старк в сопровождении сира Родрика Касселя плывут в Королевскую Гавань. Окровавленный нож на столе появляется на сцене, но чуть позже, уже в Королевской Гавани — Варис ранит руку о кинжал убийцы, брошенный Кейтилин на стол. Предстоящая буря — очевидно, война Пяти Королей.

Он поглядел на юг и увидел огромный сине-зелёный поток Трезубца. Увидел, как отец, лицо которого искажало горе, о чем-то просит короля. Увидел, как плачет Санса и не может никак заснуть. Увидел, как затаилась молчаливая Арья, скрывая свои секреты. Их окружали тени. Одна чёрная, словно кленовый ствол с жуткой собачьей мордой. Другая была как солнце в золотой и прекрасной броне. Над всеми возвышался гигант в панцире, выкованном из камня, но когда он отвёл забрало, под ним ничего не оказалось — лишь тьма и густая чёрная кровь.Игра престолов, Бран III


Эддард Старк пытается уговорить короля Роберта воздержаться от убийства Дейнерис Таргариен. Тени, окружающие Сансу и Арью — вероятно, Сандор Клиган («собачья морда»), Джейме Ланнистер («солнце в золотой броне») и Григор Клиган («гигант в панцире из камня»).

Если гигант в каменном панцире действительно Григор Клиган, его безликость в видении Брана предвосхищает появление «Роберта Стронга» в «Танце с Драконами». Череп Григора Клигана был отослан в Дорн, так что под шлемом Роберта Стронга скрывается чья-то чужая голова или вовсе ничего.

Он поглядел за Стену, за бесконечный лес, укутанный снегом, мимо замерзшего побережья, за огромные иссиня-белые ледяные реки и мёртвые равнины, где ничего не могло расти или жить. Всё дальше и дальше на север уходил его взгляд — к завесе света в конце мира, а потом и за эту завесу. Бран заглянул в самое сердце зимы, ужаснулся, испуганно вскрикнул, и щёки его обожгли слёзы.Игра престолов, Бран III


Бран следует взглядом по своему грядущему пути за Стену. За «завесой света» скрываются, предположительно, Иные или даже Великий Иной из р'глорианских верований.

Отец в крипте Винтерфелла

Второй сон Брана мальчик пересказывает мейстеру Лювину:

— Прошлой ночью мне вновь приснилась та ворона… Трёхглазая. Она влетела в мою опочивальню и велела идти вместе с ней. Я послушался. Мы спустились в крипту. Там был отец, и мы поговорили. Он был печален.
— Почему же? — спросил мейстер, глядя через трубу.
— По-моему, грусть его имела какое-то отношение к Джону.Игра престолов, Бран VII


Формально это предсказание смерти Эддарда Старка на плахе — уже свершившейся, но пока что неизвестной обитателям Винтерфелла. При чём тут Джон, не вполне ясно, но вплоть до самой казни признавшийся в «предательстве» по совету Вариса Нед полагал, что ему дадут надеть чёрное и встретиться с Джоном на Стене. Возможно, эта печаль связана с тайной рождения Джона. Любопытно, что и Эддарду Старку, и Джону Сноу также снятся сны, где они видят себя в крипте Винтерфелла.

Дракон над Винтерфеллом

Во время пожара Винтерфелла Бран прятался в крипте под замком, однако лютоволки Лето и Лохматый Пёсик находились в лесу за стенами замка и видели, что происходит. Восприятие Брана, спящего и видящего пожар замка глазами лютоволка, в этой сцене смазано — лютоволк воспринимает мечи как «человечьи когти» и так далее, однако одна из увиденных лютоволком картин заслуживает особого внимания:

Дым и пепел застилали глаза, а в небе парил огромный крылатый змей, изрыгающий пламя. Он оскалил зубы, но змей уже исчез.Битва королей, Бран VII


Возможно, лютоволк принял за дракона колонну дыма и огня, поднимающуюся над замком. В англоязычном фэндоме со времён выхода «Битвы королей» имела хождение теория о том, что под замком спал настоящий дракон, который вырвался на свободу, когда Винтерфелл сгорел. Известно, что в Винтерфелле есть горячие источники, подогреваемые подземным теплом — читатели связывали их с драконом. Странно, что Бран не вспоминал о «крылатом змее» после пробуждения.

Глазами чардрева

В пещере трёхглазой вороны Брану поднесли кашицу из семян чардрева и, возможно, человеческой крови, которая позволила ему вселиться в одно определённое чардрево — сердце-древо в богороще Винтерфелла. Глядя его глазами, Бран видел картины прошлого. Так, при первом погружении в прошлое Бран увидел своего отца Эддарда Старка сидящим в богороще и протирающим меч ветошью — возможно, после казни Гареда в начале «Игры престолов». Другие видения относились к более древним временам; ясно только, что они имеют место в той же богороще, и все или большинство увиденных Браном людей были Старками.

…теперь по богороще, фехтуя ветками, носились двое ребят. Девочка была старше и выше мальчика… Арья? Нет, быть того не может. Если она Арья, то мальчик — сам Бран, а он никогда не носил таких длинных волос, и сестра не побивала его в игре, как эта девчонка. Вот она огрела мальчика по бедру, да так сильно, что нога у него подломилась, и он плюхнулся в пруд. «Тихо ты, дурачок, — сказала она, бросив ветку. — Это всего лишь вода. Хочешь, чтоб старая Нэн услыхала и нажаловалась отцу?»

Так как они упоминают старую Нэн, это видение достаточно близко к настоящим временам. По популярному предположению, это не Арья и Бран, а Лианна и Бенджен, двое младших детей из предыдущего поколения Старков. Известно, что Лианна отличалась таким же бурным нравом, как и Арья, и, по утверждению Неда Старка, носила бы меч, если бы отец Рикард ей разрешил.

Из пруда вышла нагая женщина с большим животом; она преклонила колени и стала молить старых богов о сыне, который за неё отомстит.

Непонятно. Предполагается, что это одна из Винтерфелльских волчиц — вдов, чьи мужья-Старки погибли в войнах разных лет. Дополнительную интригу этому видению придает то, что женщина просит отомстить за неё саму, а не за отца ребёнка, как можно было бы предполагать: возможно, её выдали замуж насильно.

Стройная девушка привстала на цыпочки, чтобы поцеловать рыцаря ростом с Ходора.

Рыцарь ростом с Ходора наводит на мысли о Дункане Высоком, который действительно бывал в Винтерфелле — этому посвящена планируемая повесть «Винтерфелльские волчицы». Девушка, возможно, молодая Нэн — если ей было больше ста лет ко временам Брана, она была достаточно молода во времена Дунка и Эгга. Возможно, это делает Ходора потомком Дунка.

Юноша с тёмными глазами, бледный и злой, отломил у чардрева три ветки и выстругал из них стрелы.

Стрелы из чардрева наводят на мысль о Бриндене Риверсе (то есть самой Трёхглазой вороне), который действительно был «бледным» и использовал стрелы из чардрева в бою; однако у него были красные глаза, а этот персонаж описан как тёмноглазый (dark-eyed). В «Мире Льда и Пламени» упоминался некий бастард Брандон Сноу, который хотел убить трёх драконов Эйгона Завоевателя — возможно, это он.

Некий бородач поставил на колени перед сердце-деревом своего пленника. К ним, раздвинув красные листья, вышла женщина с белыми волосами; в руке она держала бронзовый серп.

Неизвестно, кто эти люди, но речь идет о совсем уж древних временах, задолго до появления андалов в Вестеросе — Первые Люди в свое время железа не знали и использовали медное и бронзовое оружие. Известно, что в старину последователи Старых Богов приносили чардревам человеческие жертвы — Бартимус рассказывал об этом Давосу Сиворту. Бородач может быть Брандоном Строителем или кем-то другим из известных Старков древности.

Вещие сны Жойена Рида

Жойен Рид, как и Бран, является зеленовидцем, причем знает об этом своем даре с раннего детства — после перенесённой болотной лихорадки — и умеет его контролировать. Трехглазая ворона тоже является персонажем его вещих «зелёных» снов.

Прикованный волк

— Мне приснился крылатый волк, прикованный к земле серыми каменными цепями, — сказал он. — Это был зелёный сон, поэтому я знаю, что он правдивый. Ворона пыталась расклевать его цепи, но её клюв откалывал от камня только крохотные кусочки.Битва королей, Бран IV


Речь, очевидно, о Бране. Цепи — его физическая немощь и духовная слепота: Бран упорно отрицает свои сверхъестественные способности и предпочитает считать происходящее с ним всего лишь снами. Трёхглазая ворона, напротив, пытается чему-то научить Брана и заставить следовать за собой.

Ужин на троих

— Вы сидели за ужином, но вместо слуги еду подавал мейстер Лювин. Перед тобой он положил сочный кусок мяса с кровью, пахнущим так, что слюнки текли, а Фреям подал какую-то серую мертвечину. Но им их ужин понравился больше, чем тебе твой.Битва королей, Бран IV


Действительно, вскоре Лювин сообщил Старкам и братьям Уолдерам весть о победе Робба Старка в битве у Окскросса. Королевское жаркое, поданное Брану — собственно победа, одержанная Роббом, «серая мертвечина» Фреев — весть о смерти их дяди Стеврона Фрея. Уолдеры ей даже радуются, так как она приближает их обоих к лордству; Бран, напротив, тревожится за Робба. Бран при виде радости Уолдеров немедленно вспомнил рассказ Жойена.

Море в Винтерфелле

— Сюда придет море.
— Море?!
— Мне снилось, что вокруг Винтерфелла плещется море. Чёрные волны били в ворота и башни, а потом солёная вода перехлестнула через стенку и заполнила замок. Во дворе плавали утопленники. Тогда, в Сероводье, я ещё не знал их, но теперь знаю. Один — это Элбелли, стражник, который доложил о нас на пиру. Ещё ваш септон и кузнец. <…> Глухой ночью солёное море перехлестнёт через стену. Я видел раздутые тела утопленников.Битва королей, Бран V


Хотя Бран воспринял видение Жойена буквально и предупредил будущих «утопленников», септон Шейли и кузнец Миккен не восприняли пророчество всерьёз; правда, стражник Элбелли, боясь смерти от воды, перестал мыться. «Морем» оказался взявший замок штурмом отряд островитян Теона Грейджоя, действительно, пришедших с моря. Три названных «утопленника» действительно погибли: Элбелли стоял на страже во время штурма и был убит, кузнеца Миккена закололи копьём, когда он отказался повиноваться новому хозяину замка, септона Шейли позже утопили в колодце как жертву Утонувшему Богу.

Вонючка и крипта

Мне снился человек, которого привезли сегодня — которого прозвали Вонючкой. Вы с братом лежали мертвые у его ног, а он сдирал с ваших лиц кожу длинным красным ножом. <…> Не знаю только почему — я ведь видел самый конец. Видел вас с Риконом в вашей крипте, в темноте, со всеми мёртвыми королями и каменными волками.Битва королей, Бран V


Этот сильно напугавший и Жойена, и Брана эпизод действительно имел место в будущем, хотя самих Брана и Рикона он не затронул. Вонючка (Рамси Сноу) по приказу Теона Грейджоя изуродовал лица двух мёртвых мальчиков — сыновей мельника, чтобы выдать их отрубленные головы за головы Брана и Рикона. После этого Бран, Рикон, оба Рида, Оша и Ходор прятались в крипте Винтерфелла.

Волки ещё вернутся

Этот сон Жойен не рассказывает — он только кратко упоминает его при разговоре с горцем-Лиддлом. Горец жалуется, что на Севере царит безвластие и беззаконие:

— Когда в Винтерфелле сидел Старк, всё было по-другому. Но старый волк умер, а молодой ушёл на юг играть в престолы — теперь нам остались только призраки.
— Волки ещё вернутся, — торжественно заверил Жойен.
— Ты-то почём знаешь, парень?
— Я видел это во сне.Буря мечей, Бран II

«Волками» в этом разговоре называют Старков, так что смысл фразы вполне очевиден: Жойен утверждает, что Старки ещё вернутся в Винтерфелл и будут править вновь.

Джон Сноу

Спуск в крипту

Это повторяющийся кошмар Джона, Джон неоднократно видел его в течение книг.

Джон идет по Винтерфеллу и ищет кого-то, но замок покинут и заброшен. Джон оказывается перед дверью в крипту и невольно спускается вниз; он знает, что внизу лежат мертвые Короли Зимы, но боится не их, а чего-то другого, неизвестного ему самому — того, что он может найти. Мёртвые предки Старков говорят ему «Ты не Старк, твое место не здесь», и Джон соглашается с ними, но продолжает свой путь. Становится всё темнее, и Джон просыпается в ужасе.

Следующие версии этого сна Джон видел в разное время. В основном они были приурочены к смерти кого-то из близких Джону людей.

  • После исчезновения Бенджена Старка Джон несколько раз видел сон о спуске в крипту и рассказывал о нём Сэмвеллу Тарли[1].
  • Перед получением вестей об аресте Эддарда Старка и перед столкновением с настоящим ожившим мертвецом Джон видел «мертвецкую» версию того же кошмара о крипте: когда в крипте стало темнеть, Джон услышал скрежет камня о камень и, обернувшись, увидел, что саркофаги раскрываются, и мёртвые короли встают из могил[2].
  • После Красной Свадьбы и смерти Робба и Кейтилин ещё не знающий об этом Джон хромает по крипте мимо каменных королей. Их серые гранитные глаза поворачивались ему вслед, а их глухие голоса говорят, что он не Старк, ему здесь не место и требуют, чтобы он ушел прочь. Джон идет дальше и зовет отца, Брана, Рикона, дядю Бенджена. Любопытно, что в этом сне замок не пуст — в нем идет пир и бьют барабаны, Джона не позвали, так как он не Старк и ему там не место. Прежде чем проснуться, Джон видит серого лютоволка, забрызганного кровью, «с печальными, горящими во мраке золотистыми глазами». Поскольку лютоволк был серый, Джон предположил, что этот сон может предвещать смерть Брана и его лютоволка Лето — они разминулись у Короны Королевы. Однако, скорее всего, речь о Роббе и его лютоволке — Сером Ветре. Пир явно напоминает о Красной Свадьбе[3].
  • В более поздних снах о крипте, после смерти Игритт, Джон слышал голоса покойных Эддарда и Робба — где-то далеко, как за стеной; они как будто пируют, но Джон знает, что ему нет места рядом с ними. Сэмвелл Тарли, услышав от Джона об этом сне, про себя подумал «Живым нет места на пиру мёртвых»[4].

Эти сны вполне может предвещать гибель рода Старков и разорения их фамильного гнезда — Винтерфелла. Они пересекаются со снами Брана, Рикона и Эддарда, которые тоже видят себя в крипте Винтерфелла. Существуют фанатские теории о том, что Джон — если он пережил конец «Танца с драконами» — в будущем действительно спустится в крипту и обнаружит там что-то важное, но нежеланное. Так, одна из теорий утверждает, что в могиле Лианны Старк скрыт свадебный плащ с гербом Таргариенов (Родители Джона Сноу).

Волчий сон на Воющем Перевале

Джону Сноу на Воющем Перевале приснился волчий сон, в котором к нему, находящемуся в теле Призрака, обращалось растущее на обрыве чардрево — поначалу тонкое и слабое, но крепнущее на глазах. У этого чардрева было лицо Брана, но с тремя глазами. Оно пахло «деревом, волком и мальчиком, землёй, камнями, темнотой и смертью». Дерево склонилось к Джону в шкуре Призрака, коснулось его, и он оказался в другом месте — у замёрзшего озера в верховьях реки Молочной, глядя на армию Манса, Короля-за-Стеной; он отметил сотни землянок и юрт, тренирующихся воинов, людей, роющих ямы в земле, согнанный скот, просыпающегося мамонта и многие другие подробности. Куорен Полурукий сразу поверил в чудесность сна и заставил Джона пересказать увиденное во всех подробностях[5]. Позднейшие описания войска Манса говорят о том, что видение Джона было подлинным.

Сам Бран, в это время скрывавшийся в крипте Винтерфелла и проводивший время в «волчьих» снах, также вспоминал, что «добрался» до Призрака и поговорил с Джоном, хотя и не был уверен, было ли это на самом деле или только приснилось[6].

Сон в доме мейстера Эймона

После бегства от одичалых и обработки раны Джон засыпает под воздействие макового молока в доме мейстера Эймона. Во сне он оказался в Винтерфелле и купался вместе с Игритт в горячем пруду под чардревом, с которого смотрел на него отцовский лик. Игритт со смехом разделась донага и хотела поцеловать его, но Джон не смел заниматься сексом на глазах у отца. Он подумал, что в нем течет кровь Винтерфелла, и он брат Ночного Дозора. «Я не буду отцом бастарда», сказал он ей. «Ничего ты не знаешь, Джон Сноу», — прошептала Игритт, растворяясь в горячей воде. Плоть сползала с нее, обнажив скелет и череп, а вода в бурлящем пруду стала густой и красной [7].

Сон предсказывает смерть Игритт в бою за Черный Замок несколько дней спустя.

Одинокий воин с огненным мечом

Странный и неоднозначный сон, приснившийся лорду-командующему Джону Сноу в ночь перед пропуском одичалых через Стену.

Джон увидел себя вновь обороняющим Стену от армии Манса Налётчика, как во время осады Чёрного замка; при этом на Стене опять-таки стоят соломенные чучела, изображающие дозорных, а в небесах парит орёл-разведчик. Джон видит, как из леса надвигается армия, ещё более чудовищная, чем наяву — с великанами ростом в сорок футов, собак размером с пони в упряжках и тому подобными монстрами. Джон приказывает дозорных встретить врага огнём, но обнаруживает, что на Стене никого нет, кроме него и соломенных чучел, которые под огненными стрелами одичалых горят и падают вниз. Враги лезут на Стену и быстро оказываются наверху; Джон обнаруживает, что это ожившие мертвецы; на нем оказывается «доспех из чёрного льда», а в руках — Длинный Коготь, пылающий алым светом.

— Сноу! — кричал орёл, пока враги, будто пауки, карабкались по льду. Джон был одет в броню из чёрного льда, но зажатый у него в руке клинок пылал алым светом.Танец с драконами, Джон XII


Далее сон превращается в путаный кошмар, когда убиваемые враги обращаются покойными друзьями, во сне вполне живыми, но вновь погибающими от рук Джона: Игритт, Донал Нойе, Глухой Дик Фоллард, Куорен Полурукий, Робб Старк — последнему Джон кричит «Я лорд Винтерфелла» и отрубает голову. Некая скрюченная рука хватает Джона за плечо, и он просыпается. Наяву у него на груди сидит старый ворон Джиора Мормонта и кричит «Сноу».

Возможно, этот сон — всего лишь беспорядочное нагромождение воспоминаний, страхов и чувства вины, присущих Джону. Однако ледяные доспехи, как у Иных, и горящий меч, отчётливо напоминающий об Азоре Ахае и его Светозарном, не могут не привлечь к себе внимание. Мрачная и неопределённая судьба Джона в финале «Танца» подогрела читательские теории о том, что Джон и есть возрожденный Азор Ахай, и о том, что Джон умрёт, но вернётся с того света как нежить — возможно, на стороне Иных, и поэтому он видит себя во сне убивающим тех, кто был ему дорог.

Дейнерис Таргариен

Предсказание Мирри Маз Дуур

После кровавого ритуала, проведённого Мирри Маз Дуур, к Дрого вернулось здоровье, но не разум и не сознание — бледное подобие жизни. На вопрос Дейнерис Таргариен о том, когда Дрого станет таким, как прежде, колдунья ответила:

— Когда солнце встанет на западе и опустится на востоке, когда высохнут моря и ветер унесёт горы, как листья. Когда чрево твоё вновь зачнёт и ты родишь живое дитя. Тогда он вернётся, но прежде — не жди!Игра престолов, Дейнерис IX


Эти слова можно воспринимать как «никогда», «когда рак на горе свистнет». Однако любопытно, что в последних главах Дейнерис в «Танце с драконами» происходят события, которые можно истолковать как свершение пророчества:

  • Солнце встало на западе и опустится на востоке — Квентин Мартелл, уже названный «солнцем» в предсказании под хурмовым деревом, отправился в путешествие из Вестероса и умер в Миэрине.
  • Моря высохли — Дейнерис в травяном Дотракийском море видит, что трава жухнет и высыхает в приближении зимы.
  • Горы улетят по ветру — возможно, относится к пожару и крушению спалённых драконами пирамид в Миэрине.
  • Чрево вновь зачнёт — в Дотракийском море Дейнерис пережила необычно сильную менструацию, возможно, у неё был выкидыш.

Дом Бессмертных

В Кварте Дейнерис посетила так называемый Дом Бессмертных, древний дворец колдунов. Перед входом во дворец колдун Пиат Прей заставил Дейнерис выпить «вечернюю тень» — напиток с сильным галлюциногенным действием, так что по дворцу Дейнерис ходила и беседовала с его обитателями в дурмане[8]. Несмотря на это, многие её видения являются пророческими и относятся к будущему: здесь есть несколько мест, предвещающих более поздние события и даже, возможно, финал серии.

Пиат Прей велел Дейнерис во что бы то ни стало выбирать из всех дверей всегда правую. Следующие картины настоящего, прошлого и будущего Дейнерис увидела в комнатах, которые она миновала по пути в зал Бессмертных:

  • шатающаяся дверь, которую кто-то пытается взломать изнутри;
  • режущие слух звуки дудок, раздающиеся из-за другой двери;
  • обнажённая женщина, которую насилуют четыре карлика;
  • пир мертвецов, убитых прямо за едой, и труп с волчьей головой в железной короне;
  • дом в Браавосе, где выросла Дейнерис;
  • тронный зал с драконьими черепами и на шипастом троне старый король, отдающий некие приказы;
  • спальня и в ней супруги с ребёнком: мужчина с серебристыми волосами дает ребёнку имя «Эйгон», смотрит на Дейнерис и говорит «должен быть ещё один», а потом играет на арфе;
  • опять Пиат Прей, уверяющий Дейнерис, что она заблудилась, и предлагающий отвести её к Бессмертным;
  • фальшивые Бессмертные — величественного вида воины, мудрецы и дамы, предлагающие Дейнерис остаться и беседовать с ними;
  • настоящие Бессмертные — собрание высохших мумий, сидящих во мраке за столом, над которым висит бьющееся человеческое сердце.

Бессмертные сделали Дейнерис достаточно сумбурное предсказание о трёх огнях, трёх конях и трёх изменах, а затем на неё опять обрушился водопад видений:

  • смерть Визериса в расплавленном золоте;
  • меднокожий лорд перед горящим городом;
  • смерть другого принца с женским именем на устах;
  • не отбрасывающий тени король с горящим мечом;
  • тряпичный дракон на шестах в окружении толпы;
  • каменный дракон, взлетающий с дымящейся башни;
  • серебристая кобыла перед ночным ручьём;
  • мертвец на носу корабля;
  • голубой цветок на ледяной стене;
  • смерть Мирри Маз Дуур и рождение драконов;
  • опять серебристая лошадь, волочащая окровавленный труп;
  • девочка перед домом с красной дверью;
  • белый лев среди высокой травы;
  • старухи у Матери Гор, склоняющиеся перед Дейнерис;
  • тысячи рабов с окровавленными руками, называющие Дейнерис матерью.

В одной комнате на полу лежала красивая нагая женщина, а по ней ползали четверо маленьких человечков с острыми крысиными мордочками и розовыми лапками, вроде того, что подал Дени «вечернюю тень». Один трудился меж её ног, другой терзал её соски мокрым красным ртом.Битва королей, Дейнерис IV


Видение настоящего. По распространенной теории, женщина — это метафора Вестероса, четыре крысы — четыре короля (Джоффри и Станнис Баратеоны, Робб Старк и Бейлон Грейджой), процесс — Война Пяти Королей. В русском переводе Виленской неточность: крысы не только насилуют женщину-страну, но и пожирают её заживо («терзал её груди, волнуя соски мокрым красным ртом, грызя и жуя»). Пятый король — Ренли Баратеон — не появляется в видении, так как на момент посещения Дейнерис Дома Бессмертных он уже мёртв. Впрочем, эта сцена может относиться и к очень близкому будущему: Бессмертные, завершив свои предсказания, окружают Дейнерис, хватают её, одновременно ласкают и кусают, высасывая из нее жизнь, так что, возможно, Дейнерис в первом же видении видела себя саму — что было бы с ней, если бы Дрогон не сжёг колдунов.

Чуть дальше Дени наткнулась на пир мертвецов. Зверски убитые, они валялись среди поломанных стульев и разрубленных столов в лужах стынущей крови. Многие лишились рук, ног и даже голов, но отрубленные руки по-прежнему сжимали кровавые чаши, деревянные ложки, куски дичи и краюхи хлеба. Над ними сидел на троне мертвец с волчьей головой, в железной короне. Вместо скипетра он держал в руке баранью ногу, и его глаза с немым призывом смотрели на Дени.Битва королей, Дейнерис IV


Видение будущего. Это предсказание Красной Свадьбы — резни в Близнецах, в которой был убит Король Севера Робб Старк. После смерти Робба убийцы, глумясь, отрезали ему голову и пришли голову убитого лютоволка. Корона Короля Севера действительно сделана из железа и бронзы.

Дени узнала эту комнату. Она хорошо помнила эти толстые стропила с вырезанными на них головами животных. И лимонное дерево за окном! Его вид наполнил тоской её сердце. Это он — дом в Браавосе, дом с красной дверью. Не успела Дени сообразить это, в комнату вошел старый сир Виллем, тяжело опираясь на трость.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Это дом сира Виллема Дарри в Браавосе, где прошло детство Дейнерис.

Там простирался огромный зал, самый большой из виденных ею. Черепа драконов смотрели вниз с его стен. На величественном шипастом троне сидел старик в богатых одеждах, темноглазый, с длинными серебристыми волосами.
— Да будет он королём обгорелых костей и поджаренной плоти, — сказал он человеку внизу. — Да будет он королём пепла.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Это тронный зал Красного замка и отец Дейнерис — король Эйрис II Таргариен. Незадолго до смерти, когда война уже была проиграна, и Роберт Баратеон с мятежной армией наступал на Королевскую Гавань — Эйрис велел заминировать город диким огнём и поджечь. Человек внизу — это лорд Россарт, алхимик-пиромант и последний десница Эйриса. Джейме Ланнистер позже вспоминал аналогичные слова Эйриса, сказанные последним незадолго до смерти: «Пусть Роберт царствует над кучей костей и горелого мяса»[9].

Визерис, подумала она, когда перед ней предстала следующая картина, но тут же поняла, что ошиблась. Волосы у этого человека были как у её брата, но он был выше и глаза имел не лиловые, а цвета индиго.
— Эйегон, — сказал он женщине, лежавшей с новорожденным на большой деревянной кровати. — Лучше имени для короля не найти.
— Ты сложишь для него песню? — спросила женщина.
— У него уже есть песня. Он тот принц, что был обещан, и его гимн — песнь льда и огня. — Сказав это, мужчина поднял голову, встретился глазами с Дени и как будто узнал её. — Должен быть ещё один, — сказал он, но Дени не поняла, к кому он обращается — к ней или к женщине на постели. — У дракона три головы. — Он взял с подоконника арфу и провел пальцами по её серебряным струнам. Звуки, полные сладкой грусти, наполнили комнату.Битва королей, Дейнерис IV


Видение прошлого. Мужчина с арфой, безусловно, принц Рейгар Таргариен, старший брат Дейнерис; женщина на постели — его жена Элия, а ребёнок — его сын Эйгон. Предсказание «принц, что был обещан» является очень древним, но Призрак Высокого Сердца напророчила Джейхейрису II рождение такого принца среди потомства его детей. По словам мейстера Эймона, Рейгар первоначально относил пророчество к себе самому, а после трагедии Летнего Замка к своему сыну Эйгону. Сам мейстер Эймон незадолго до смерти в Браавосе пришел ко мнению, что «обещанный принц» — это неверное истолкование, и речь на самом деле о принцессе — Дейнерис Таргариен.

Слова «должен быть ещё один» и «у дракона три головы» не совсем ясны. Предположительно, речь о детях Рейгара — двое его детей, Рейнис и Эйгон, носили имена исторических Рейнис и Эйгона, так что третий ребёнок, если бы он появился на свет и оказался дочерью, закономерным образом получил бы имя Висенья в честь Висеньи Таргариен. Этот триумвират на трёх драконах в свое время завоевал Семь королевств.

Однако слова Рейгара обращены уже не к Элии, а к самой Дейнерис, так что, может быть, он учёл в расчёте и её, и речь не о Рейнис и Эйгоне, а о Дейнерис и Эйгоне. В «Танце с драконами» появился новый Таргариен, Юный Гриф. Если то, что в книге говорит он сам и что говорят о нём, правда, он и есть тот самый Эйгон, которого Дейнерис в Доме Бессмертных видит в образе младенца в колыбели, и он является второй «головой» после Дейнерис, и где-то существует и третья.

Тот факт, что драконов у Дейнерис как раз трое, как и у троицы Эйгон-Рейнис-Висенья, и им понадобится ещё два — кроме самой Дейнерис — наездника, заставляет думать, что места «двух голов» займут ещё два каких-то персонажа, которые, строго говоря, даже не обязаны быть Таргариенами. До выхода «Танца с драконами» среди поклонников саги бытовало мнение, что места наездников займут двое участников Миэринского узла — назывались, в частности, Тирион Ланнистер и Квентин Мартелл, а также Джон Сноу, не участвоваший в Миэринском узле, но, по некоторым версиям, также связанный с Таргариенами (Родители Джона Сноу). В «Танце с драконами» два из трёх драконов так и остались без наездников, а Квентин Мартелл погиб, так что разрешение вопроса осталось отложенным.

Игра теней… дни, еще не осуществлённые… испей из чаши льда… испей из чаши огня… Матерь драконов… дитя троих… Ибо три головы у дракона… Матерь драконов… дитя бури… Три огня должна ты зажечь… один за жизнь, один за смерть, один за любовь… Трёх коней должна ты оседлать… один для похоти, один для страха, один для любви… Три измены должна ты испытать… одну из-за крови, одну из-за золота, одну из-за любви…Битва королей, Дейнерис IV


Всё это туманное пророчество имеет отношение к будущему Дейнерис.

  • «Чаши льда и огня», напоминающие о «песни льда и огня» принца Рейгара и о названии всей саги Мартина.
  • «Дитя троих» — неясно. Может указывать на основателя династии Таргариенов Эйгона и двух его сестёр-жён, Рейнис и Висенью, или на какой-то более близкий по времени треугольник. Также есть предположение, что это относится к Джону Сноу: по популярной версии, он является сыном Рейгара и Лианны, в то же время выращенный Эддардом Старком как его сын.
  • «Дитя бури» — очевидно, указание на прозвище «Бурерождённая». Дейнерис родилась во время сильного шторма.
  • «Три огня, трёх коней, три измены» — распространено мнение, что первые события из каждого набора на этот момент уже произошли: «огонь за жизнь» — рождение драконов, «конь для похоти» — брак с Дрого (формулировка for bed подразумевает и супружескую постель), измена из-за крови — измена мейги Мирри Маз Дуур. Относительно других событий есть только туманные гипотезы: «конь для страха» может быть оседланным для битвы драконом; огонь за смерть, возможно — скорое сожжение дома Бессмертных.

Предсказанными изменами сама Дейнерис не вполне уверенно считала измены Джораха Мормонта и Бурого Бена Пламма — правда, оба предали её не ради золота, а уж хронологически последнюю измену Бурого Бена и его наёмников никак нельзя назвать «изменой из-за любви». Возможно, «измена из-за любви» ещё произойдет; ее можно связывать с личностями опять-таки Джораха Мормонта или Даарио Нахариса.

Визерис кричал, а расплавленное золото текло по его лицу и заливало ротБитва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Это смерть Визериса на пиру в Ваэс Дотрак, где кхал Дрого «короновал» его горшком расплавленного золота.

Высокий меднокожий лорд с серебристо-золотыми волосами стоял под знаменем с эмблемой огненного коня, а позади него пылал город.Битва королей, Дейнерис IV

Это сын Дейнерис, Рейго, из несбывшегося пророчества о «жеребце, который покроет весь мир». У него медная кожа, как у дотракийцев, и серебристо-золотые волосы, как у самой Дейнерис; он должен был стать великим кхалом и сжечь многие города. Дейнерис уже видела этот образ в лихорадочном бреду после родов и кровавого обряда Мирри Маз Дуур, где Рейго также выглядел высоким и гордым, с медной кожей Дрого и серебряно-золотыми волосами Дейнерис.

Любопытно, что у Эйгора Риверса, бастарда Эйгона Недостойного и основателя отряда Золотых Мечей, также был на гербе огнедышащий конь. Однако Эйгор Риверс был темноволос и совсем не похож на описанного в видении «меднокожего лорда».

Рубины, словно капли крови, брызнули с груди гибнущего принца, и он упал на колени в воду, прошептав напоследок женское имя.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Это смерть Рейгара Таргариена в бою на Трезубце. Его доспехи действительно были украшены рубинами, которые потом вылавливали из реки монахи Тихого острова. Любопытно, что Рейгар перед смертью шепчет женское имя — возможно, «Лианна».

Красный меч светился в руке голубоглазого короля, не отбрасывающего тени.Битва королей, Дейнерис IV

Видение настоящего. Существуют версии, что это Иной или даже Великий Иной, но вероятнее всего, что это Станнис Баратеон со своим мечом Светозарным. У Станниса синие глаза, как и у всех Баратеонов. Он не отбрасывает тени — тени Станниса служили Мелисандре исполнителями её воли (одна из таких теней убила Ренли Баратеона).

Тряпичный дракон раскачивался на шестах над ликующей толпой.Битва королей, Дейнерис IV


Неясно. Дейнерис обратила на этот образ особенное внимание, в последующем диалоге с Джорахом Мормонтом назвала увиденную в Доме Бессмертных куклу «скоморошьим драконом» и поясняет: «Тряпичный, на палках. С такими сражаются герои в скоморошьих представлениях». Не исключено, что это какой-то противник, которому Дейенерис будет противостоять в будущем. Скомороший дракон вторично упоминается в предсказании под хурмой в «Танце драконов».

В «Танце» появляется весьма вероятный претендент на эту роль, «скрытый Таргариен» — Эйгон Юный Гриф. Юный Гриф может быть как настоящим сыном Рейгара, чудесно спасшимся от смерти и скрывающимся под чужой личиной (поэтому «скомороший»), так и самозванцем, подготовленным Варисом и Иллирио Мопатисом (поэтому «тряпичный»).

Существуют гипотезы, связывающие «скоморошьего дракона» с другими персонажами — Квентином Мартеллом или даже Тирионом Ланнистером. В жилах Квентина есть и немного крови Таргариенов, а в путешествии в залив Работорговцев ему тоже пришлось скрываться под фальшивой личиной. Тирион, по некоторым фанатским гипотезам, — сын не Тайвина Ланнистера, а покойного короля Эйриса II Таргариена; более того, в течение «Танца» он носил клоунский наряд и к Дейнерис явился в буквальном смысле в роли скомороха.

С дымящейся башни взлетело крылатое каменное чудище, выдыхая призрачный огонь.Битва королей, Дейнерис IV

Неясно. «Дымящаяся башня» очень напоминает Драконий Камень с его вулканической активностью и каменными изваяниями драконов. Известно, что Ширен Баратеон боялась, что каменные драконы её съедят, а Мелисандра обещала Станнису оживить каменного дракона, что, впрочем, так и не было претворено в жизнь. Бран Старк тоже видел дракона над горящим замком, но другим — Винтерфеллом («дракон в Винтерфелле»). В контексте «Танца с драконами» возникли предположения, что каменный дракон и есть сама Ширен — у неё есть немного крови Таргариенов, и она больна серой хворью; в таком случае распространение болезни, которого опасалась Вель, и есть «призрачный огонь».

Её серебристая кобылка трусила по траве к тёмному ручью под звёздным небом.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. У ручья под звёздным небом прошла первая брачная ночь Дейнерис и Дрого.

На носу корабля стоял труп с горящими глазами на мёртвом лице, с печальной улыбкой на серых губах.Битва королей, Дейнерис IV


Неясно. Упоминание трупа с горящими глазами напоминает об упырях, однако здесь мертвец стоит на корабле. Разные гипотезы предлагали на эту роль разных персонажей, связанных с морем и способных в настоящем или в будущем выглядеть наподобие мертвецов: Теон Грейджой после плена у Рамси Болтона; Эурон Грейджой; Виктарион Грейджой; Герион Ланнистер, без вести пропавший в море; Давос Сиворт. Виктарион Грейджой в морском путешествии к Дейнерис оказывается на грани смерти и исцеляется с помощью магии теней, сотворённой Мокорро.

В «Танце» появляется ещё один кандидат — Джон Коннингтон, который сначала плывёт на корабле по реке Ройне, а потом пересекает Узкое море для вторжения в Вестерос. У Коннингтона голубые глаза. Он болен неизлечимой серой хворью и осознаёт, что скоро умрёт (возможно, поэтому «труп» и «серые губы»).

В спойлерной главе Ветров Зимы также появляется похожая сцена: по приказу Эурона Грейджоя капитаны Железных Островов привязывают к носам своих ладей пленных Жрецов (включая Пиата Прея и его колдунов), к носовой фигуре молчаливой привязывают Эйрона Мокроголового, брата Вороньего Глаза и жреца Утонувшего Бога, а также наложницу Фалию Флауэрс, которой также вырезали язык.

На ледовой стене вырос голубой цветок, наполнив воздух своим ароматом.Битва королей, Дейнерис IV

Ледовая стена — конечно, Стена на Севере; речь, скорее всего, идёт о Джоне Сноу. Голубые розы уже ассоциировались с Лианной Старк. Этот фрагмент предсказаний часто используется как доказательство того, что Джон Сноу не сын Эддарда, но сын Лианны (Родители Джона Сноу). По менее популярной гипотезе, голубые розы связана не конкретно с Лианной, а со Старками вообще (как, например, в «Песни о Зимней розе»).

В палатке плясали тени, бескостные и жуткие.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого — обряд, совершенный Мирри Маз Дуур для исцеления Дрого. Это также может быть сцена убийства Ренли Баратеона, тоже произошедшего в палатке, но там была только одна тень.

Маленькая девочка бежала босиком к большому дому с красной дверью.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Дом Виллема Дарри уже появлялся в предыдущих видениях. Девочка, скорее всего, сама Дейнерис. Существует гипотеза, что это Арья Старк, по какой-то причине посещающая дом Виллема Дарри в Браавосе — по крайней мере, её тоже можно назвать маленькой девочкой, и она находится в Браавосе.

Мирри Маз Дуур истошно кричала в пламени, и дракон проклевывался наружу из её лбаБитва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Фантастически искажённый финал «Игры престолов» — сожжение Дрого, смерть Мирри Маз Дуур и рождение драконов.

Серебристая лошадь волокла за собой окровавленный голый труп.Битва королей, Дейнерис IV

Видение прошлого. Казнь виноторговца, попытавшегося отравить Дейнерис вином.

Белый лев бежал в траве выше человеческого роста.Битва королей, Дейнерис IV

В Дотракийском море водятся белые львы храккары — шкуру одного из них Дрого подарил Дейнерис. Возможно, имеется в виду Джейме Ланнистер — лев (Ланнистер) с одной стороны, и белый рыцарь Королевской Гвардии — с другой. Это может быть и Тирион Ланнистер — у него почти белые волосы, и он карлик, т.е. на самом деле не трава выше льва, а лев ниже травы.

Трясущиеся нагие старухи вылезали из озера близ Матери Гор и становились перед ней на колени, склонив седые головы.Битва королей, Дейнерис IV

Неясно. Дейнерис в Вейес Дотрак уже встречалась со старухами у Матери Гор — кругом Дош кхалин, но подобного преклонения перед ней не было. Возможно, в будущем ей ещё придется вернуться в Вейес Дотрак и подчинить себе дотракийцев. По другой версии, это, как и «меднокожий лорд», видение несбывшегося будущего Дейнерис.

В финале «Танца с драконами» Дейнерис возвращается к дотракийцам со своим драконом Дрогоном, так что это событие может сбыться в начале «Ветров зимы».

Десять тысяч рабов воздевали окровавленные руки, пока она неслась мимо, как ветер, на своей Серебрянке.Битва королей, Дейнерис IV

Видение будущего. Это, несомненно, освобождение рабов в городах работорговцев: в Астапоре Дейнерис купила тысячи солдат-Безупречных, объявила их свободными и велела убивать работорговцев и освобождать. Благодарные рабы провозгласили её своей матерью.

Телесериал

Во втором сезоне телесериала HBO показаны три новые видения, отличающиеся от того, что Дейнерис увидела в книге. Эти сцены вызвали оживлённое обсуждение как среди зрителей сериала, так и среди читателей книг.

Войдя в Дом Бессмертных, Дейнерис оказывается в тронном зале Красного замка — заброшенном, с проломленной крышей и падающим через него зимним снегом. Дейнерис намеревается прикоснуться к запорошенному снегом Железному Трону, но следует дальше. Она проходит через ворота, оказывающимися воротами Чёрного замка в Стене, выходит за Стену и видит среди метели дотракийский шатёр. Внутри шатёр освещён тёплым солнечным светом, и там её ждут умершие близкие: муж Дрого и сын Рейго. Дейнерис разговаривает с ними, но понимает, что имеет дело с иллюзией, и покидает шатёр. В мрачном зале без окон находятся её похищенные колдунами драконы; Пиат Прей приветствует Дейнерис и заковывает её в цепи, говоря: «добро пожаловать домой», — но драконы сжигают колдуна заживо.

Возможно, эти картины — по крайней мере, заброшенный тронный зал и Дейнерис за Стеной — могут предвещать не только будущее сериала, но и будущее книжной серии: в пятой книге в Вестерос приходит зима, многие связанные с Железным Троном персонажи уже мертвы или скоро погибнут, а Дейнерис, как предполагают многие читатели, еще может сразиться с Иными за Стеной.

Предсказания Куэйты для Дейнерис

Первое предсказание асшайка сделала Дейнерис в Кварте:

Чтобы попасть на север, ты должна отправиться на юг. Чтобы попасть на запад, должна отправиться на восток. Чтобы продвинуться вперёд, надо вернуться назад. Чтобы достичь света, надо пройти через тень.Битва королей, Дейнерис III


  • Чтобы попасть на север, ты должна отправиться на юг — существует теория о том, что Вестерос напрямую граничит с Асшаем, а точнее с Краем Теней. В книгах никогда не упоминалось, где заканчиваются границы земель за Стеной. Так же неизвестны восточные границы Эссоса. Если Асшай простирается на юго-восток, то вполне вероятно граничит с северо-западом Вестероса (земли за Стеной). Таким образом, Дени должна отправится в Асшай (на юг), и оттуда попасть в Вестерос (на север).
  • Чтобы попасть на запад, должна отправиться на восток — это опять таки относится к предыдущей теории. Асшай может простираться на юго-ВОСТОК и граничить с северо-ЗАПАДОМ Вестероса. То есть, Дени действительно может отправиться на восток и прибыть на запад.
  • Чтобы продвинуться вперёд, надо вернуться назад — в конце «Танца с драконами» Дейнерис попадает в руки кхала Поно. Таким образом, Дени действительно попадает «назад».
  • Чтобы достичь света, надо пройти через тень — именно эту часть предсказания сама Дени воспринимает, как приглашение в Асшай. На вопрос, что такого есть в Асшае, чего нет в Кварте, Куэйта ответила: «истина». «Тень» опять-таки напоминает о Крае Теней. «Свет» можно отнести к видениям Брана Старка («Он поглядел за Стену[…]. Всё дальше и дальше на север уходил его взгляд — к завесе света в конце мира, а потом и за эту завесу…».

Второе предсказание Куэйта сделала, когда явилась Дени в виде призрака в Миэрине. Дейнерис ясно видела Куэйту, стоящую под хурмовым деревом недалеко от бассейна, и получила возможность поговорить с ней. Куэйта сделала следующее предсказание:

Стеклянные свечи горят. Скоро придет бледная кобылица, а за ней и другие. Кракен и тёмное пламя, лев и грифон, сын солнца и скомороший дракон. Не верь никому из них. Помни Бессмертных. Берегись надушенного сенешаля.Танец с драконами, Дейнерис II


Стеклянные свечи — очевидно, свечи Марвина-Мага в Цитадели; их волшебный свет свидетельствует о возвращении в мир магии. Бледная кобылица («сивая кобыла» в переводе Виленской) — мрачный символ войны и болезни: на бледной кобылице в Миэрин прибыл умирающий от кровавого поноса гонец из Астапора, и после этого название «бледная кобылица» прочно привязалось к эпидемии кровавого поноса, охватившей и лагерь астапорских беженцев, и сам Миэрин, и осадившую его юнкайскую армию.

Кракен, тёмное пламя, лев, грифон, сын солнца и уже упоминавшийся в видениях Дома Бессмертных скомороший дракон — это участники миэринского узла, стремящиеся в Миэрин к королеве Дейнерис. Однако не все они в реальности достигли Миэрина.

Существуют и альтернативные толкования. Так, «тёмное пламя» может относиться не к Мокорро, а к кому-то из «скрытых Таргариенов», возможно, и Эйгону Юному Грифу, если он на самом деле не сын Рейгара, а потомок Деймона Блэкфайра: слова «тёмное пламя» (dark flame) отчетливо напоминают фамилию Блэкфайр (буквально: «чёрный огонь»). Слова «скомороший дракон» некоторые читатели относили к Квентину Мартеллу или даже Тириону Ланнистеру: в жилах Квентина есть и немного крови Таргариенов и перед попыткой похищения драконов свою одежду он называет «скоморошьим нарядом», в путешествии в залив Работорговцев ему тоже пришлось скрываться под фальшивой личиной, как и Эйгону. Тирион, по некоторым фанатским гипотезам, — сын не Тайвина Ланнистера, а покойного короля Эйриса II Таргариена; более того, в течение «Танца» он носил клоунский наряд и к Дейнерис явился в буквальном смысле в роли скомороха.

«Надушенным сенешалем» Дейнерис сочла своего собственного сенешаля Резнака мо Резнака, склонного к использованию сильно пахнущих духов. Однако подобное название, кроме того, носило судно «Селасори Кхорун» («селасори» — благоухающий, издающий приятный запах; «кхорун» — тот, кто помогает правителю вести дела, стюард, сенешаль), на котором в залив Работорговцев плыли Тирион Ланнистер, Джорах Мормонт и Мокорро. «Селасори Кхорун», на самом деле, не доплыл до самого Миэрина, так что неясно, почему Куэйта предупредила Дейнерис остерегаться его. Ещё один персонаж, пользующийся духами — это евнух Варис, который, правда, был не сенешалем, а мастером над шептунами; если Варис действует в интересах конкретно Юного Грифа, а не Таргариенов вообще, он может представлять опасность для Дейнерис.

Видения Призрака Высокого Сердца

Призрак Высокого Сердца — это невероятно древняя старушка-альбинос с белой кожей и красными глазами, очень маленького роста, живущая на холме Высокое Сердце в Речных землях, на месте вырубленной богорощи. Её настоящее имя неизвестно, «призраком» её называют из-за народного поверия о том, что по ночам на этом месте можно встретить привидения Детей Леса. По словам Барристана Селми, Дженни из Старых Камней в своё время привозила «лесную ведьму», соответствующую описанию Призрака, ко двору короля Джейхейриса II. Призрак, в свою очередь, помнит Дженни и просит Тома из Семи Ручьёв петь про неё песни в обмен на предсказания.

«Принц, обещанный в пророчествах»

Предсказание о «принце, что был обещан», которое Дейнерис слышала в Доме Бессмертных из уст Рейгара Таргариена, было сделано Призраком Высокого Сердца (или крайне похожей на неё «ведьмой») королю Джейхейрису II. Король отнёсся к этому предсказанию крайне серьёзно и заставил своих детей — Эйриса и Рейлу — обвенчаться против их воли.

— Зачем они поженились, если не любили друг друга?
— Так приказал ваш дед. Лесная ведьма заверила его, что в их потомстве родится принц, обещанный в пророчествах.
— Лесная ведьма? — удивилась Дени.
— Она прибыла ко двору вместе с Дженни из Старых Камней. Из-за крошечного росточка и нелепого вида люди называли её карлицей. Но она нравилась леди Дженни, утверждавшей, что та была одной из Детей Леса.
— И что с ней стало?
— Летний Замок.Танец с драконами, Дейенерис


Формулировка «Принц, обещанный в пророчествах» использовалась Мелисандрой в адрес Азора Ахая и, соответственно, Станниса Баратеона, которого она считала таковым. Более того, предсказание о «принце», которое цитировали Эймон Таргариен и архимейстер Марвин («когда звёзды прольют кровь, принц родится среди соли и дыма»), совпадает с предсказанием красных жрецов о возвращении Азора Ахая. Поэтому предсказание Призрака можно рассматривать как указание на то, что кто-то из потомства Эйриса и Рейлы — Дейнерис или Эйгон — является Азором Ахаем.

Предсказания для Братства без Знамён

Призрак помогала Братству без Знамён, сообщая ему новости о ходе войны и событиях в Семи королевствах — правда, полученные путём ясновидения и часто облачённые в туманную форму.

— Старые боги неспокойны и не дают мне спать, — говорила женщина. — Во сне я видела, как тень с пылающим сердцем зарезала золотого оленя. Ещё видела человека без лица — он стоял на мосту, который качался под ним. На плече у него сидела ворона-утопленница с водорослями на крыльях. Я видела ревущую реку и женщину-рыбу. Она плыла мёртвая, с красными слезами на щеках, но когда она открыла глаза, я проснулась от ужаса.Буря мечей, Арья IV


«Тень с пылающим сердцем», которая «зарезала золотого оленя» — вполне очевидное описание убийства Ренли Баратеона колдовской тенью, порождённой красной жрицей Мелисандрой. Пылающее сердце — символ Рглора, который Станнис Баратеон поместил на свой герб.

Качающийся мост — отсылка к грядущей гибели Бейлона Грейджоя, под которым на Пайке оборвётся подвесной мост. Поскольку трон Железных островов после этого захватил неожиданно для всех явившийся на Железные острова брат покойного Эурон Грейджой, его подозревали в организации убийства Бейлона. Человек без лица — либо сам Бейлон, либо его убийца, по популярному предположению, наёмник-Безликий из Браавоса. Ворона с водорослями на крыльях — скорее всего недвусмысленное указание на прозвище Эурона — Вороний Глаз.

Женщина-рыба — это Кейтилин Старк. Она урожденная Талли, а на гербе Талли изображена рыба. Кейтилин была убита на Красной Свадьбе, и её тело было выброшено в реку. «Красные слёзы» — это кровь на разодранном её собственными ногтями лице. Но и после этого Кейтилин ещё предстояло вернуться из мёртвых в виде устрашающей мстительницы-Бессердечной.

— Король умер. <…> Мокрый. Король-кракен. Я видела во сне, что он умрёт, он и умер, и железные спруты теперь накинулись друг на дружку. Лорд Хостер Талли тоже умер. Но это вы уже знаете, верно? Козёл сидит один в чертоге королей и трясётся, а большой пёс идет на него.Буря мечей, Арья VIII


На этот раз Призрак говорила доступно и не сообщила ничего сверхъестественного. «Король-кракен» Бейлон Грейджой умер, как она и предсказывала, лорды Железных островов устроили свару из-за трона, Хостер Талли умер своей смертью, «козёл»-квохорец Варго Хоут засел в Харренхолле, к которому идет отряд «большого пса» — Григора Клигана.

— Мне снился волк, воющий под дождём, и никто не внимал его горю, — снова заговорила старушка. — Снился шум, от которого у меня чуть голова не лопнула: барабаны, рога, волынки и вопли, но печальнее всего был звон маленьких колокольчиков…Буря мечей, Арья VIII


Несомненное описание грядущей Красной Свадьбы. «Колокольчики» были на шапке шута Динь-Дона, которого перед собственной смертью зарезала Кейтилин Старк.

Снилась дева на пиру с пурпурными змеями в волосах: с их клыков капал яд. А после та же дева убила свирепого великана в замке, построенном из снега.Буря мечей, Арья VIII

Это явно Санса Старк. Пурпурные змеи у неё в волосах — это «волшебная» аметистовая сеточка для волос, в которой на свадебный пир Джоффри был пронесён яд. Великан в снежном замке — вероятно, более поздний, появляюшийся уже в «Буре мечей» эпизод в Орлином Гнезде, когда Роберт Аррен развалил куклой-«великаном» стены построенного Сансой снежного замка, а Санса отобрала у него куклу и порвала её. Некоторые читатели считают, что предсказание о «великане» ещё не сбылось, и Сансе предстоит убить Петира Бейлиша: он «великан» среди других интриганов, игроков в престолы, и на старом гербе Бейлишей изображен Браавосский Титан.

После этого предсказания Призрак Высокого Сердца обратилась к Арье:

— Я вижу тебя, — прошептала она. — Вижу тебя, волчонок. Кровавое дитя. Я думала, это от лорда пахнет смертью… — И старушка вдруг разрыдалась, сотрясаясь всем своим маленьким телом. — Жестоко было приходить на мой холм, жестоко! Я сыта горем Летнего Замка, твоего мне не надо. Прочь, тёмное сердце. Прочь!Буря мечей, Арья VIII

Арья, несмотря на юный возраст, была жестока и видела вокруг себя ещё большую жестокость, её главы в романе часто связаны со смертью. Может являться предсказанием Красной Свадьбы.

Джейме Ланнистер

Пещера призраков

Джейме Ланнистер на пути из Харренхолла в Королевскую Гавань имел неосторожность заснуть, уткнувшись головой в пень чардрева («Пень густо оброс мхом, и поэтому Джейме только сейчас рассмотрел, что он белый»[10]). Джейме приснился яркий, но сумбурный сон.

В этом сне он находился в Утёсе Кастерли, дома; при этом у него были две здоровые руки, но он был наг и безоружен. Некие враждебные тёмные фигуры с копьями повели Джейме в подземелья замка, как он знал — на погибель. В конце пути Джейме сбросили с обрыва в тёмную пещеру, частично заполненную водой. В этой пещере были его отец Тайвин, Серсея с факелом в руках и Джоффри, а также великое множество умерших предков-Ланнистеров. Вместе они заявили Джейме «Это твоё место» и ушли, однако Тайвин оставил Джейме меч, который загорелся бледным пламенем. Обходя пещеру, Джейме обнаружил закованную в цепи Бриенну Тарт, также обнажённую; Джейме разорвал на ней цепи, и Бриенна также вооружилась горящим мечом. Голос Серсеи объявил: «Огонь будет гореть, пока ты жив. Когда он погаснет, умрёшь и ты». После появились шесть конных призраков, облаченных в снежные доспехи и с плащами из тумана, с холодными мечами, переливающимися разными цветами: Рейгар Таргариен и пять покойных рыцарей Королевской Гвардии: Освелл Уэнт, Джон Дарри, Ливен Мартелл, Герольд Хайтауэр и Эртур Дейн. Они спешились и обнажили мечи, упрекая Джейме в нарушении всех клятв, которых он когда-либо давал. Собственный меч Джейме погас, и он запаниковал, но меч Бриенны всё ещё горел, когда призраки обрушились на них.

Этот сон заставил Джейме вернуться в Харренхолл за Бриенной, принудив к тому своих спутников-северян. Джейме даже рискнул своей жизнью, спрыгнув на арену к медведю. На расспросы Бриенны Джейме смог ответить только: «Ты явилась мне во сне»[10].

Внятного толкования у этого сна нет, из него можно предположить только, что Джейме будет угрожать смертельная опасность, и только Бриенна сможет его спасти. Подземелье с призраками Ланнистеров, говорящих «Это твоё место», наводит на мысли о смерти, причем Джейме видит среди мертвецов троих близких: отца Тайвина, сестру-любовницу Серсею и сына Джоффри. Тайвин и Джоффри погибли в течение той же самой книги, так что сон может предвещать смерть Серсеи. Призраки Рейгара и его рыцарей до странности напоминают Иных, вплоть до переливающихся разными цветами мечей.

Волшебные мечи Джейме и Бриенны могут быть одним и тем же важным мечом — выкованным из валирийской стали Верным Клятве, который Тайвин подарил Джейме, а Джейме отдал Бриенне. В «Танце с драконами» Джейме снова встретил Бриенну, покинул своё войско и уехал вместе с женщиной в неизвестном направлении, видимо, прямо в руки Братства без Знамён и восставшей из мёртвых Кейтилин Старк, твердо намеренной отомстить ему.

Серсея Ланнистер

Предсказания Мэгги Лягушки

Мэгги делает предсказание Серсее. Иллюстрация Cris Urdiales

Предсказания колдуньи Мэгги Лягушки были сделаны Серсее Ланнистер, когда последней было десять лет. Старая Мэгги (мейга, т.е. «ведьма», знахарка) была известна среди женщин Ланниспорта как колдунья, способная приворожить мужчин или предсказать будущее. Десятилетняя Серсея со своими подружками, Меларой Хезерспун и Джейн Фарман, во время турнира обратились к колдунье за предсказаниями. На три вопроса о будущем Серсея получила следующие ответы:

— Когда я выйду замуж за принца?
— Никогда. Ты станешь женой короля.Пир стервятников, Серсея VIII


Предсказание сбылось. Серсея была влюблена в принца Рейгара Таргариена и надеялась стать его женой. Однако Рейгар был убит на Трезубце, и Серсея стала женой короля — Роберта Баратеона.

— Но я стану королевой?
— Да. Ты будешь королевой… пока не появится другая, моложе и гораздо красивее, чтобы свергнуть тебя и отобрать всё, что было тебе дорого.Пир стервятников, Серсея VIII


Именно поэтому Серсея крайне враждебно относилась к невестам Джоффри: сначала Сансе Старк, потом Маргери Тирелл. Это предсказание может относиться и к Дейнерис Таргариен — она моложе Серсеи, очень красива и намерена вернуть себе Железный Трон, свергнув Серсею.

— У нас с королём будут дети?
— О, да. Шестнадцать у него, и трое у тебя. Золотыми будут их короны и золотыми их саваны. А когда ты утонешь в слезах, на твоей бледной шее сомкнёт свои руки валонкар и задушит в тебе жизнь.Пир стервятников, Серсея VIII


Серсея не поняла слова о шестнадцати детях короля, и троих её собственных, однако позже они оказались правдой: Роберт произвел на свет множество бастардов, а трое детей Серсеи не были детьми Роберта. Слова о коронах и саванах уже частично сбылись — Джоффри Баратеон успел побыть королём и был отравлен, а после него на престол взошёл Томмен, Мирцеллу тоже в некоем роде короновали, и она пережила покушение со стороны сира Герольда Дейна, а большинство бастардов Роберта были убиты королевской стражей — Золотыми плащами. Так же существуют спекулятивные мнения на счет будущей судьбы Джендри, который, по мнению фанатов, может оказаться наследником престола или, как минимум, станет рыцарем.

Касательно же второй части этого предсказания, в момент предсказания Серсея восприняла «валонкара» как некое мифическое чудовище. Как она выяснила позже, слово «валонкар» на высоком валирийском означает «младший брат». Серсея видела «валонкара» в Тирионе Ланнистере и с годами ненавидела своего уродливого брата всё больше. Однако её близнец Джейме Ланнистер тоже является младшим братом Серсеи (Серсея родилась на несколько минут раньше Джейме), так что валонкаром из предсказания мог оказаться и он (до того как лишился руки). Более того, убийцей Серсеи может быть вовсе не её младший брат, а чей-то другой — в предсказании было сказано просто «валонкар», а не «твой валонкар». Поскольку это слово валирийское, оно может намекать на Таргариенов, возводящих свой род к старой Валирии — Дейнерис Таргариен как младшую сестру Рейгара Таргариена или же Эйгона Юного Грифа как младшего в роду Таргариенов.

Мэгги также сделала предсказание Меларе Хезерспун (другая подружка Серсеи, Джейн Фарман, испугалась и убежала от колдуньи, не получив предсказания):

— Я выйду замуж за Джейме?
— Ни за Джейме, ни за кого другого. Твою девственность получат черви. Ты умрёшь сегодня ночью, малышка.Пир стервятников, Серсея VIII


Мелара действительно вскоре утонула в колодце. Эта смерть очень напугала Серсею, заставив её поверить в истинность предсказаний.

Сон Серсеи в ночь побега Тириона и смерти лорда Тайвина

В ночь побега Тириона и убийства им своего отца, Серсее приснился сон. Она сидит на Железном троне, возвышаясь над остальными, и все окружающие, мелкие людишки, ей кланяются. Потом появляется карлик и, тыча в неё пальцем, сотрясается от хохота. Вслед за ним толпа подхватывает хохот и также смеётся, глядя на Серсею. Тут она обнаруживает, что она голая и, прикрываясь руками, пытается спрятаться, но лезвия Железного трона впиваются в неё. Когда Серсея пытается подняться, её нога попадает в прореху в искорёженном металле. И чем больше она бьётся, тем больше трон её оплетает и рвет на куски. И всё это время её брат беснуется внизу, радостно хохоча[11].

Данный сон, как и в случае с Эддардом Старком, — предсказание о том, что, если Серсея будет продолжать добиваться власти, то погибнет позорной смертью, как многие другие до неё; вдобавок все, в том числе и Тирион, здорово посмеются над ней и её бездарным правлением. Во многом всё так и случилось — Серсея в результате своих интриг была отстранена от власти и была вынуждена совершить публичное покаяние, пройдясь от Септы Бейлора до Красного замка обнажённой и обритой. Во время этого шествия все над ней смеялись, оскорбляли и забрасывали грязью и нечистотами. После покаяния Серсея продолжает находиться под обвинением в государственной измене и прочих преступлениях и ожидает суда, но всё ещё тешит себя мыслью о возмездии и вовращении к власти.

Полное свершение этого предзнаменования ожидается в следующей книге.

Шутки Пестряка

Пестряк — это полоумный шут Станниса Баратеона, купленный Стеффоном Баратеоном в Волантисе, за морем. Спустя два дня после того, как корабль Стеффона разбился о скалы, едва живого и повредившегося рассудком Пестряка нашли среди выброшенных на берег утопленников. Он постоянно сопровождает Ширен Баратеон — только её смешат его странные шутки.

Шутки Пестряка, как правило, имеют общую форму: начало «на дне морском» и окончание «я знаю, я-то знаю». Персонажами шуток являются морские обитатели: рыбы, крабы, морские звёзды, русалки и т.п. Возможно, морское дно в некоторых репликах Пестряка олицетворяет смерть.

— На дне морском птицы носят чешую, а не перья, — сказал он. — Я знаю, я-то знаю.Битва королей, Пролог


«Чешуйчатые птицы» напоминают о драконах Дейнерис Таргариен.

— На дне морском всегда стоит лето. Русалки вплетают водяные цветы в свои косы и носят платья из серебристых водорослей. Я знаю, я-то знаю!Битва королей, Пролог


Это явно о Сансе на свадебном пиру Джоффри и Маргери. В день королевской свадьбы на Сансе было платье из серебристо-серой ткани, а в волосах — серебряная сеточка с темно-пурпурными аметистами. «Водяные цветы», о которых говорит Пестряк, вероятнее всего — анемоны (цветы пурпурного цвета). В то время как актинии или морские анемоны являются плотоядными морскими животными: они отравляют жертву сильным парализующим ядом. Как известно, в аметистах в сеточке для волос содержался сильный яд, душитель, положивший конец жизни короля Джоффри.

— Тени собрались и пляшут, да, милорд; да, милорд. Не уйдут они отсюда, нет, милорд, нет, милорд.Битва королей, Пролог


Ширен упоминала, что Пестряк часто поет эту зловещую песню. Она наводит на мысли о тенях-убийцах, которые рождала на свет Мелисандра. Эти слова также напоминают о тенях, плясавших в палатке Дрого во время обряда Мирри Маз Дуур.

— На дне морском от огня идёт не дым, а пузырьки, а пламя там зелёное, синее и чёрное.Битва королей, Давос I


Любопытно, что у драконов Дейнерис действительно цветное пламя, в тон чешуе: у Дрогона пламя чёрно-алое, у Рейгаля — оранжевое с зелеными жилками. Визерион, правда, дышит не синим, а бледно-золотым огнём.
Также данные цвета и сам контекст «морского дна» намекают на Утонувшего Бога и его жрецов — Эйрон Грейджой носит хитон, выкрашенный в зелёный, синий и серый цвета. Возможно, пузырьки, идущие от огня, относятся к ритуалу утопления послушников.

На дне морском снег идет снизу вверх, а дождь сух, словно кость.Буря мечей, Давос I


Снег, идущий снизу вверх — игра слов, от фамилии Джона Сноу (англ. snow — снег), и речь в предсказании идет либо о его иерархическом росте на Стене (от клятвопреступника к лорду-командующему), либо о том времени, когда Джон взбирался на Стену вместе с одичалыми.

Кровь дурака, и кровь короля, и кровь из девичьего лона — брачные цепи не хуже скуют, чем крепкие цепи закона.Буря мечей, Давос II

Это очевидное указание на Красную Свадьбу: на ней была пролита кровь дурака (Эйгон Фрей), кровь короля (Робб Старк) и кровь из девичьего лона (Рослин Фрей лишилась девственности). Вторая половина цитаты передана в русском переводе неточно: в оригинале было but chains for the guests and chains for the bridegroom — «цепи для гостей и цепи для жениха». Действительно, Эдмар Талли и многие гости, пережившие свадьбу, оказались в цепях.

На дне морском русалки пируют супом из морских звёзд, а прислуживают им крабы.Танец с драконами, Джон VIII


Непонятно. Русалка — точнее, водяной мужского пола — изображена на гербе Мандерли. В «Танце с драконами» есть намёки на то, что Виман Мандерли убил троих Фреев и подал их мясо в пирогах. Также краб изображён на гербе дома Борреллов, а глава этого дома, Годрик, принимал троих Фреев, которые везли останки Вендела Мандерли его отцу.

— Ворона, ворона! — закричал Пестряк, увидев Джона. — На дне морском вороны белы, как снег, я знаю, знаю, о-хо-хо.Танец с драконами, Джон VIII


«Воронами» называют братьев Ночного Дозора. «Белые вороны» напоминают об упырях, восставших из мертвых. Не исключено, что это индивидуальное предупреждение самому Джону Сноу.

Прочь, прочь, — пропел шут. — Пойдём со мной на дно морское, прочь, прочь, прочь.Танец с драконами, Джон VIII


Учитывая, что Вель считала Ширен покойницей, эти слова могут быть предвестием смерти девочки.

Мы войдём в море и выйдем из него. Мы поедем под волнами на морских коньках, а русалки будут дуть в раковины, возвещая наш приход, о, о, о!Танец с драконами, Джон XIII


Речь идет об экспедиции в Суровый Дом. Морской конек находится на гербе Веларионов, вассалов Станниса; известно, что Ауран Уотерс, бастард-Веларион, ушел в море с новопостроенным королевским флотом и исчез — эти корабли очень пригодились бы как Станнису для войны, так и для спасения одичалых в Суровом Доме. Русалки снова напоминают о Мандерли — речь может идти о Вимане Мандерли, готовом предать Русе Болтона, или о городе Мандерли, Белой Гавани.

Видения в огне

Мелисандра

Как и некоторые другие красные жрецы, Мелисандра владеет искусством предсказывать грядущее по пламени: всматриваясь в огонь, она видит в нём образы настоящего или будущего. Мелисандра многим пожертвовала ради этого дара, но не без гордости думала про себя, что никто в ордене не умеет видеть будущее в огне лучше её. Она указывала, что увиденное в пламени можно претворить в жизнь или, наоборот, предотвратить, и сама активно занималась и тем, и другим. Станнис Баратеон, явно со слов самой Мелисандры, говорил, что она видит в пламени множественные варианты развития событий, подчас противоречащие друг другу: каждый человек отбрасывает в будущее несколько теней, одни слабее других.

Смерть Ренли и воин в зелёных доспехах

Мелисандра видела в огне смерть Ренли Баратеона[12]. Об этом предсказании известно только со слов Селисы, жены Станниса Баратеона:

Мой брат молод и крепок, — сказал Станнис жене, — и его окружает огромное войско вкупе с этими его радужными рыцарями.
— Мелисандра видела в пламени его смерть.Битва королей, Пролог


Ренли носил очень красивые зелёные доспехи с оленьими рогами, по которым его легко узнавали соратники. Мелисандре было и другое видение, о котором упоминал Станнис Баратеон, — именно оно подтолкнуло Станниса и Мелисандру к убийству Ренли:

Мелисандра видела в пламени и другое — день, когда Ренли в своих зелёных доспехах разбил моё войско у Королевской Гавани. Если бы я встретился с братом там, погибнуть бы мог я, а не он.Битва королей, Давос II


Однако войско Станниса действительно было разбито у Королевской Гавани соединённой армией Ланнистеров и Тиреллов (Битва на Черноводной), и в авангарде скакал воин в зелёных доспехах Ренли — переодетый Гарлан Тирелл; сопровождавшие его рыцари также кричали «Ренли». Большинство рыцарей и солдат Станниса с самого начала были людьми Ренли, тела убитого короля никто из них не видел (его увез и тайно похоронил Лорас Тирелл), и при появлении воскресшего Ренли они поспешили бросить знамена Станниса и перейти на сторону противника. Таким образом, сбылись оба видения: Ренли был убит, и Ренли победил на Черноводной.

Мелисандра также видела в огне смерть Кортни Пенроза, кастеляна Штормового Предела — после смерти Ренли только отказ Пенроза сдать замок Станнису препятствовал выступлению его армии на столицу. На следующую ночь Давос Сиворт провез Мелисандру в туннель под замком, и рождённая жрицей тень убила Пенроза.

Возрожденный Азор Ахай

Мелисандра утверждала, что Станнис Баратеон — реинкарнация Азора Ахая, Воина Света, мессии рглорианства.

— В древних книгах Асшая сказано, что придёт день после долгого лета, когда звёзды прольют кровь и холодное дыхание тьмы коснется мира. В этот страшный час некий воин вынет из огня пылающий меч, и меч этот будет Светозарным, Красным Мечом Героев, и тот, кто владеет им, будет новым Азором Ахай, и тьма расступится перед ним.Битва королей, Давос I

В пророчестве сказано: когда воссияет красная звезда и опустится тьма, Азор Ахай возродится вновь среди дыма и соли и пробудит драконов из камня. Красная звезда пришла и ушла, а место дыма и соли — это Драконий Камень. Станнис Баратеон — вот возрождённый Азор Ахай!Буря мечей, Давос III


Это пророчество, также известное как предсказание о «принце, что был обещан», принадлежит не самой Мелисандре: ему уже много веков, и с ним были знакомы последние Таргариены и мейстер Марвин. Рейгар Таргариен считал обещанным принцем себя, а позже — своего сына Эйгона. Именно это пророчество упоминалось в видениях Дейнерис Таргариен в Доме Бессмертных («Он тот принц, что был обещан, и его гимн — песнь льда и огня»).

По собственному толкованию Мелисандры, пророчество относится к церемонии, которую она провела на Драконьем Камне в начале 299 года, перед вступлением Станниса в Войне: воин — Станнис Баратеон, кровавая звезда — красная комета в небесах, холодное дыхание тьмы — приближающаяся зима и появление Иных. Существуют другие толкования пророчества, относящие его к Дейнерис Таргариен, Джону Сноу и другим персонажам (подробнее в статье Азор Ахай).

Новые узурпаторы

После новостей о смерти Робба Старка и Бейлона Грейджоя Станнис посчитал, что теперь Север и Железные острова неизбежно должны перейти на сторону законного короля, то есть его собственную. Мелисандра заверила Станниса, что на место покойных «узурпаторов» придут новые:

— Полное прощение для тех, кто раскается в своей измене и присягнет своему законному королю. Они должны понять…
— Они не поймут, — тихо сказала Мелисандра. — Я сожалею, ваше величество, но это ещё не конец. Новые лжекороли явятся, чтобы возложить на себя короны умерших.
— Новые? — Во взгляде Станниса читалось желание задушить её. — Новые узурпаторы? Новые изменники?
— Я видела это в пламени.Буря мечей, Давос V


Действительно, место покойного Бейлона Грейджоя занял его брат Эурон Грейджой, а место Джоффри Баратеона — который был убит уже после этого диалога — занял его брат Томмен Баратеон. Кроме того, в книгах появляются новые претенденты на корону, такие, как Дейнерис Таргариен и Юный Гриф. Правда, трон короля Севера после смерти Робба Старка остался незанятым, но его еще может занять кто-то другой в будущем («Волки ещё вернутся»).

Город с деревянными стенами

В Чёрном замке Мелисандра использовала свой талант, чтобы шпионить за армией Русе Болтона, собирающейся в Барроутоне в это же самое время.

Я видела город с деревянными стенами и деревянными улицами. Там было много воинов, и над ним развевались знамёна: лось, боевой топор, три сосны, три топора, перекрещенных под короной, конская голова с огненными глазами.Танец с драконами, Джон IV


Окружающие настолько привыкли к предсказаниям Мелисандры, что не стали сомневаться в достоверности этой информации и вполне серьёзно обсуждали её на военном совете. Клейтон Саггс смог даже назвать дома, чьи гербы были на знамёнах: Хорнвуды, Сервины, Толхарты, Рисвеллы, Дастины. Действительно, почти ту же картину видел Вонючка в самом Барроутоне:

Вот и бревенчатая стена Барроухолла. На четырехугольных башнях видны знамёна: дредфортский человек с содранной кожей, боевой топор Сервинов, сосны Толхартов, водяной Мандерли, скрещённые ключи старого лорда Локе, великан Амберов, каменная рука Флинтов, лось Хорнвудов. У Стаутов в гербе шеврон, красный с золотом, у Слейтов — двойная белая лента с серым полем внутри. Четырёх Рисвеллов из Родников представляют четыре конские головы: серая, чёрная, золотая, каштановая.Танец с драконами, Вонючка III


Девочка в сером

В Чёрном замке Мелисандру посетило новое видение, которым она поделилась с лордом-командующим Джоном Сноу:

Ваша сестра ещё не потеряна. <…> Вашу сестру я видела в пламени. Она бежит от навязанного ей брака — бежит сюда, к вам. Девочка в сером на умирающей лошади.Танец с драконами, Джон VI


Этому видению предшествовала новость о браке Рамси Болтона и Арьи Старк (на самом деле Джейни Пуль), который планировалось заключить в Винтерфелле. Неудивительно, что Мелисандра решила, что видит в огне именно Арью. Мелисандра неоднократно пыталась повторить видение, и иногда успешно. Она отслеживала географию движения девочки, отмечала, что та избегает людского жилья и часто переправляется через ручьи, чтобы сбить погоню со следа. Благодаря Мансу Налётчику, хорошо знающему Север, им удалось установить, что девочка едет к Стене в обход Королевского тракта, к востоку от Длинного озера.

Девушка в сером на измождённой кобыле действительно добралась до Стены и нашла убежище в Чёрном замке, но это была не Арья и не Джейни Пуль, а Алис Карстарк, бегущая совсем от другого брака: Арнольф Карстарк планировал выдать её за своего сына Крегана.

Вороны без глаз

Когда Джон Сноу отправил три партии по три разведчика за Стену — выяснить, что там творится — Мелисандра предупредила его, что один из этих отрядов погибнет:

Слушай меня, Джон Сноу: из девяти ворон, что ищут твоих врагов в белом лесу, трое уже мертвы. Они пока не умерли, но едут навстречу смерти. Ты хотел сделать их своими глазами, но они вернутся к тебе без глаз.Танец с драконами, Мелисандра


Примерно две недели спустя дозорные обнаружили перед воротами Чёрного замка вкопанные колья с отрубленными головами троих разведчиков: Чёрного Джека Балвера, Волосатого Хэла и Гарта из Зеленополья. Глаза у всех троих были вырваны — своего рода подпись Плакальщика, который и до того был известен тем, что вырывал пленным глаза.

Ночные видения

В «Танце с драконами» есть глава Мелисандры, показывающая, как именно выглядят видения в огне — это хоровод фантасмагорических образов, сменяющих друг друга. Задачей, которую ставила перед собой Мелисандра, был поиск девочки в сером, однако она увидела много других вещей и напряжённо пыталась разгадать, что они значат. Её постоянно преследует образ множества черепов, видимо, символизирующих смерть.

Безглазые лица вновь обращали к ней окровавленные глазницыТанец с драконами, Мелисандра

Видимо, это опять Джек Балвер и его спутники, убитые одичалыми.

…башни у моря рушились под темным приливом. Черепа появлялись и таяли, тела смыкались в порыве страсти, извивались, терзали друг друга. По тёмному небу за языками огня проносились большие крылатые тени.Танец с драконами, Мелисандра

Я видела башни у моря, захлестнутые кровавым приливом, — там они и нанесут свой главный удар.Танец с драконами, Мелисандра

Сама Мелисандра заявила Джону Сноу, что это Восточный Дозор-у-моря, и что именно туда одичалые нанесут новый удар. Правда, Мелисандра уже видела Восточный Дозор и отметила, что башни в видении были другие, однако посчитала это просто неточностью сна. Возможно, Мелисандра видела падение какого-то другого приморского замка: Драконьего Камня или Штормового Предела: первый уже взят войском Ланнистеров, хотя на Стене об этом ещё не знают; второй должен быть захвачен Золотыми Мечами в начале «Ветров зимы». Крылатые тени отчётливо напоминают о драконах — возможно, Мелисандра видела битву у стен Миэрина.

Вот показалось чьё-то лицо — не Станнис ли? Нет, не он. Деревянный, мертвенно-белый лик. Враг? Пламя взметнулось, уставив на жрицу тысячу красных глаз: он видит её. Мальчик рядом с ним задрал свою волчью голову и завыл.Танец с драконами, Мелисандра

Это, очевидно, Трехглазая ворона (Бринден Риверс) и его ученик Бран Старк. Трехглазая ворона — это альбинос с мертвенно-белой кожей, сросшийся с деревом; ещё век назад о Бриндене Риверсе говорили, что у него «тысяча глаз и один». Бран — варг, оборотень, вселяющийся в своего лютоволка Лето, поэтому Мелисандра видит его одновременно мальчиком и волком.

Жар ласкал кожу, как пальцы любовника, из прошлого слышались голоса. «Мелони», — позвала женщина, «Номер семь!» — крикнул мужчина.Танец с драконами, Мелисандра

Видимо, это прошлое самой Мелисандры. «Номер семь» (точнее, «лот семь») напоминает об аукционе, возможно, работорговом; Тирион Ланнистер и Пенни чуть позже по книге были проданы работорговцами как «лот девяность семь». Упомянуто, что Мелисандра была рабыней при Красном Храме; вообще, многие красные жрецы были когда-то рабами, купленными Храмом на аукционах и воспитанными в качестве жрецов. «Мелони» может быть настоящим простонародным именем жрицы, который она изменила на более аристократический псевдоним «Мелисандра».

Снежинки слетали с неба, навстречу им поднимался пепел. Огненные стрелы летели поверх деревянной стены, мертвецы брели под серым утёсом, где в сотне пещер горели костры. Задул ветер, поднялся белый, нестерпимо холодный туман, и костры один за другим стали гаснуть. Из всех картин в очаге остались лишь черепа, символы смерти.Танец с драконами, Мелисандра


Судя по описанию, это Суровый Дом: в пещерах нашли укрытие остатки разгромленной армии Манса, последовавшие за Матушкой Кротихой. Это видение может означать, что одичалые в Суровом Доме будут обороняться против армии упырей и проиграют.

Пламя потрескивало, шепча: «Джон Сноу». Его продолговатое лицо в оранжево-красной раме то возникало, то исчезало — тень, едва различимая за струящимся занавесом. То он человек, то волк, то опять человек. Черепа, не желавшие уходить, тесно обступали его. Мелисандра и раньше видела, что он в опасности, пыталась предостеречь его от врагов, от кинжалов во мраке.Танец с драконами, Мелисандра


Джон Сноу, как и его братья и сестры, варг, оборотень, вселяющийся в своего лютоволка Призрака — точно так же Мелисандра видела и Брана Старка, тоже варга, получеловеком-полуволком. Ему угрожает опасность: старые дозорные считают, что Джон Сноу ведёт Дозор навстречу гибели, и строят против него заговор. В конце книги Боуэн Марш, Вик Посошник и несколько других заговорщиков нападут на Джона с кинжалами и, возможно, убьют. Среди читателей существует гипотеза о том, что Джон действительно был убит, но его душа после смерти переселится в тело Призрака, поэтому Мелисандра и видит превращение Сноу в волка.

Сейчас, однако, она даже своего короля не может найти. Она молит об Азоре Ахай, а Рглор показывает ей одного только Сноу.Танец с драконами, Мелисандра

Некоторые читатели воспринимает эту фразу как указание на то, что Джон Сноу — а не Станнис Баратеон — и есть Азор Ахай, исполнитель пророчества об обещанном принце, а Мелисандра обманывает себя, видя Азора Ахая в Станнисе.

Шут с окровавленными губами

Мелисандра делала Джону Сноу ещё одно предупреждение по поводу Пестряка, полоумного шута Баратеонов:

— Этот дурак опасен, — помрачнела жрица. — Я много раз видела его в пламени: вокруг него черепа, и его губы красны от крови.Танец с драконами, Джон X


Пестряк — достаточно странный персонаж, сам по себе, похоже, наделённый даром ясновидения, но он до сих пор никак не угрожал окружающим, и мрачное предсказание Мелисандры остается непонятным.

Станнис Баратеон

Битва в снегу

После битвы на Черноводной Станнис Баратеон, всматриваясь в пламя вместе с красной жрицей, видел события битвы на Кулаке Первых Людей. Это было первое видение в огне, посетившее Станниса.

После битвы, когда меня снедало отчаяние, леди Мелисандра сказала, чтобы я посмотрел в пламя очага. Тяга была сильная, и хлопья пепла летели вверх. Я смотрел на них, чувствуя себя дураком, но она сказала, чтобы я вгляделся получше, и вот пепел сделался белым и летел уже не вверх, а вниз. Это снег, подумал я. Искры превратились в кольцо факелов, и я понял, что смотрю сквозь огонь на какой-то холм в лесу. Угли стали одетыми в чёрное людьми, и в снегу зашевелились какие-то фигуры. Несмотря на жар от огня, я ощутил пронизывающий холод, и картина вдруг пропала. Но то, что я видел, было правдой, клянусь своим королевством.Буря мечей, Давос IV


Это, несомненно, Битва на Кулаке Первых Людей, в котором отряд Ночного Дозора был атакован полчищами упырей. Дозорные традиционно носят чёрные одежду и доспехи; их лагерь находился на холме среди леса — Кулаке Первых Людей. На вершине холма находилась кольцевая каменная стена, выстроенная ещё Первыми Людьми; по приказу Джиора Мормонта на ней было зажжено кольцо факелов.

Король в огненной короне

В ночь накануне дня, когда на Драконий Камень пришли вести о Красной свадьбе, Станнис заглянул в горящий камин в палате Расписного Стола и увидел в огне новое, сильно напугавшее его видение:

Прошлой ночью, глядя в этот очаг, я тоже увидел кое-что в пламени. Я увидел короля с огненной короной на челе, и он горел… горел, Давос. Собственная корона пожирала его плоть и обращала его в пепел. Я не нуждаюсь в Мелисандре, чтобы это истолковать! И в тебе тоже!Буря мечей, Давос V


Станнис не объяснял, как он сам истолковал видение, но, по всей видимости, в огненном короле он увидел самого себя. Станнис носил корону красного золота с зубцами в форме языков пламени; стремление Станниса утвердиться в качестве короля Семи Королевств на протяжении книг причинило много несчастий окружающим и ему самому. Некоторые читатели видят в этом видении пророчество, предполагая, что Станнис в будущих книгах должен в буквальном смысле сжечь сам себя.

Повести о Дунке и Эгге

Вещие сны Дейрона Пьяницы

Дейрон Пьяница, старший сын Мейкара Таргариена, опустившийся апатичный пьяница, судя по всему, обладал даром зеленовидения и видел вещие сны. В «Межевом рыцаре» при первой встрече с Дунканом Высоким в гостинице заявил, что видел того во сне, а в ночь перед Судом Семерых рассказал и сам сон:

Мои сны не такие, как у вас, сьер Дункан. Мои сбываются. Они пугают меня. Как и вы. Мне снились вы и мертвый дракон — здоровенный змей, с крыльями такими широкими, что они могли бы покрыть этот луг. Он рухнул на вас — однако вы были живы, а он мертв.
— Я убил его?
— Этого я не могу сказать — однако вы были там оба.Межевой рыцарь


Дункан и Дейрон оба проассоциировали дракона с Таргариенами и правильно решили, что этот сон предвещает скорую смерть кого-то из Таргариенов. Дейрон, который вообще не любил схваток и толком не умел драться, опасался, что погибнет во время боя; однако он отделался сломанной ногой, тогда как Бэйлор Сломи Копье получил смертельную рану в голову и умер вскоре после судебной схватки.

В «Таинственном рыцаре» есть слова Эгга о том, что драконы вернутся — Дейрон видел это в своих снах. С рождением драконов Дейнерис Таргариен это предсказание сбылось.

Вещие сны Деймона Блэкфайра-младшего

Деймон Блэкфайр-младший, он же Джон Скрипач, вероятно, также обладал даром зеленовидения. В «Таинственном рыцаре» он рассказывал Дункану Высокому о своих снах:

— Я грезил, — сказал Скрипач, — вы были в белом с ног до головы, а длинный белый плащ струился с ваших широких плеч. Вы были Белым Мечом, Присягнувшим Братом Королевской Гвардии, величайшим рыцарем во всех семи королевствах, и вы жили лишь, чтобы защищать и служить на благо своего короля. — Он положил руку Дунку на плечо. — Вам грезилось то же самое, я знаю.Таинственный рыцарь


Возможно, это была всего лишь грубая лесть с целью привлечь Дунка на свою сторону — тем более, что дальше Деймон открыто соблазнял Дунка званием рыцаря Королевской Гвардии и титулом лорда. Однако годы спустя Дункан Высокий действительно стал лордом-командующим Королевской Гвардии.

— Надеюсь, вы больше станете доверять моим словам, когда увидите, как появится дракон.
— Появится дракон? Живой дракон? Где? Здесь?
— Мне снилось это. Этот бледный белый замок, вы, дракон, вылупляющийся из яйца.Таинственный рыцарь

Этот более важный сон стал основанием для всего Второго восстания Блэкфайра: Деймон был убеждён, что дракон вылупится из яйца в Белостенном, поэтому свадьба и турнир в этом замке стали прикрытием для заговора.

Бринден Риверс, говоря об этом сне, заметил, что Деймон ошибся лишь с цветом дракона, и указал на Эгга. Эгг проявил себя в Белостенном, по своей инициативе попытавшись отправить отцу весть о заговоре, а потом запугав блефом лорда Амброза Баттервелла — отчасти поэтому восстание и провалилось.

Источники

пошлите друзьям во́рона
Наверх